Перейти к материалам
истории

Как выяснила «Медуза», чеченку Халимат Тарамову пытались «лечить» от отношений с любимой девушкой в клинике без лицензии Сообщалось, что Халимат опять пыталась сбежать из Чечни. Но жива ли она, неизвестно

Источник: Meduza
ЧГТРК «Грозный» / YouTube

Телеграм-канал Baza 11 августа сообщил, что Халимат Тарамова, которую чеченские силовики в июне 2021-го выкрали из убежища для жертв семейного насилия в столице Дагестана Махачкале, совершила очередную попытку побега из Чечни. Правозащитники не знают, где сейчас Халимат, и опасаются, что на самом деле она может быть уже мертва. «Медуза» узнала, что незадолго до первого бегства Тарамовой из Чечни родители отправили ее в «элитную клинику» без лицензии под Москвой, где «врачи» несколько месяцев пытались «вылечить» ее от отношений с Анной Маныловой.

4 июня 22-летняя Халимат Тарамова сбежала из Чечни в Дагестан. В Махачкале она находилась в кризисной квартире для женщин, подвергшихся насилию, но 10 июня туда ворвались чеченские и дагестанские силовики. Вместе с ними приехал отец девушки Аюб Тарамов, которого в СМИ называют приближенным главы Чечни Рамзана Кадырова.

Позже правозащитная группа «Марем» (ей принадлежит кризисная квартира) выложила двухминутное видео, на котором запечатлен момент вторжения силовиков. Ролик обрывается, когда к камере подходит Аюб Тарамов и выключает ее. 

По словам дагестанской журналистки и правозащитницы Светланы Анохиной, в Махачкале Халимат записала и отослала на сайт МВД России видео с просьбой не объявлять ее в федеральный розыск. В ролике девушка говорила, что добровольно ушла из дома, спасаясь от регулярных побоев и угроз, и просила не выдавать информацию о ее местонахождении родственникам.

Еще один ролик был записан, когда в квартиру пришел оперуполномоченный Далгат, фамилию которого Анохина не запомнила. Женщины пустили его, чтобы полицейский опросил Халимат; тот пообещал, что все будет в порядке. Позже он вернулся. «Он нежно, как зайка, постучал в дверь и сказал: я один, впустите, нужно поговорить, — писала Светлана Анохина в своем инстаграме. — Дальнейшее вы все знаете. Мы приоткрыли дверь, и сразу в нее ломанулись наши менты, а когда они уволокли нас в квартиру, где прятались девочки, просившие их защитить, — спокойно, не спеша, вошли наши гости из соседней республики. Пришли забирать „свое имущество“. Живого человека…»

По словам Анны Маныловой, подруги Тарамовой, когда Халимат поняла, что за ней пришли, она убежала на балкон и перелезла оттуда на карниз. «Я лучше прыгну, чем поеду с ними», — сказала девушка. В итоге ее выманили обманом: пообещав защиту, отвезли в отделение полиции Ленинского района Махачкалы, а потом дагестанские полицейские сдали ее чеченцам.  

На следующий день в отношении активисток правозащитной группы «Марем» составили протоколы по статье о неповиновении сотрудникам полиции, однако суд прекратил дело за отсутствием состава правонарушения.

Подробно о том, что происходило в кризисной квартире в Махачкале

«Мы умоляли, чтобы нас не передавали Чечне» В Дагестане силовики разгромили убежище для жертв домашнего насилия — и увезли в Чечню девушку, сбежавшую от семьи. Перед этим полиция обещала ее защищать

Подробно о том, что происходило в кризисной квартире в Махачкале

«Мы умоляли, чтобы нас не передавали Чечне» В Дагестане силовики разгромили убежище для жертв домашнего насилия — и увезли в Чечню девушку, сбежавшую от семьи. Перед этим полиция обещала ее защищать

«Будешь в клинике лечиться, пока не забудешь всяких Ань»

Халимат Тарамова родилась в состоятельной чеченской семье, в которой, кроме нее, еще четверо детей. В 2016 году она окончила частную школу «Центр образования имени первого президента Чеченской Республики, героя России Ахмат-Хаджи Кадырова» в Грозном, где училась вместе с братом Юнусом. Позже поступила в Российский новый университет в Москве.

Практически сразу после окончания школы родители Халимат отдали ее замуж за Ильяса Джамалуева, директора муниципального грозненского предприятия «Биологические очистные сооружения». В сети сохранился рекламный ролик свадебного агентства «Золотая невеста» с кадрами праздника. Но никаких следов официальной регистрации этого брака «Медузе» найти не удалось. Во всех документах Халимат фигурирует под фамилией отца, которую она после свадьбы не меняла.

В 2021 году муж Халимат якобы нашел в ее телефоне переписку, которая вызвала у него вспышку ревности, — но переписка была не с другим мужчиной, а с девушкой. Об этом корреспонденту «Медузы» рассказала Анна Манылова — именно с ней и переписывалась Халимат. Они познакомились в 2020 году в одном из чатов в телеграме, когда Халимат жила в Москве, и почти сразу начали общаться в личных сообщениях; иногда созванивались. 

Анна Манылова и Халимат Тарамова
Архив Анны Маныловой

«Она очень добрая, веселая, общительная девочка. Очень умная и начитанная, смелая, целеустремленная. Не зависит от чужого мнения. Когда мы общались, не было ни одной темы, в которой она бы не разбиралась. Мне казалось всегда, что она знает абсолютно все, — рассказывает „Медузе“ Анна Манылова. — Мы говорили о религии: я раньше не интересовалась этой темой, но она открыла мне глаза на многие вещи. Обсуждали музыку, фильмы да и все, о чем говорят обычно. Но чаще всего мы просто мечтали о будущем, строили совместные планы. Она хотела быть независимой, найти работу, жить самостоятельно».

Халимат — или Лима, как ее называет Анна, — рассказывала подруге, что не любит мужа и хочет с ним развестись, но сделать этого не может из-за давления семьи.

Со слов Анны, однажды Халимат надолго пропала из сети. Позже Анна выяснила, что муж прочитал их сообщения, избил Халимат и отвез девушку из Москвы к ее родителям в Грозный, а Анне отправил голосовое сообщение с угрозами с номера Тарамовой. В феврале 2021 года Маныловой стало известно, что Халимат находится в частной московской клинике под названием Invia Elite. Анна решила попасть туда в качестве пациентки — и впервые встретиться с Халимат вживую.

Манылова обратилась в это учреждение, заявив, что у нее депрессия. Как сообщила девушка корреспонденту «Медузы», за ее лечение там взялись, не попросив никаких документов. «Я платила часть наличными, часть переводом через Сбербанк, — говорит „Медузе“ Анна. — Договор там был, но без моих паспортных данных и без настоящей фамилии».

В распоряжении редакции есть копия чека, предоставленного Маныловой, о переводе средств на счет Татьяны Николаевны К. По словам Анны, каждый день пребывания в клинике обходился ей в 54 тысячи рублей; она провела там неделю.

У клиники Invia Elite, в которую попали Халимат и Анна, есть несколько практически идентичных сайтов с разными контактными телефонами, адресами и данными о юридической регистрации. Но везде указан одинаковый номер телефона для связи через вотсап, а также один аккаунт в телеграме —@InviaPremium.

Если изучить сайты и их архивные копии, можно заметить, что клиника связывала себя как минимум с четырьмя юридическими лицами: ООО «Вдохновение», ООО «Ал Мед», ООО «Инвиа Премиум» и ООО «Инвиа Элит».

У компаний «Вдохновение» и «Ал Мед» есть медицинские лицензии. Но «Вдохновение» было ликвидировано еще в декабре 2019 года, а сейчас в процессе ликвидации находится и «Ал Мед». Олег Дементьев, который значится руководителем этой фирмы, сообщил «Медузе», что его компания никогда не владела клиникой с таким названием.

Что касается «Инвиа Премиум» и «Инвиа Элит», в базе данных «СПАРК-Интерфакс» нет сведений о наличии медицинской лицензии у обеих этих компаний.

В архивной копии сайта invia-premium.ru от 21 сентября 2020 года сообщается номер медицинской лицензии ООО «Вдохновение», а также сама эта фирма. При этом основной государственный регистрационный номер (ОГРН) указан совсем другой компании — ООО «Инвиа Премиум», зарегистрированной в мае 2019 года.

На актуальных версиях сайтов invia-elite.ru и inviaelite.ru говорится, что организация зарегистрирована по адресу Москва, Гончарная улица, 24. По этому же адресу в октябре 2020 года было зарегистрировано ООО «Инвиа Элит». Информация об ООО «Ал Мед» и принадлежащей ему медицинской лицензии есть на актуальных версиях ресурсов invia-premium.ru, inviapremier.ru и invia-elite.ru. А на inviaelite.ru данных о лицензии и юридическом лице сейчас нет вообще.

У медицинского учреждения, которое называет себя «клиникой премиум-класса», ни на одном из сайтов нет имени главного врача. Ответившая по контактному номеру Invia Elite женщина по имени Елена сообщила корреспонденту «Медузы», что главврача зовут Василий Валерьевич; на просьбу уточнить его фамилию не ответила и бросила трубку.

Раньше имени главного врача клиника не скрывала: эту информацию можно найти в архивной копии сайта invia-premium.ru, сделанной в сентябре 2020 года. Тогда указывалось, что главврач клиники — нарколог Николай Курлович, также была опубликована его фотография.

На своей странице в фейсбуке Николай Курлович указал, что учился в Гродненском государственном медицинском университете. 

Ранее на ресурсах клиники Invia Elite Курлович был представлен как главный врач (первичная специализация — психиатрия-наркология), «врач-эксперт с 15-летним стажем, участник программы ООН по направлению лечения наркомании, многократный участник отечественных и международных конференций». 

Согласно данным электронной библиотеки elibrary.ru, Н. М. Курлович — соавтор четырех научных публикаций, три из которых вышли с одинаковым заголовком в разных изданиях.

В соцсетях также можно найти информацию, что в 2017 году Курлович занимал должность главного врача клиники по лечению зависимостей Rehab Family и был приглашен в качестве эксперта для участия в программе Андрея Малахова «Прямой эфир». 

По данным базы «СПАРК-Интерфакс», Николай Курлович ранее был гендиректором и совладельцем ООО «Реабилитация. Семья», которому принадлежит клиника Rehab Family. Сейчас, по информации, представленной на разных сервисах по поиску врачей, Николай Курлович ведет прием в клинике Invia Premium на Люблинской, 46.

Анна рассказала, что ее, Халимат и других пациентов разместили в коттедже в подмосковной деревне Картмазово. Упоминаний на ресурсах Invia Elite о подобном месте нет. Зато адрес можно отыскать на сервисе отзывов zoon.ru: Картмазово, ул. Московская, 82, — и этот адрес ранее публиковала клиника Invia Premium. Название «Инвиа Премиум» сохранилось и в «подвале» архивной копии сайта Invia Elite. 

Этот же адрес в Картмазове в качестве своего стационарного отделения указал некий элитный клинико-реабилитационный центр Premium Practice. Анна Манылова узнала на фото некоторых членов команды этого клинико-реабилитационного центра, включая главного врача, которым оказался тот самый Николай Курлович.

По информации, размещенной на сайте Premium Practice, центром владеет ООО «Премиум Практик», зарегистрированное в феврале 2021 года, а указанный номер лицензии на медицинскую деятельность принадлежит ликвидированному в 2019 году ООО «Вдохновение» (одно из четырех юридических лиц, связанных с клиникой Invia Elite). По данным ЕГРЮЛ, генеральный директор «Премиум Практик» — Николай Михайлович Курлович, а учредитель фирмы — Татьяна Николаевна Курлович.

Николай Курлович отказался разговаривать с корреспондентом «Медузы», заявив лишь, что сведения о его связях с Premium Practice, «вероятно, являются какой-то ошибкой». 

Корреспондент «Медузы» также связалась с клиникой Invia Elite, представившись матерью гомосексуальной дочери. Представительница клиники сообщила, что «такой диагноз» сейчас исключен из списка заболеваний, а их учреждение специализируется на аддикциях и психиатрических проблемах. Несмотря на это, клиника все же пригласила потенциальную «пациентку» на первичную консультацию стоимостью 10 тысяч рублей. Представительница клиники также сообщила о действующих до конца лета скидках: таким образом, цена одного дня лечения составила бы 44 тысячи рублей. 

По словам Анны Маныловой, в клинике действительно находились в основном пациенты с алкогольной и наркотической зависимостью. Но Анна познакомилась там с русскоговорящим молодым человеком из США, которого «лечили» не только от наркозависимости, но якобы и от гомосексуальности.

Пациентам было запрещено выходить дальше крыльца коттеджа, территория которого обнесена высоким забором. Звонки разрешалось совершать только под присмотром персонала. «У всех забирали телефоны, а всем новым пациентам несколько раз говорили, что тут есть чеченка Лима, которой ни в коем случае нельзя давать телефон, — рассказывает „Медузе“ Манылова. — С первого же дня меня стали лечить какими-то жесткими лекарствами, названия мне не говорили».

Халимат, по ее словам, также давали неизвестные препараты и ставили капельницы. Но в основном с девушками работали постоянно сменявшие друг друга психологи. 

Несмотря на запрет, телефон в клинику Анна все же пронесла. В ее инстаграме есть видео, некоторые кадры которого сняты в комнате Халимат. Анна рассказала, что персонал почти сразу догадался об их знакомстве: все свободное время девушки стремились проводить вдвоем. Также Анна покупала разные мелочи через администраторов, переводя им деньги с карты.

Анна провела в клинике неделю и уехала, но потом с помощью своей подруги смогла передать Халимат еще один телефон. «Никаких отклонений у Лимы нет, никакого диагноза не было, лечили, грубо говоря, от меня», — говорит Анна.

По словам Анны, психологи задавали Халимат упражнения, с помощью которых она должна была «выкинуть из головы мысли о любимой девушке»: например, специалист клиники Иван Крапивка просил ее расписать в два столбика «достоинства и недостатки Анны». У Маныловой сохранилась переписка, в которой Халимат со смехом рассказывает об этом и говорит, что в столбике с недостатками она написала «их нет». 

Халимат старалась делать вид, что «идет на поправку». «Я же [психологу] Вике [Виктории Мякишевой] воду лью, что хочу тебя забыть. Она предложила пройти технику, как отпустить человека. И я такая лежу, она просит закрыть глаза и представить, что я кидаю тебе канат. Мне так хотелось ржать, — так Халимат описывала свои впечатления в переписке, которую предоставила „Медузе“ Анна Манылова. — И [специалист клиники] Катя [психолог Екатерина Канищева] потом спрашивает: „Что с Аней?“ Я про эту технику [с канатом] рассказала, типа, очень помогает».

Примерно через полтора месяца «лечения» у Халимат внезапно сильно ухудшился слух. Как рассказала Манылова, Халимат тогда временно перестали давать лекарства и отвезли уже в обычную клинику на МРТ. К тому моменту телефон, переданный Анной, нашли и забрали, но по недосмотру персонала в комнате Халимат оказался телевизор с браузером, с помощью которого ей удавалось выходить в интернет. Позже слух к Халимат частично вернулся, но его полного восстановления не произошло.

В частной клинике Халимат провела почти три месяца. «Отец [Тарамовой] говорил: „Будешь в клинике лечиться, пока не забудешь всяких Ань“», — вспоминает Манылова. Но в конце концов родственники Халимат поняли, что врачи из них просто тянут деньги, и забрали девушку в Грозный, говорит Анна.

«В один день меня грохнут, и все»

В Чечне семья решила испытать на дочери методы «религиозной медицины».

«Я ей [Халимат] скинула статью про Аминат Лорсанову, где она рассказывала, как при матери ее палками били и изгоняли джиннов, — рассказывает Анна. — Я говорю: „Лима, надеюсь, твои родители не будут изгонять из тебя джиннов?“ Она говорит: „Нет, они не такие“. Но они оказались такими же. Только Лиму не палками избивали, а читали Коран и душили коленом».

В январе 2020 года 22-летняя жительница Чечни Аминат Лорсанова обратилась с заявлением в Следственный комитет РФ с просьбой возбудить уголовное дело.

Лорсанова утверждала, что подверглась насилию в Чечне из-за своей бисексуальности и отказа от ислама. Летом 2018 года Аминат против своей воли провела почти месяц в «Клинике пограничных состояний имени Боева», а позже — четыре месяца в Республиканском психоневрологическом диспансере Грозного. Также ее водили к мулле «изгонять джиннов», где избивали палкой под чтение Корана. Дома ее связывали и вкалывали транквилизаторы. 

Впервые Лорсанова пыталась покинуть Чечню осенью 2018 года при помощи активистов «Российской ЛГБТ-сети». Но сразу после покупки билета на ее имя об этом узнали полицейские, у которых она уже находилась на особом контроле. Девушку задержали в аэропорту соседнего региона и передали отцу.  

После этого, как сообщало издание «Настоящее время», родители решили отвезти ее в один из столичных НИИ, чтобы диагностировать у Аминат психическое расстройство. Но врачи констатировали, что девушка здорова. Там же, в Москве, Лорсанова попыталась сбежать второй раз, но к этому моменту у нее уже не было ни паспорта, ни телефона. Попытка окончилась неудачно, и связь с Аминат надолго пропала. Как выяснилось позже, девушка вновь оказалась у родителей, а те поместили ее в ПНД. 

В интервью изданию The Insider представитель «ЛГБТ-сети» Давид Истеев, участвовавший в спасении Лорсановой, рассказывал, что отец девушки прислал ему скриншот медицинских документов с диагнозом и списком назначенных Аминат препаратов: «Отец говорил: девочка больная, а вы пытаетесь ее украсть».

Весной 2019 года Лорсанова сбежала в третий раз. Из Чечни она уехала на такси. На одном из пограничных постов у девушки вышла заминка с документами. Паспорта у нее с собой не было, и Истеев выслал фотографию документов Аминат, которая у них сохранилась. У девушки при себе имелся только простой кнопочный телефон, так что отправить файл пришлось водителю такси. Так охота началась не только за Лорсановой, но и за активистами. 

Между тем к розыску Аминат подключились добровольцы поискового отряда «ЛизаАлерт», распространив ориентировку во Владикавказе, где ее видели в последний раз. В ориентировке говорилось, что девушка нуждается в некой медицинской помощи. Лорсанова в это время пряталась в гараже, принадлежащем другу одного из волонтеров «ЛГБТ-сети».

В конце концов активистам удалось перевезти девушку на машинах сначала в Москву, а затем в Петербург. Там независимый психиатр подтвердил, что психических расстройств у Аминат нет. Однако после этого потребовалось еще долгое время, чтобы при помощи адвоката снять Лорсанову с общероссийского розыска и получить ее паспорт. 

Сейчас Аминат Лорсанова находится за пределами России. Уголовное дело по ее заявлению возбуждено не было. Российские правоохранительные органы также оставили без внимания заявления об угрозах в адрес помогавших ей активистов.

После ритуала изгнания джиннов о семейных проблемах Тарамовых узнали чеченские силовики. По словам Анны, Халимат писала ей, что отца вызвали в полицию, предъявили ему их переписку, а потом забрали у нее с отцом паспорта. Халимат также сообщила Анне, что ее заставили подписать некий документ, согласно которому ей было запрещено покидать пределы республики в течение полугода. После этого Халимат и обратилась за помощью к правозащитникам.

По словам представителя «Российской ЛГБТ-сети», координатора программы экстренной помощи Давида Истеева, Халимат Тарамова связалась с ними 28 мая 2021 года. На своем ютьюб-канале организация выложила запись звонка, поступившего на горячую линию. «Я боюсь, что в один день меня грохнут и все. Мне очень страшно», — говорит женский голос на записи. 

Эта организация особенно известна в связи с историей об убийствах геев в Чечне, которую впервые рассказала «Новая газета» в 2017 году. А в 2020-м на экраны вышел документальный фильм Дэвида Франса о преследовании гомосексуалов «Добро пожаловать в Чечню». Именно активисты «ЛГБТ-сети» эвакуировали героев этого фильма и материалов «Новой газеты» за пределы республики.

Через неделю после обращения Тарамовой к активистам Анна Манылова прилетела в Чечню и остановилась в одном из отелей Грозного. «Вообще, мы планировали просто увидеться и лично обсудить, что будем делать», — объясняет Манылова. Чтобы покинуть в тот день дом, Халимат сказала, что идет в салон красоты. На обратном пути она планировала успеть встретиться с Анной. «Там [в салоне красоты] докладывали сразу, во сколько она вышла. Поэтому, пока она ехала ко мне, ее уже потеряли и начали звонить», — рассказывает Анна.

В номере грозненского отеля, пока телефон Халимат разрывался от звонков родственников, она сделала Анне предложение и подарила кольцо. Вечером девушки решили бежать из Чечни. Активисты «ЛГБТ-сети» помогли Анне и Халимат добраться в махачкалинский шелтер для жертв домашнего насилия — куда 10 июня (через неделю после побега) и ворвались силовики в поисках Халимат.

Комментируя тогда ситуацию с разгромом кризисной квартиры, адвокат «Правовой инициативы» Ольга Гнездилова отметила, что огласка в подобных историях — единственный залог безопасности людей, поскольку при таком развитии событий их вынуждены предъявлять живыми. 

Нападение силовиков на шелтер наделало много шума. Три дня спустя после инцидента Халимат появилась в эфире ЧГТРК «Грозный»: телеканал выпустил специальный репортаж, в котором представленные чеченскими правозащитниками люди пришли побеседовать с Аюбом Тарамовым и его дочерью. На кадрах можно узнать руководителя совета при главе Чечни по развитию гражданского общества и правам человека Тимура Алиева, руководителя аппарата уполномоченного по правам человека в республике Лему Цахигова и члена Общественной палаты России Мансура Солтаева.

Репортаж ЧГТРК «Грозный» о «попытке похищения Халимат Тарамовой»
ЧГТРК «Грозный»

Чеченские журналисты также комментировали записанное ранее видео Халимат, где она заявляет, что ушла из дома по собственной воле. По их версии, девушка говорит не своими словами, а читает с листа специально подготовленный некими психологами из Махачкалы текст. «Ролик вновь дал старт нападкам некоторых псевдолиберальных СМИ на чеченский народ, — сообщает закадровый голос. — Они начали заявлять, что девушке, которую они буквально похитили и увезли в другую республику, грозит опасность со стороны родственников из-за того, что она якобы принадлежит к организации, состоящей из людей с нетрадиционными взглядами». 

И отец, и дочь заявили в сюжете, что принадлежность Халимат к таинственной организации, название которой в сюжете так и не было раскрыто, является грязными слухами и откровенной клеветой, распространяемой СМИ.

На вопрос о том, как Халимат оказалась в Махачкале, внятного ответа в сюжете нет. Тарамова сказала, что «все было как в тумане», а также заверила, что сейчас у нее все хорошо, она находится в кругу семьи и главное ее желание — чтобы СМИ оставили ее в покое. Аюб Тарамов также не смог ясно ответить, как его дочь пропала из дома. Он лишь сказал, что девушку вывезли из республики с непонятной целью, и добавил, что в поисках дочери ему помогли сотрудники полиции, которые выяснили ее местонахождение, а затем отвезли девушку в УВД, откуда он и забрал дочь под расписку. 

Накануне выхода сюжета на ЧГТРК «Грозный» ситуацию комментировал министр Чечни по национальной политике, внешним связям, печати и информации Ахмед Дудаев. Операцию чеченских силовиков он назвал пресечением попытки похищения, а Халимат охарактеризовал как человека, который якобы имеет психические проблемы.

То, что Халимат проходила специальное лечение, по его словам, «известно и задокументировано». Дудаев назвал эту историю «провокацией против Чечни», заказчики которой находятся в том числе «в различных западных странах», и заявил, что никаких «меньшинств» в Чечне никогда не было и быть не может.

Повторный побег

14 июня 2021 года «Российская ЛГБТ-сеть» обратилась в Европейский суд по правам человека. Регламент ЕСПЧ в таких случаях предусматривает возможность принимать экстренные меры в связи с угрозой жизни и здоровью человека. Но суд не счел необходимым удовлетворить это обращение, приняв сюжет грозненского телевидения в качестве доказательства того, что Халимат не угрожает опасность.

18 июня главный редактор RT Маргарита Симоньян сообщила в своем телеграм-канале, что разговаривала с Халимат по телефону. С Тарамовой ее якобы связал лично глава Чечни Рамзан Кадыров. По словам Симоньян, девушка сообщила ей, что у нее все хорошо, и главное, чтобы СМИ перестали о ней писать.

Анна Манылова рассказала корреспонденту «Медузы», что Халимат удалось связаться с ней вскоре после выхода сюжета на ЧГТРК «Грозный». Халимат, по ее словам, извинялась за то, что ей не хватило смелости публично сказать правду: «Она просила меня постить наши фото, делать все, чтобы не забыли о ней».

Утром 11 августа в телеграм-канале издания Baza появилось сообщение о том, что Халимат Тарамова якобы попыталась бежать во второй раз, но ее задержали на границе Чечни и Дагестана, отследив по камерам, и теперь она снова дома. По словам журналистов телеграм-канала, попытку побега Халимат совершила еще 31 июля, но источник информации Baza не раскрыла. Главный редактор Baza Никита Могутин сообщил корреспонденту «Медузы», что у редакции нет сомнений в достоверности информации: «Мы со своей стороны проверили — да, мы уверены на сто процентов в этой истории». 

Однако местонахождение Халимат сейчас неизвестно. Правозащитница Светлана Анохина поставила под сомнение сообщение о новом побеге девушки, написав у себя в инстаграме: «Обзвонила всех, кто мог что-то знать об этом. Нет, такой инфы ни у кого нет. И, честно говоря, сомневаюсь, что Лима во второй раз бежала бы в Дагестан и что попала бы на камеру». Также Анохина высказала предположение, что это может оказаться дезинформацией, направленной на то, чтобы скрыть гибель человека: «Когда какая-то история привлекала к себе слишком большое внимание и человека нельзя было так просто взять и „потерять“, пускался слух о его побегах. Типа, раз убежал — вернули, второй — вернули, а потом третий… И, типа, на этот раз не сумели перехватить, не нашли нигде и куда делся, не знаем».

Вскоре после новости о повторном неудачном побеге Халимат Тарамовой пользователи твиттера, опасающиеся за жизнь девушки, запустили хештеги #свободухалимат и #гдехалимат. В сети развернулась кампания по привлечению внимания к ситуации Тарамовой. 15 августа в Петербурге прошли одиночные пикеты. Активистки вышли с плакатами «Где Халимат Тарамова — в плену или убита?», «Похищения не останутся незамеченными».

Константин Леньков / ЗАКС.Ру

Анна Манылова опасается, что Халимат «могут держать на каких-то препаратах», как это уже было в московской клинике. Она пыталась выяснить, лечат ли ее чем-то, а также дома или в больнице находится девушка, — но не смогла. Анна полагает, что сейчас со страницы Тарамовой отвечает кто-то из ее братьев, а для убедительности они заставили сестру записать аудиосообщение. Халимат говорит одну короткую фразу: «Аня, это Лима». Сообщение пришло Анне 10 июля. Это был последний раз, когда она слышала голос Халимат.

15 августа неизвестный отправил Анне Маныловой скриншот переписки с сестрой Халимат Фатимой Тарамовой. В этой переписке Фатима подтвердила, что ее сестра жива. Родственники Халимат проигнорировали вопросы корреспондента «Медузы». 

Депутату Государственной думы Оксане Пушкиной, планировавшей встретиться с Халимат Тарамовой в июне или июле, до сих пор не удалось это сделать. Пушкина сообщила «Медузе», что не смогла выяснить какой-либо новой информации и что в целом у нее «плохие предчувствия».

«Я связалась с депутатами из Чечни. Они заняты выборами [в Госдуму, которые пройдут в сентябре 2021 года], но заверили меня, что с девушкой все хорошо. А ее родня просит не будоражить тему, — сказала Оксана Пушкина „Медузе“. — Думаю, ситуация прояснится только после выборов. „Токсичная“ повестка сейчас никому не нужна».

Читайте также

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Автор: Анна Вилисова

Редактор: Алексей Ковалев

Реклама