Перейти к материалам
Квартира в одном из домов Чернигова после обстрела. 27 марта 2022 года
истории

Мама, я не хочу, чтобы это продолжалось. Прекратите Спецкор «Медузы» Лилия Яппарова смогла попасть в Чернигов прямо перед тем, как он оказался в полной изоляции от мира. Вот что она там увидела

Источник: Meduza
Квартира в одном из домов Чернигова после обстрела. 27 марта 2022 года
Квартира в одном из домов Чернигова после обстрела. 27 марта 2022 года
Natalia Dubrovska / EPA / Scanpix / LETA

В конце марта российская армия пообещала снизить свою активность на черниговском направлении. Это обещание стало одним из главных итогов переговоров России и Украины в Стамбуле. Тем не менее сам Чернигов (который лежит на пути российских войск к Киеву) уже почти неделю остается в блокаде. По утверждению волонтеров и местных властей, Россия обстреливает людей, которые пытаются покинуть населенный пункт. Спецкор «Медузы» Лилия Яппарова побывала в Чернигове прямо перед тем, как началась осада, — и рассказывает, что происходит в городе, который близок к гуманитарной катастрофе.

Кость в горле

На второй неделе марта в блиндаже у Волка и Бурундука на окраине Чернигова стало тесно.

«У нас и так была выкопана комнатка просто внутри рва — примерно как половина моей кровати, — говорит Волк и кивает на свою больничную койку; с корреспондентом „Медузы“ украинский военный разговаривает в одной из палат областной больницы Чернигова. — А тут еще Морячок и Снайпер прибегают с перепуга. И там, где мы вдвоем еле помещались, нас стало четверо».

Накануне того дня, который описывает Волк, Морячку и Снайперу пришлось ночевать в окопе с телами двух сослуживцев. Их не получалось эвакуировать из-за постоянных обстрелов. На вторые сутки Морячок и Снайпер не выдержали: они выбрались из траншеи и залезли в блиндаж к Волку и Бурундуку.

Утром 10 марта Волк отправился в соседнюю траншею — чтобы вытащить «двухсотых», после чего Морячок и Снайпер могли бы вернуться обратно в свой окоп из переполненного блиндажа.

Убитые пролежали в окопе два дня. Одному из бойцов — Волк не знает ни его имени, ни позывного — оторвало ноги. До машины эвакуации тело донесли с трудом. «Ребята боялись брать там, где поотрывало [конечности], — вспоминает Волк. — Руки тряслись».

Место, где держали позицию Волк с Бурундуком, находится прямо на пути российских войск в Киев — под Черниговом, в районе села Новоселовка. «Им нужна была асфальтовая дорога [для прохода техники] — по-другому никак, — считает Волк. — Мы у них как кость в горле стояли».

В ожидании атак российской пехоты бойцам приходилось терпеть артиллерийские и авиационные обстрелы. Россияне попробовали уничтожить украинские укрепления даже с помощью танков — пытаясь «прорыться» до блиндажей ударами снарядов, которы