Перейти к материалам
истории

20 лучших русских и иностранных книг за десятилетие с 2010-го по 2020-й. Выбор Галины Юзефович

Источник: Meduza

«Медуза» продолжает подводить итоги десятилетия. Этот итоговый список составила литературный критик «Медузы» Галина Юзефович — она выбрала десять лучших российских и десять лучших переводных книг, вышедших с 2010 года. Нет идей, что почитать на праздниках? Вот сразу 20 вариантов.

Русская литература

Михаил Шишкин. Письмовник. М.: АСТ, Астрель, 2010

Вовка и Сашка любят друг друга, и нет в мире ничего важнее, чище и прекраснее их любви. Вовку забирают в армию, они с Сашкой начинают писать друг другу письма, а потом Вовка погибает, но парадоксальным образом их переписка не прерывается. Роман Михаила Шишкина — лучший в русской литературе ХХI века опыт осмысления войны и любви, которая сильнее смерти, а также силы и бессилия слова перед лицом реальной жизни. 

Евгений Водолазкин. Лавр. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2012

Своим мудрым и многослойным «Лавром» Евгений Водолазкин возвращает русское Средневековье (и — шире — русскую традицию в целом) в пространство актуальной словесности. Юноша Арсений становится невольным виновником смерти своей возлюбленной и их нерожденного сына и за это возлагает на себя пожизненное бремя: ему предстоит странствовать по миру, охваченному чумой и эсхатологическими ожиданиями, сохраняя любимую в своем сердце. Путь целителя, юродивого, паломника, монаха — герой Водолазкина проживает сразу несколько жизней, наглядно демонстрируя читателю условность и относительность такой категории, как время.  

Захар Прилепин. Обитель. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2014

Соловецкий лагерь в самом большом и важном романе Захара Прилепина становится моделью России в миниатюре: здесь собраны представители всех видов и типов обитателей империи — от жуликов до аристократов и от священников до разнообразных «инородцев». По форме — сложносочиненный и полифоничный плутовской роман в жутких лагерных декорациях, по смыслу — одно из самых ярких, горьких и парадоксальных высказываний о российской истории и современности.

Гузель Яхина. Зулейха открывает глаза. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2015

Роман, разом перевернувший отечественные представления о так называемой женской литературе, о взгляде на прошлое и о механизмах писательского успеха (после выхода «Зулейхи» никому не известная дебютантка превратилась в звезду российской словесности). История молодой женщины из патриархальной татарской деревни, вместе с другими жертвами репрессий угнанной в Сибирь, в исполнении Яхиной становится волнующим гимном женской стойкости и праву на персональное счастье посреди глобального ада. 

Алексей Иванов. Тобол. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2016–2017

С большим запасом лучший исторический эпос десятилетия и один из лучших исторических романов в истории русской литературы в целом. Воссозданная Ивановым Сибирь Петровской эпохи становится в «Тоболе» пространством интриг, головокружительных приключений, свершений, подвигов, открытий и колдовства. Отдельно примечательно, что за прошедшие с его выхода годы роман стал атрибутом сибирской идентичности и одним из локальных сувениров — наравне с кедровыми орехами и вареньем из шишек. 

Дмитрий Быков. Июнь. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017

Роман-триптих, объединенный общей темой: близкой и неотвратимой войной (вынесенный в заголовок июнь — это июнь 1941-го), которую все герои так или иначе ждут, притягивают и призывают. Не опускаясь до прямых аллюзий и подмигивания, Дмитрий Быков, тем не менее, из аутентичного исторического материала ухитряется вылепить роман редкой эмоциональной силы и едва ли не болезненной актуальности. 

Виктор Пелевин. iPhuck 10. М.: Эксмо, 2017

Изменение гендерных ролей, сексуализация гаджетов, искусственный интеллект, современное искусство — в своем лучшем романе прошедшего десятилетия Виктор Пелевин собирает все самые важные тенденции дня сегодняшнего, продлевает их в будущее и доводит до логического предела. Увлекательный ментальный эксперимент, отлитый ко всему прочему в форму детектива с тремя последовательными фальшивыми концовками.  

Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017

Уникальный случай в отечественной практике, когда читательская любовь опередила профессиональное признание: «Петровы в гриппе и вокруг него» сначала стали хитом в виде электронной толстожурнальной публикации и только потом попали на орбиту литературных премий, издательств и критики. История обычной на первый взгляд екатеринбургской семьи, накануне Нового года подхватившей особо зловредный вирус, оборачивается причудливой сказкой — смешной и страшноватой, рассказанной уникальным, ни на что не похожим языком.  

Владимир Медведев. Заххок. М.: Arsis Books, 2017

Выдающийся и редкий в русскоязычном литературном пространстве образец постколониальной прозы. В своем мрачном, масштабном и полифоничном романе Владимир Медведев описывает гражданскую войну в Таджикистане после распада СССР, умело балансируя при этом на грани журналистской точности и высокой философской притчи. 

Дмитрий Глуховский. Текст. М.: АСТ, 2017

Семь лет назад на дискотеке двадцатилетнему Илье менты подкинули наркотики. За студента филфака некому оказалось вписаться, он отмотал срок по полной, и вот наконец возвращается с зоны в родную Лобню — в полную пустоту. На время покинув нишу фантастики, Дмитрий Глуховский обращается к самой живой, горячей современности со всеми ее неприглядными атрибутами: полицейским произволом, коррупцией, социальным расслоением, — и возносит материал теленовостей до уровня подлинной и высокой человеческой трагедии. 

Переводная литература

Мишель Уэльбек. Карта и территория. М.: АСТ, CORPUS, 2011. Перевод М. Зониной

Вершина творчества Мишеля Уэльбека в уходящем десятилетии и самое совершенное воплощение магистральных тем во всем творчестве писателя. Пронзительный, трагичный и вместе с тем неожиданно остроумный роман об упадке западной цивилизации, о современном искусстве и человеческом одиночестве.

Юваль Ной Харрари. Sapiens. М.: Синдбад, 2016. Перевод Л. Сумм

Самый обсуждаемый, критикуемый и цитируемый гуманитарный нон-фикшн десятилетия. Израильский профессор-историк Юваль Ной Харари попытался с научных позиций ответить на вопрос, почему именно человечеству удалось стать доминирующим социальным видом на планете, и пришел к выводу, что причина этого кроется в нашей уникальной способности к сторителлингу. Получилось в высшей степени спорно, избыточно концептуально и совершенно захватывающе. 

Элена Ферранте. Неаполитанский квартет. М.: Синдбад, 2017. Перевод О. Ткаченко

Новое дыхание литературы, традиционно именуемой «женской», и величайший пример литературной мистификации со времен Ромена Гари и Эмиля Ажара. Неизвестный автор, укрывшийся под псевдонимом Элена Ферранте, буквально взорвал книжный рынок своей тетралогией о жизни двух подруг из нищего неаполитанского предместья, доказав, что по-настоящему выдающаяся, волнующая проза вовсе не обязана быть глубокомысленной и сложной. 

Джеффри Евгенидис. А порою очень грустны. М.: АСТ, CORPUS, 2012. Перевод А. Асланян

В своем последнем на сегодня, самом камерном и человечном романе американский классик Джеффри Евгенидис обращается к теме взросления и любви. Излагая историю студенческой дружбы и любовного треугольника, писатель с безупречной ясностью фиксирует болезненное и щемящее ощущение уходящей юности с ее интеллектуальной перенасыщенностью, с предельной обостренностью всех чувств, с трагическим ощущением непреложности любого выбора, со свободой, серьезностью, одиночеством, любовью и неприкаянностью. 

Гиллиан Флинн. Исчезнувшая. М.: Азбука, 2014. Перевод Г. Корчагина

Главный триллер 2010-х годов и священный Грааль всех издателей, упорно не теряющих надежды найти нечто «вроде Флинн» и потому ежегодно выводящих на рынок ее бесчисленных (и по большей части совершенно беспомощных) эпигонов. Мощная семейная драма, помноженная на захватывающий сюжет, целая компания ненадежных рассказчиков и щедрая россыпь ложных финалов — словом, книга, меняющая стандарты в сфере остросюжетной прозы и наши представления о ее месте в жанровой иерархии.

Донна Тартт. Щегол. М.: АСТ, CORPUS, 2014. Перевод А. Завозовой

Каждая книга Донны Тартт — заметное явление, но с «Щеглом» ситуация особая: этот роман стал одним из главных событий не только в литературной, но и, шире, в культурной и интеллектуальной жизни десятилетия. В одной только России история мальчика, потерявшего мать во время теракта и укравшего знаменитую картину голландского художника, разошлась тиражом более 200 тысяч экземпляров. Мировой успех «Щегла» может служить утешительным свидетельством того, что читательская аудитория, несмотря на все алармистские прогнозы, предельно далека от деградации и по-прежнему способна оценить сложный и изысканный роман, насквозь пропитанный диккенсовскими и набоковскими аллюзиями. 

Ханья Янагихара. Маленькая жизнь. М.: АСТ, CORPUS, 2016. Перевод А. Борисенко, А. Завозовой, В. Сонькина

Без преувеличения главная книга, посвященная ключевой теме десятилетия — травме и ее переживанию. История Джуда — человека, ставшего в детстве жертвой страшного насилия и живущего с этой болью на протяжении всей жизни, — и в России, и во всем мире вызвала полемику, далеко выходящую за пределы собственно литературы. Ханье Янагихаре удалось создать текст, работающий как магический кристалл: каждый видит в нем что-то глубоко личное и откликается на увиденное со всей остротой и страстью.

Кадзуо Исигуро. Погребенный великан. М.: Эксмо, 2016. Перевод М. Нуянзиной

Главная тема всего творчества нобелевского лауреата Кадзуо Исигуро — это память, ее зыбкость и ненадежность. В «Погребенном великане», написанном в жанре фэнтези, писатель ставит вопрос предельно жестко и предметно: чем мы готовы заплатить за хрупкий мир, основанный на забвении, и какой ценностью обладает любовь, если память иллюзорна и мы, по сути дела, не знаем тех, кого любим? Безусловно, одна из важнейших книг нашего времени, особенно — для нашей страны с ее вечными проблемами в области исторической памяти и принятия прошлого. 

Йен Макдональд. Цикл «Луна». М.: АСТ, Астрель СПб., 2017–2020. Перевод Н. Осояну

К концу XXI века Луна колонизирована и стала домом для нескольких миллионов землян. Грандиозная трилогия англичанина Йена Макдональда — это одновременно причудливая семейная сага, захватывающий триллер (в основе повествования — битва между могущественными экономическими кланами), интереснейший мысленный эксперимент (выросшее с нуля лунное общество живет совсем не так, как земное) и лучшее свидетельство того, что жанр научной фантастики жив, здравствует и способен порождать яркие и масштабные феномены. 

Вьет Тхань Нгуен. Сочувствующий. М.: АСТ, CORPUS, 2018. Перевод В. Бабкова

На поверхности — увлекательная история вьетнамца-полукровки, двойного агента во время вьетнамской войны. В глубине — сложное, глубокое и парадоксальным образом очень актуальное для сегодняшней России размышление о положении интеллектуала в расколотом мире и о той границе, за которой стремление сочувствовать всем сторонам конфликта и избегать однозначных выводов оборачивается преступлением.

Галина Юзефович

Реклама