Перейти к материалам
истории

«Есть понимание, что это за „Проект“» «Медуза» поговорила с Елизаветой Сурначевой — одной из журналисток, объявленных Минюстом «иностранными агентами»

Источник: Meduza
Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Вечером в пятницу, 8 октября, Минюст обновил реестр «иностранных агентов», внеся в него девять человек и три организации. Одним из «иноагентов-физлиц» стала Елизавета Сурначева — журналистка объявленного «иноагентом» издания «Настоящее время» и бывший заместитель главреда объявленного «нежелательной организацией» издания «Проект». «Медуза» поговорила с Сурначевой.

Елизавета Сурначева

журналист

Я лежала на кровати, ела пиццу с копчеными колбасками, копченой курицей, помидорами и оливками и смотрела контент развлекательного характера на стриминговой платформе Netflix — потому что могу себе позволить.

Внезапно я увидела на мобильном сообщение — «Лиза, я люблю тебя». Я подумала — «Блин, я же еще не умерла, к чему бы это в пятницу вечером». Открываю мобильник, а там все завалено сообщениями, типа «Лиза, Лиза, ад, что происходит?» Так я и узнала.

Я в Киеве, я здесь замужем, я здесь собираюсь как-то жить. Я хочу сейчас поговорить с юристом, чтобы понять, что мне делать, а чего — не делать. Развилка решений у меня примерно такая — с одной стороны, я в Киеве, и все эти пляски с бубном мне не особо нужны. С другой стороны, я хочу приезжать в Россию — у меня там друзья, семья, не хочется себя совсем отрезать от родины. И в этом случае игнорирование закона было бы достаточно тупым решением. Если же говорить об оспаривании [статуса «иноагента»], то, конечно , есть чувство справедливости — надо биться в судах, доказывать… Но я достаточно долго работала журналистом, писала, в том числе про «иноагентские» статусы, чтобы понимать, что это все бесперспективно, лишняя трата времени и бумаги, а я все-таки за экологию. 

Есть понимание, что это за «Проект». То, что его признали нежелательной организацией, то, что они начали ходить по каким-то кругам, — общая логика показывает, что это за «Проект». Тем более, туда попал Андрей Захаров, Даниил Сотников — тоже, думаю, из-за «Проекта» (все эти журналисты сотрудничали с изданием «Проект», которое ранее было объявлено «нежелательной организацией» — прим. «Медузы»). И Галина Арапова, которая сама всех «иноагентов» защищала. Видимо, они искали тех, кто связан с «Проектом». А может, я кому-то лично не понравилась, рожа моя не приятна, мне ж никто ничего не объясняет.

Поскольку «Настоящее время», где я сейчас работаю, «иноагент», у них, наверное, есть какие-то люди, которые в этой ситуации разбираются. Но я ни с кем еще толком не разговаривала, я даже пиццу доесть не успела.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Записала Светлана Рейтер

Реклама