Перейти к материалам
Кадры из видеообращений Айшат Сайгидгусейновой и Патимат Сайгитовой
истории

Двух уроженок Дагестана похитили из казанского шелтера люди в полицейской форме. До этого девушки жаловались на невыносимую жизнь в семье

Источник: Meduza
Кадры из видеообращений Айшат Сайгидгусейновой и Патимат Сайгитовой
Кадры из видеообращений Айшат Сайгидгусейновой и Патимат Сайгитовой
«Мамин дом»

Вечером 18 октября полицейские забрали из кризисного убежища в Казани двух уроженок Дагестана вместе с маленьким ребенком и передали их родственникам. До этого девушки в течение года просили правозащитников о помощи, жалуясь на невыносимую жизнь в семье. «Медуза» рассказывает главное, что нужно знать об инциденте — как минимум втором за последние несколько месяцев, о котором стало известно правозащитникам и журналистам.

Двадцатилетние подруги Айшат Сайгидгусейнова и Патимат Сайгитова покинули родной Дагестан 16 октября. Вместе с собой Айшат забрала свою двухлетнюю дочь. Около 4 часа утра 18 октября девушки были уже в кризисном убежище для женщин с детьми «Мамин дом» в Казани.

Уже по дороге в Казань обе подруги записали видеообращения на сайт МВД и написали заявления на имя министра внутренних дел РФ Владимира Колокольцева (видео и копии заявлений есть в распоряжении редакции «Медузы»). В этих обращениях Айшат и Патимат сообщали, что покинули дом по собственному желанию, просили не объявлять их в розыск и не сообщать их местонахождение родственникам.

Ранее похожее видеообращение записывала сбежавшая из дома в начале июня чеченка Халимат Тарамова, но ей это не помогло. Дагестанским девушкам тоже.

Вечером того же дня, когда они приехали в Казань, в их шелтер ворвались сотрудники местной полиции и забрали Патимат, Айшат и ее маленькую дочь. После 10 часов вечера подруги снова вышли на связь. В переписке с правозащитницей и журналисткой Светланой Анохиной, с которой ознакомилась «Медуза», Патимат сообщала: «Полиция пришла в центр, и мы пошли в отдел, там все решили и возвращаемся домой. Все в порядке. Не волнуйтесь». Также девушка говорила, что решение это добровольное и давления на них никто не оказывает. Но по словам сотрудников убежища, за несколько часов до этого Айшат и Патимат обсуждали планы на жизнь: девушки хотели найти работу, а ребенка устроить в детский сад. 

Как сообщил РБК 19 октября, сейчас обе девушки находятся дома в Махачкале — об этом журналистам рассказал отец Патимат Сайгитовой. Он также заявил, что девушки сами решили вернуться домой, а полиция за ними не приходила вообще. В республиканском МВД журналистам РБК сказали, что по сообщениям о похищении двух девушек людьми в полицейской форме открыта проверка.

Светлана Анохина рассказала «Медузе», что Айшат и Патимат дружили с детства. Судьбы их складывались похоже. Заявления, которые они писали при заселении в шелтер, начинаются одинаково. Девушки пишут в них, что их выдали замуж против их воли — одну в 18, другую в 17. Они жалуются на невыносимую атмосферу дома, на ругань, на то, что без разрешения им никуда нельзя выходить из дома, что им запрещали учиться и работать. Патимат, по ее словам, таким обращением довели до выкидыша. Айшат рассказывала сотрудникам шелтера, что муж систематически принуждает ее к сексу — а с будущим супругом девушка познакомилась буквально в первую брачную ночь.

Айшат также сообщала, что не училась, а отец просто купил для нее справку об окончании девяти классов. Фактически все ее образование — это один год в исламской школе для девочек. По мнению их родственников, задача девушек состояла в том, чтобы обслуживать мужа и растить детей, а для этого образование не нужно. Под своим заявлением в МВД вместо росписи Айшат написала собственное имя. 

Также Айшат говорила, что опасается своего отца. Портал «Даптар» сообщает, что ее отец — Алигаджи Сайгидгусейнов, исламский проповедник и богослов, руководитель отдела просвещения при дагестанском муфтияте по Хасавюртовскому району. В переписке с правозащитниками девушка рассказывала, что боится даже его взгляда. «Когда муж сказал, что я инстаграм скачивала в телефон, что я ему не улыбаюсь, все время как больная хожу, отец сказал, что это все твоя вина, сказал: „Вот твой муж, умри там рядом с ним, терпи ради ребенка“», — писала Айшат. Девушка сообщала правозащитникам, что беспокоится за дочь и не хочет для нее такой же жизни.

Впервые подруги попросили о помощи год назад, связавшись с правозащитной группой «Марем». «Мы раза четыре возобновляли переписку, — рассказывает „Медузе“ Светлана Анохина. — Я откладывала эвакуацию, потому что девочки казались слишком неприспособленными к самостоятельной жизни, беззащитными. Их таких как будто специально растили».

Анохина опасалась, что Айшат и Патимат не выдержат условий в убежище и не смогут устроить свою жизнь. Обе девушки не имели образования, никогда не работали и постоянно находились под присмотром своих семей, говорит Анохина. Их судьбу всегда определяли старшие родственники, затем мужья. 

Тем не менее девушки были серьезно настроены бежать. Поскольку подруги воспитывались в мусульманских традициях и придерживались религиозных взглядов, активисты решили переправить их в Татарстан.

После того как Айшат и Патимат покинули дом, их сразу начали разыскивать родственники. Машину, на которой их довезли до Волгограда по пути в Казань, вычислили практически сразу, а через водителя вышли на Светлану Анохину.

Анохина рассказала корреспонденту «Медузы», что уже 17 октября, на следующий день после побега девушек, ей позвонили из полиции Хасавюрта. Она объяснила ситуацию сотруднику полиции и переслала ему копии заявлений Айшат и Патимат, а также статус их обращения, зарегистрированного на сайте МВД. По словам Анохиной, в ответ ей намекнули, что девушки могут быть причастны к ИГИЛ. Также до Анохиной дозвонился отец Айшат. «Очень вежливо общался, — рассказывает правозащитница. — Говорил, что все осознал, что позволит дочери развестись. Лгал, конечно». 

Как подруг нашли в Казани, правозащитникам точно не известно. Анохина предполагает, что девушки, вероятно, нарушили рекомендацию оставаться в помещении и вышли в магазин. Поведение одетых в полицейскую форму людей она описывает как типичное в таких ситуациях. «Они просто берут и передают [девушек] родственникам, — говорит Анохина. — Это уже традиция. [Сбежавшие] девочки приходят в полицию — их винтят». Правозащитники уже успели найти для девушек юриста, но не успели устроить с ним очную встречу. 

Алия Байназарова, президент фонда «Благие дела», которому принадлежит шелтер «Мамин дом», рассказала «Медузе», что люди в полицейской форме пришли поздним вечером. «[В это время] в убежище не было администратора, но дом был закрыт. Это наш дом, ворота, двери — все на замке. Пришли люди в форме и просто забрали девочек. На столе остался недоеденный ужин. Остается догадываться, что их вывезли принудительно».  

Что произошло с Халимат Тарамовой

Как выяснила «Медуза», чеченку Халимат Тарамову пытались «лечить» от отношений с любимой девушкой в клинике без лицензии Сообщалось, что Халимат опять пыталась сбежать из Чечни. Но жива ли она, неизвестно

Что произошло с Халимат Тарамовой

Как выяснила «Медуза», чеченку Халимат Тарамову пытались «лечить» от отношений с любимой девушкой в клинике без лицензии Сообщалось, что Халимат опять пыталась сбежать из Чечни. Но жива ли она, неизвестно

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Анна Вилисова

Реклама