Перейти к материалам
Сергей Колоцей (в гражданской одежде) в офисе СДЭК
истории

«Сказали выслать подтверждения моей непричастности на электронную почту» В начале мая украинская Генпрокуратура обвинила белоруса Сергея Колоцея в убийстве мирных жителей Бучи. Он рассказал «Медузе», что произошло после этого

Источник: Meduza
Сергей Колоцей (в гражданской одежде) в офисе СДЭК
Сергей Колоцей (в гражданской одежде) в офисе СДЭК
Беларускі Гаюн

В апреле телеграм-канал «Беларускі Гаюн» опубликовал несколько видео из отделений службы доставки СДЭК в белорусском Мозыре, в которых видно, как российские военные отправляют огромные посылки в Россию. В видео попал и 35-летний житель Беларуси Сергей Колоцей — он отправлял в Ульяновск крышку багажника (на кадрах он был в гражданской одежде). Вскоре после этого Генпрокуратура Украины обвинила Колоцея в убийстве мирных жителей Бучи — и назвала командиром подразделения Росгвардии из Ульяновской области. Сам Колоцей отвергает все обвинения и говорит, что никак не связан с военными или силовыми структурами. За месяц Генпрокуратура Украины так и не привела конкретных доказательств его виновности — при этом в ведомстве подчеркнули, что «есть основания считать, что он убил четверых человек и истязал как минимум одного человека». Сергей Колоцей рассказал «Медузе» о том, как за этот месяц изменилась его жизнь.

Я всю жизнь прожил в городе Мозырь в Беларуси. С 2011 года работаю инженером по техническому надзору за строительством на Мозырском нефтеперерабатывающем заводе. 

Я никогда не имел никакого отношения к силовым структурам ни в Беларуси, ни тем более в России. Я даже никогда не служил в армии — поскольку был не годен из-за спортивной травмы, которую получил на занятиях единоборствами очень давно. При прохождении медицинской комиссии в военкомате меня комиссовали из-за разрыва менисков.

Но справку о негодности мне не дали, поскольку каждые полгода надо проходить повторную комиссию: если недееспособность подтверждается или травма беспокоит, то отсрочка продлевается. В военном билете у меня написано «не служил».  

В России я был, но давно — ездил туда на соревнования по рукопашному бою. В Украине в последний раз был в 2019 году — отдыхал вместе с семьей в Железном Порту (село на берегу Черного моря в Херсонской области, — прим. «Медузы») и Одессе. До этого мы много раз ездили в Киев — гуляли, отдыхали. Город всегда оставлял хорошие впечатления. Нам из Мозыря до Киева ближе, чем до Минска.

В помещении СДЭК в Мозыре я оказался 2 апреля. У меня был выходной, я поехал отправить покупателю из Ульяновска битую крышку багажника своего автомобиля, которую еще в марте выставил на продажу

В отделении СДЭК было много российских солдат, которые отправляли множество вещей. Все они были запакованы — я не рассматривал, что там внутри. Мне хотелось поскорее отправить свою крышку багажника и уехать, так как я спешил. Присутствие [российских] военных [в СДЭК] меня не смутило — их много в нашем городе уже на протяжении нескольких месяцев.

Почему российских солдат обвинили в мародерстве

Полтонны «трофеев» «Медуза» разыскала российских военных, отправлявших огромные посылки от границы с Украиной в Рубцовск. Именно в этот город идет большинство таких грузов

Почему российских солдат обвинили в мародерстве

Полтонны «трофеев» «Медуза» разыскала российских военных, отправлявших огромные посылки от границы с Украиной в Рубцовск. Именно в этот город идет большинство таких грузов

О том, что меня обвинили в убийствах и пытках в Буче, я узнал 2 мая от своих друзей. Они сбросили мне видеоролик с украинским журналистом Дмитрием Реплянчуком — в нем он обвинил меня в том, чего я не совершал. Затем друзья скинули мне ссылку на телеграм-канал Генпрокуратуры Украины, где было опубликовано мое фото и заявление о моей причастности к убийствам четырех жителей Бучи. Генпрокурор Украины Ирина Венедиктова в своем фейсбуке назвала мое имя, заявила, что я командир подразделения Нацгвардии РФ, и обвинила в убийстве мирных жителей.

Если честно, я был в шоке. Я не понимал, почему они сделали такое заявление! Я не могу даже предположить, откуда Генпрокуратура взяла эти данные.

Мне и моей жене стали сыпаться сотни сообщений в социальных сетях от незнакомых мне людей — с угрозами расправы. На протяжении двух недель ежедневно приходили десятки сообщений. Звонили со скрытых номеров. Кто-то взломал мою страницу во «ВКонтакте», все мои фото разошлись по сети вместе с фотографиями из отделения СДЭК. Фото сопровождали комментарии, что я некий командир Росгвардии. Но все это — вымысел. Я не знаю, почему меня приняли за российского военного. 

Никто из представителей силовых структур Украины [до сих пор] не связывался со мной. К огромному сожалению, я не владею никакой информацией о ходе расследования [против меня]. Я дозвонился по одному из номеров Бучанской прокуратуры. Трубку подняла девушка — я представился и спросил, с кем можно пообщаться по поводу выдвинутых против меня подозрений. Также я сообщил ей, что у меня есть доказательства моей непричастности к произошедшему — и что я все это время [войны] находился в Мозыре, в Беларуси. Девушка сказала, что надо выслать подтверждения моей непричастности на электронную почту, указанную на официальном сайте украинской Генпрокуратуры. Я не смог отправить подтверждения, поскольку сайт выдавал ошибку. Больше у меня не получилось узнать никакой информации.

Буча

Буча. Пригороды Киева. Самые страшные кадры этой войны Российские войска отступили из Киевской области. Вот что они оставили после себя

Буча

Буча. Пригороды Киева. Самые страшные кадры этой войны Российские войска отступили из Киевской области. Вот что они оставили после себя

Тогда я сам обратился в белорусскую прокуратуру с заявлением о клевете в мой адрес и поступающих в адрес моей семьи угрозах. Мне сообщили, что возбуждено уголовное дело [по поводу обвинений со стороны Генпрокуратуры Украины]. Сейчас проводится проверка — и, насколько мне известно, подтверждается моя непричастность к каким-либо преступлениям в Украине. 

Я надеюсь, что правоохранительные органы Украины свяжутся с органами Беларуси, чтобы получить необходимую информацию. Надеюсь на благоразумие и профессионализм представителей правоохранительных органов Украины. На то, что они более детально изучат все факты и снимут свои подозрения.

Сложно описать, что пришлось пережить моим родным. Психологически тяжело, когда идет такой прессинг. Невозможно понять, чего ожидать, как будут дальше развиваться события и как действовать в такой ситуации. Не каждый день меня обвиняют в военном преступлении. Естественно, из моего окружения никто не поверил в эти обвинения: коллеги и друзья всячески меня поддерживают. Люди на улице порой узнают, подходят, интересуются, как дела, и выражают поддержку.

Мое личное отношение к войне — ужасное. Я всегда был против любой войны, какой бы она ни была. Ведь погибают много людей — дети, женщины, старики. Разрушаются города и дома, которые годами строили. Я против!

Военные преступления российских солдат

«Думаешь, я этого хочу? Я больной. Я ненормальный» Российские солдаты насиловали женщин и убивали мужчин в мирном селе под Киевом. Расследование «Медузы»

Военные преступления российских солдат

«Думаешь, я этого хочу? Я больной. Я ненормальный» Российские солдаты насиловали женщин и убивали мужчин в мирном селе под Киевом. Расследование «Медузы»

Записала Анастасия Жвик