Перейти к материалам
Лия и Артем Милушкины
истории

Ничего хорошего нас не ждет Артем и Лия Милушкины — активисты, которым силовики угрожали подкинуть наркотики. За «наркоторговлю» Артема посадили на 11 лет, а Лию — на 10 с половиной

Источник: Meduza
Лия и Артем Милушкины
Лия и Артем Милушкины
Людмила Савицкая / «Радио Свобода» (журналистка Людмила Савицкая объявлена в России СМИ — «иностранным агентом»; «Радио Свобода» также объявлено в России СМИ — «иностранным агентом»; мы сообщаем вам об этом по требованию властей)

Супруги Лия и Артем Милушкины хорошо известны в Пскове. Лия была координатором местного отделения «Открытой России», Артем регулярно участвовал в протестах и организовывал некоторые акции. В январе 2019 года домой к Милушкиным, у которых двое маленьких детей, ворвался спецназ, а самих супругов задержали и затем обвинили в сбыте наркотиков в крупном размере. Артему позже вменили еще и организацию серии поджогов. Сами Милушкины вину отрицают и настаивают, что происходящее с ними — политическое давление. 9 августа прокуратура запросила для Артема 16 лет колонии строгого режима, а для Лии — 12 лет общего режима. В четверг, 12 августа, суд вынесет приговор. «Медуза» рассказывает, что известно об этом деле.

Обновление. Суд приговорил Лию Милушкину к 10 с половиной годам колонии. Ее муж Артем получил 11 лет.

«У тебя будет десяток граммов на кармане»

В деревне Большая Листовка Псковской области Артем и Лия Милушкины вместе с двумя сыновьями поселились весной 2011 года, переехав туда из Пскова. Вечером 16 января 2019-го они собирались ложиться спать, когда услышали звук бьющегося стекла. Через разбитые окна в дом ворвались бойцы спецподразделения МВД «Гром», рассказывает со слов Лии ее адвокат Татьяна Мартынова. «Всех лицом в пол повалили, разбили телевизор. Дети, конечно, были насмерть перепуганы», — добавляет она. 

«Они какой-то железной трубой выбили стекла в комнате, где спали дети, скрутили нашего старшего Илью. Они ничего не соображали, будто сами наркоманы; они решили, что это не ребенок, а взрослый, и бросили его на пол, ребенка, внука моего! — рассказалаРадио Cвобода“ мать Лии Юлия. — Потом подняли, правда: иди, мол, отсюда — а сами на его глазах стали бить настольные лампы там, где дети уроки делают! И телевизор плазменный трубой своей разбили! Они вообще уничтожали все, что видели, это не люди, а подонки!»

Через некоторое время, говорит адвокат Артема Владимир Данилов, в дом Милушкиных зашел следователь с постановлением на проведение обыска — пока работал «Гром», он сидел в машине неподалеку.

Следственные действия продолжались почти всю ночь. Но оперативники изъяли только две тысячные купюры и шесть небольших контейнеров из-под «Киндер сюрприза»: два нашли в женском халате, еще четыре — в женской куртке. Позже эксперты пришли к выводу, что в контейнерах из-под «киндеров» есть следы амфетамина. А изъятые у Милушкиных деньги, по версии следствия, использовались во время контрольной закупки. 

«Под утро, когда обыск прошел, Артему позволили взять из сарая листы ДСП и прикрутить на место выбитых окон. Чтобы зимой дом не занесло снегом совсем и прочее. А потом его увезли», — рассказывает адвокат Данилов. В отделе полиции Артем и Лия узнали, что их подозревают в сбыте наркотиков в крупном размере (впоследствии их дела объединили в одно, а обвинение переквалифицировали на «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору»). 

Артем не был трудоустроен официально; со слов его адвоката известно, что у Милушкина была доля в трех латвийских фитнес-клубах и он подрабатывал продажей автомобильных запчастей из Латвии. Лия с марта 2018 года работала координатором псковского отделения «Открытой России» — движения, основанного оппозиционным политиком Михаилом Ходорковским.

Милушкины настаивают на своей невиновности и на том, что их преследование политически мотивировано. Адвокат Татьяна Мартынова рассказывает, что неоднократно защищала Лию по административным делам о митингах и участии в «нежелательной» организации. Артем поддерживал штаб Навального и псковское движение националистов, регулярно участвовал в митингах оппозиции.

Он также организовал митинг против коррупции и полицейского произвола, прошедший в Пскове 4 ноября 2018 года. Несмотря на то, что акция была согласована с властями, по дороге туда Артема задержали. «Они ехали на митинг — он, Лия и дети. Сотрудники ДПС остановили их машину; в этот момент внезапно подъехали сотрудники уголовного розыска в штатском, которые очень жестко задержали Артема и увезли в неизвестном направлении», — говорит адвокат Татьяна Мартынова. Это задержание Лия сняла на видео. Позже Артем рассказывал, что уже в автомобиле один из полицейских в штатском пообещал ему: «Я всем скажу, чтобы тебя теперь только так принимали. И в следующий раз у тебя будет десяток граммов на кармане [наркотики]». 

Милушкин обратился в Следственный комитет России с просьбой проверить задержавших его полицейских по статье о превышении служебных полномочий, вспоминает адвокат Мартынова, но ему отказали. Суд признал Артема виновным в неповиновении законным требованиям полиции и оштрафовал на 500 рублей. В декабре того же года активист рассказывал «МБХ медиа», что за ним следят сотрудники уголовного розыска. 

«Сюрпрайз!»

В деле Милушкиных о торговле наркотиками есть три эпизода, относящихся к началу 2019 года: 13, 14 и 16 января. 

Так, 13 января, согласно обвинительному заключению (есть в распоряжении «Медузы»), в деревне Неелово сотрудники управления по контролю за оборотом наркотиков управления МВД по Псковской области задержали мужчину, при котором обнаружили около двух грамм амфетамина. 

Задержанный, 27-летний житель Пскова Станислав Павлов, рассказал, что употребляет амфетамин с 2016 года и, за исключением первого раза, всегда брал его у супругов Милушкиных. А в этот раз купил наркотик у Лии. С ее мужем Павлов на тот момент был знаком семь лет, они когда-то жили в одном дворе. После задержания Павлов осознал, что «готов оказать содействие сотрудникам полиции в изобличении преступной деятельности Милушкина и его супруги» и согласился на участие в контрольной закупке, говорится в обвинительном заключении.

Адвокат Владимир Данилов вспоминает: в суде девушка Павлова рассказывала, что в конце 2018-го — начале 2019-го его уже задерживали. «Он пробыл в полиции четыре часа, потом был весь избитый, три дня лежал, у него были следы от наручников, — рассказывает адвокат. — Он [Павлов] тоже это признавал в суде, но на следующем заседании начал отказываться от своих слов. Когда съездил снова в тюрьму (в июле 2019 года Павлова приговорили к трем с половиной годам заключения за хранение наркотиков, — прим. „Медузы“) и ему объяснили, что это не те показания, которые нужно давать». 

14 января Павлов в сопровождении полицейских и «незаинтересованных лиц» приехал в деревню Большая Листовка. В машине на него надели портативную камеру и дали ему тысячу рублей — на «покупку наркотиков». Видео закупки опубликовано, но понять из него что-либо невозможно. Единственное, что удается разобрать из 12-минутной черно-белой записи, — это заснеженная ночная дорога, звуки шагов и шуршание куртки. Однако экспертам по голосу удалось «идентифицировать» Милушкина в собеседнике Павлова и даже сделать частичную расшифровку их разговора. Большую часть времени, согласно этой расшифровке, Павлов и Милушкин обсуждают проблемы в издающей скрежет машине.

— На рубль, — в какой-то момент говорит Павлов (как следует из расшифровки). 

— На рубль? — переспрашивает его якобы Милушкин.

— Ну, как вчера, да, — отвечает Павлов. Милушкин якобы просит прийти его через десять минут. И когда Павлов возвращается, он восклицает: «Сюрпрайз!»

«Появляется слово „сюрпрайз“ — и после этого рождается то, что якобы Артем принес закупщику „Киндер сюрприз“ и сказал: „Возьми, это тебе наркотики — сюрпрайз“. Хотя на записи этого нет, в разговоре этого нет», — комментирует адвокат Милушкина Владимир Данилов. И добавляет: «Артем говорит, что запись была порезана. Потому что разговор был обо всем, о чем только можно было».

Полицейские и «незаинтересованные лица», ждавшие все это время Павлова в машине, настаивают, что туда он вернулся с контейнером желтого цвета из-под «Киндер сюрприза», в котором было 2,19 грамма «вещества розового цвета», оказавшегося амфетамином. 

16 января Павлов участвовал в еще одной контрольной закупке. На этот раз он якобы приобрел у Лии 4,69 грамма амфетамина — и вновь в «Киндер сюрпризе». На видеозаписи этой закупки, которая тоже опубликована, видно, как Павлов приходит домой к Милушкиным. Его встречает Лия и провожает в постройку, где находится баня. Там на какое-то время Павлов остается один, затем Лия возвращается и наклоняется (чтобы счистить с обуви снег, рассказывает с ее слов в суде адвокат Владимир Данилов). На ступеньках лестницы, которые попадают в кадр и находятся значительно выше головы Лии, в этот момент ничего нет. Затем камера отворачивается. Когда лестница снова попадает в кадр, на ней лежит какой-то предмет, который и забирает Павлов. Это, утверждает следствие, и есть проданный Милушкиной наркотик. 

В обвинительном заключении приводится описание этого видео: согласно ему, на записи якобы видно, как Лия кладет амфетамин на лестницу. «Если смотреть это видео, видно, что Лия ничего на этот лестничный пролет не клала, потому что она просто не подходила к этой лестнице, — комментирует адвокат Татьяна Мартынова. — Когда мы допрашивали Павлова в суде, он сам сказал: „Я признаю, что никакой передачи наркотического средства на видео не видно и что на лестнице не „Киндер сюрприз“, я не знаю, что это“». Сама адвокат считает, что попавший на видео предмет — деньги, которые Павлов принес Милушкиным, чтобы отдать долг. 

«Он [Павлов] и был выбран, потому что он был вхож туда [в дом Милушкиных]. Он приходил, разговаривал на абсолютно разные темы, помогал по ремонту дома. У него были и другие дела с Артемом. Они там бизнес собирались открывать, — рассказывает адвокат Владимир Данилов. — Артем говорил, что он [Павлов] был в непростой жизненной ситуации и они ему денег давали. Артем пытался ему работу какую-то найти, помочь чем-то».

О том, что Лия Милушкина употребляла амфетамин, следователям также рассказала ее знакомая по фамилии Окладникова. Согласно обвинительному заключению, она утверждала, что Лия делала это, чтобы похудеть после родов — и дважды предлагала вещество и ей. Но в суде Окладникова не подтвердила свои показания, говорит адвокат Мартынова. «Сказала, что никакой речи про амфетамин не было, она [Лия] давала ей капсулу с „похудином“, то есть реальную аптечную капсулу, — рассказывает адвокат. — Лия в суд приносила банку из-под этих таблеток для похудения». 

Других доказательств вины Милушкиных у следствия нет, говорят адвокаты.

Татьяна Мартынова замечает, что на изъятых дома у активистов контейнерах из-под «Киндер сюрпризов» не найдены их отпечатки. «Позиция защиты: их подбросили во время обыска, — продолжает она. — И вообще в доме ничего нет: ни весов, ни перчаток, ложек. Всего, что присуще сбыту, — ведь наркотик надо как-то мерить. Смывы с рук, срезы ногтей — все чисто».

«Ничего, что бы говорило о том, что тут какой-то склад или магазин наркотических средств. Но вот появились эти „Киндер сюрпризы“, — соглашается адвокат Данилов. — Получается, что у них брали наркотики в „Киндер сюрпризе“, а использованные контейнеры сдавали, как посуду, обратно?»

Читайте также

Пить героин Понятые в деле Ивана Голунова были подставными. Теперь Голунов рассказывает, как устроена эта система, позволяющая отправить в тюрьму любого человека

Читайте также

Пить героин Понятые в деле Ивана Голунова были подставными. Теперь Голунов рассказывает, как устроена эта система, позволяющая отправить в тюрьму любого человека

Поджоги шиномонтажа

Изначально Станислав Павлов фигурировал в деле как секретный свидетель, поскольку «боялся, беспокоясь за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье своих родных и близких», говорится в обвинительном заключении.

Для контрольной закупки у Артема Милушкина полицейские присвоили ему псевдоним «Денис», а для закупки у его жены — «Оля». Разные псевдонимы, предполагает адвокат Данилов, полицейские дали Павлову, «чтобы казалось, что это разные люди» — и что клиентов у Милушкиных было больше одного. 

Однако 20 января 2019 года Павлов признался, что не только покупал у Милушкиных наркотики, но и совершил несколько поджогов «по заданию Артема Милушкина». После этого Павлов и сам стал обвиняемым, а его имя рассекретили. Артему Милушкину, в свою очередь, вменили еще и организацию поджогов. 

По словам Павлова, в октябре 2016-го Милушкин предложил ему поджечь шиномонтаж, владелец которого якобы должен ему «деньги за наркотики и долг не возвращает», говорится в обвинительном заключении. Взамен Павлову были обещаны на выбор деньги или амфетамин. Из-за своей зависимости, утверждал Павлов, он согласился. Милушкин, утверждает он, показал ему шиномонтаж, выдал все необходимое для поджога и рассказал, как именно его устроить. В ночь на 27 ноября 2016 года Павлов поджег указанный шиномонтаж и, по его словам, получил за это амфетамин. 

В июле 2018-го, утверждает Павлов, Милушкин вновь предложил ему поджечь тот же шиномонтаж на тех же условиях, объяснив, что «в прошлый раз данный шиномонтаж плохо сгорел», говорится в обвинительном заключении. Павлов согласился. На место его отвез сам Милушкин (согласно обвинительному заключению; это подтверждает биллинг телефона Артема), при этом в машине также находились его жена и дети.

Но поджечь шиномонтаж сразу не вышло. После нескольких неудачных попыток, рассказывал Павлов, Артем с семьей уехал; сам Павлов тоже отправился домой, где провел два часа, а затем вернулся и «закончил начатое». Шиномонтаж и на этот раз не сгорел, но, по словам Павлова, Милушкин все равно выдал ему пять грамм амфетамина. 

Павильон шиномонтажа, который дважды поджигал Павлов, принадлежит Елене Тумановой, но женщина утверждала, что занимался им ее сын. В обвинительном заключении его имени нет — в нем он значится, как Туманов М.

После задержания Милушкиных показания Туманов М. давал лишь однажды — в конце января 2019 года. Тогда Туманов сообщил, что раньше периодически употреблял амфетамин (а также марихуану) и с 2014–2015 года покупал его у Артема Милушкина. По словам Туманова, в 2014-м у него дома прошел обыск, во время которого оперативники нашли около 15 грамм марихуаны, а также незначительное количество амфетамина, который он якобы накануне купил у Артема. 

Милушкин, по словам Туманова, нередко продавал ему наркотики в долг. К осени 2016 года размер долга достиг 30 тысяч рублей. Денег у Туманова не было, и он отдал Артему старую BMW, которую покупал на запчасти. Больше Милушкин не требовал вернуть деньги, и их общение прекратилось, говорится в обвинительном заключении. 

Сам Артем Милушкин отказался рассказывать, знаком ли ему Туманов, говорит его адвокат Владимир Данилов. «Был такой допрос свидетеля на следствии, после которого Туманов уехал из Пскова в неизвестном направлении», — продолжает он.

Кафе «Трактиръ»

Станислав Павлов сознался еще в одном поджоге, который он якобы устроил по просьбе Артема Милушкина. На этот раз ему помогал Денис Трухан, тоже написавший явку с повинной 20 января 2019 года. 

Денис Трухан и Лия Милушкина, говорится в обвинительном заключении, жили в одном дворе и «дружили с детства». В 2011-м Трухан начал употреблять наркотики: сначала марихуану, затем — амфетамин. Лия якобы предлагала ему покупать у нее «бошки» — но, несмотря на заинтересованность Трухана, сделки так и не состоялось. В том же году Милушкина познакомила Дениса со своим мужем. Как утверждает Трухан, после этого и вплоть до 2014-го он покупал у Артема амфетамин около десяти раз. В какой-то момент Милушкин якобы уже отдавал ему наркотик в долг, но вскоре Денис перестал к нему обращаться, так как «разочаровался в продаваемом товаре» из-за его плохого качества, «да и долг не хотел возвращать». 

Именно этот долг, утверждает Трухан, в сентябре 2018 года Артем Милушкин предложил ему погасить, устроив поджог кафе «Трактиръ» в городе Печоры Псковской области. Это же предложение в счет списания долга якобы получил Станислав Павлов. «[Милушкин] сказал, что кафе принадлежит какому-то „Кощею“. Он у него не стал спрашивать, для чего данное кафе нужно сжечь, однако впоследствии Милушкин сам ему сказал, что его кто-то попросил сжечь кафе „Трактиръ“. При этом тот еще долго впоследствии ему говорил, что с ним не расплатились за данный поджог», — говорится в показаниях Павлова, которые приведены в обвинительном заключении.

Согласно тексту того же заключения, Милушкин не знал, где находится кафе, и в начале сентября 2018 года попросил показать дорогу к нему своего знакомого, бывшего участника «Открытой России» Дмитрия Семеновского. С ними поехал и Павлов. Позже на допросе Семеновский рассказал, что не знал, для чего Артем попросил проводить его к кафе, но на обратном пути в Псков слышал, как он и Павлов говорили: «Подожжем предбанник». Об этом Дмитрий говорить никому не стал, «так как побоялся, что Милушкин впоследствии может причинить вред, опасный для его жизни или здоровья». 

Эти показания Семеновский дал через несколько дней после ареста Милушкиных, 21 января 2019 года. Сообщалось, что в тот день его самого у дома задержали люди в штатском, представившиеся сотрудниками уголовного розыска. Позже Дмитрий сумел связаться с журналистами и рассказать, что его везут в ФСБ. 23 января стало известно, что его арестовали на четверо суток за отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Адвокат Данилов рассказывает, что перед судом Семеновский скрылся и повторно допрошен не был. 

Данилов добавляет, что его доверитель не отрицает, что в день поджога кафе — 17 сентября 2018 года — подвозил Павлова и Трухана в Печоры. «Печоры — это 40 километров от Пскова, граница с Эстонией. Артем ехал в Duty Free. Это такой местный колорит — нормальный алкоголь купить. Поэтому он там был. Он не отрицает, что привозил их. Но просил его [об этом] Стас с Труханом. Потом он уже уехал, а они звонят ему и говорят: „Отвези нас обратно, вернись“. Он отвез». 

«Эта общая схема по делам по наркотикам, — продолжает Данилов. — Когда надо подтвердить сбыт, всегда ищутся какие-то свидетели, либо тайные, либо явные, которые говорят: „Да, мы приобретали“. Они создают фон, что не на ровном месте все это происходит. Не просто так, а вот сбывали раньше и много. Но сколько лет им [Павлову и Трухану] давали наркотики бесплатно, на допросе в суде они пояснить не могли. И что это за барыга такой, который десять раз отдает бесплатно? Но для полиции это не нужное объяснение, им нужна была эта схема. А они [Павлов и Трухан], чтобы получить соответствующие плюшки в конце, готовы подтверждать все, что угодно». 

Станислав Павлов сейчас отбывает срок по делу о хранении наркотиков — три года шесть месяцев колонии. По делу Милушкиных прокуратура запросила для него еще 4,5 года заключения и штраф 15 тысяч рублей. Для Дениса Трухана — один год и два месяца условно.

Полезная инструкция

Что делать, если вам подбросили наркотики? Инструкция

Полезная инструкция

Что делать, если вам подбросили наркотики? Инструкция

Дело 2011 года

Обвинение в организации серии поджогов Артему Милушкину предъявили спустя полгода после задержания, говорит его адвокат. Примерно в то же время в деле появился еще один эпизод продажи наркотиков, который вменяют Артему, — из 2011 года. 

В основе этих обвинений — показания засекреченного свидетеля «Семенова А. В.» и снятая им во время контрольной закупки видеозапись. Как рассказывает «Семенов», слова которого приведены в обвинительном заключении, поучаствовать в закупке ему в конце января 2011 года предложили сотрудники управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Псковской области (УФСКН, сейчас оно упразднено). «На тот момент в данных им показаниях 2011 года он не указывал фамилию Милушкина, так как боялся за свою жизнь и здоровье», — говорится в обвинительном заключении. При этом Семенов сообщил, что ранее неоднократно покупал у Милушкина амфетамин. 

Видеозапись, снятая во время той контрольной закупки, черно-белая, без звука. На ней, утверждается в обвинительном заключении, видно, как Милушкин «подходит к объекту [закупщику] и передает ему прозрачный пакетик с порошкообразным веществом светлого цвета». Позднее эксперт УФСКН установила, что это амфетамин. 

Адвокат Владимир Данилов возражает: понять, что именно передал Артем засекреченному свидетелю, по видео нельзя, считает он. «Сама закупка — 15 минут. Звука нет, о чем они разговаривали, непонятно. При этом, когда мы допрашивали опера на тот момент УФСКН, он сказал, что закупщик отсутствовал полчаса. То есть куда еще он заходил за эти полчаса, прежде чем вернуться в машину [к оперативникам], сказать нельзя», — говорит адвокат. 

Нет у Данилова и уверенности в том, что эксперт УФСКН исследовала именно вещество из квартиры Милушкина. В заключении эксперта упоминается одна упаковка, а в справке об исследовании — другая, объясняет адвокат. В суде эксперт объяснила эту разницу технической ошибкой. 

«И если все это было так просто и хорошо сделано, почему же тогда это дело было приостановлено? — недоумевает Данилов. — Никакого обвинения Артему не предъявлялось, хотя в отношении него проводились следственные и оперативные действия еще в 2011 году. Очень странно после контрольной закупки не задерживать восемь лет, если доказательства очевидны». 

Прокуратура запросила 12 и 16 лет

На следующий день после задержания — 18 января 2019-го — суд отправил Лию Милушкину под домашний арест. В октябре 2020 года ей изменили меру пресечения на запрет определенных действий, чтобы она могла устроиться на работу. Ее муж Артем до сих пор находится в СИЗО. Общаться с ним, как с участником уголовного дела, Лии запрещено. Видятся они только во время судебных заседаний — рассмотрение их дела началось в конце июня 2020 года. 

В том октябре Артем Милушкин пожаловался суду, что в СИЗО его били. «Его помещали в карцер, он говорил, что его несколько раз ударили по лицу. Следы мы видели, когда он был на судебном заседании, но санчасть в СИЗО этих следов не заметила», — говорил его адвокат. По поводу избиения Милушкин обратился в управление Следственного комитета по Псковской области, но получил отказ в возбуждении дела. 

С того же октября и до июля 2021 года Артем находился в одиночной камере. Обжаловать это решение руководства СИЗО ему удалось только в апелляционной инстанции. Суд первой инстанции поверил словам оперативника ФСИН о том, что другие обвиняемые могут причинить Милушкину вред и что «все-все находящиеся в следственном изоляторе Пскова устно сказали о том, что не хотят сидеть с данным обвиняемым в одной камере». 

9 августа 2021 года прокуратура запросила для Милушкина 16 лет колонии строгого режима, а для его жены — 12 лет общего режима. 

«Я думаю, Лия реалистка и все понимает. Наверное, в душе мы все надеемся на лучшее, но, скорее всего, ничего хорошего нас не ждет», — комментирует адвокат Татьяна Мартынова. И оговаривается, что в случае Милушкиной может быть применена отсрочка исполнения наказания, так как у нее и Артема двое малолетних сыновей. 

«Мы говорили, что такие дела у нас обычно заканчиваются сроком. И большим сроком. Но одно дело так говорить, другое — когда тебе запрашивают 16 лет. Уехать на 16 лет, когда здесь жена и дети остаются, и пожилые родители — понятно, что это для него тяжело. Но он достаточно стойко на это реагировал внешне», — говорит об Артеме его адвокат Владимир Данилов.

Он добавляет, что хотел бы верить, что его доверителя оправдают, но слишком хорошо знаком с судебной практикой. «Тогда надо признать, что большое количество полиции у нас занималось фальсификацией доказательств и подбрасывало наркотики, — говорит Данилов. — И это не один-два человека, это целый отдел, условно говоря».

Читайте также

Нужно подкинуть — подкинут, нужно подставить — подставят Как в России сажают за употребление наркотиков и почему это не работает. Репортаж «Медузы»

Читайте также

Нужно подкинуть — подкинут, нужно подставить — подставят Как в России сажают за употребление наркотиков и почему это не работает. Репортаж «Медузы»

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Кристина Сафонова

Реклама