Перейти к материалам
истории

Пить героин Понятые в деле Ивана Голунова были подставными. Теперь Голунов рассказывает, как устроена эта система, позволяющая отправить в тюрьму любого человека

Источник: Meduza
Алексей Смагин / Коммерсантъ

В Москве 28 октября начался суд над полицейскими, которых обвиняют в незаконном задержании спецкора «Медузы» Ивана Голунова и фальсификации доказательств против него. Это пятеро бывших сотрудников УВД по Западному административному округу: именно они 6 июня 2019 года задержали Голунова; репортеру при этом подбросили наркотики. Его невиновность удалось доказать уже через несколько дней — благодаря масштабной кампании профессиональной и гражданской солидарности. После случившегося на протяжении многих месяцев Голунов, обычно занимающийся экономическими расследованиями, изучал сотни приговоров по делам, связанным с наркотиками. В этом материале спецкор «Медузы» рассказывает, как сотрудники УВД по ЗАО Москвы систематически вынуждают людей с наркозависимостью работать на следствие.

6 июня 2019 года меня задержали полицейские по подозрению в продаже наркотиков. 11 июня меня освободили — в связи с «отсутствием причастности» к преступлению.

Во время досмотра моих вещей, а также во время обыска в моей квартире, где якобы хранились наркотики, присутствовали двое понятых — Дмитрий Бокарев и Сергей Кузнецов. 

Понятые — в следственных документах их часто называют «представителями общественности» — это люди, контролирующие действия сотрудников полиции. Они должны засвидетельствовать, что происходящее корректно отражено в протоколе. Скажем, если полицейские били задержанного, информация об этом должна появиться в протоколе, либо понятой может оставить соответствующую запись в своих замечаниях.

По многим делам, связанным с наркотиками, в судах допрашивают оперативных сотрудников и понятых — и судьи берут за основу именно их версию. Если в делах о нарушениях правил дорожного движения судьи часто используют формулировку «Нет оснований не доверять словам сотрудников полиции», при рассмотрении уголовных дел они опираются на дополнительных свидетелей. Часто такими свидетелями в суде выступают как раз понятые.

Понятого Сергея Кузнецова я увидел через несколько минут после того, как меня задержали на Цветном бульваре 6 июня 2019 года. Как Кузнецов пояснил на первоначальном допросе, на месте задержания он оказался случайно: «в свой выходной день» приехал из Люблино в район Цветного бульвара, чтобы погулять по центру Москвы. Несмотря на замечание про выходной, Кузнецов утверждал, что он безработный; позже выяснилось, что он работает слесарем в организации «Мосводосток», которая занимается обслуживанием системы ливневой канализации на улицах столицы.

Выглядел Кузнецов странно для человека, вышедшего на прогулку: на нем была медицинская маска, натянутая почти до самых глаз — за полгода до начала эпидемии. Когда мы в здании УВД по Западному административному округу Москвы ждали второго понятого для проведения моего личного досмотра, в кабинет зашел Игорь Ляховец, начальник одного из отделений наркоконтроля в этом полицейском управлении, и поздоровался с Кузнецовым. «Привет, Серега! Ты что, болеешь?» — поинтересовался Ляховец, видимо, имея в виду маску. Я спросил у Ляховца, знаком ли он с Кузнецовым; полицейский смутился и сказал, что просто поинтересовался его самочувствием, а имя понятого увидел в документах. 

Но на самом деле, сотрудники наркоконтроля УВД по ЗАО прекрасно знали Кузнецова. В район Цветного бульвара Сергей Кузнецов в тот день приехал около полудня, и несколько часов просидел в машине полицейских. А 5 июня, за день до моего задержания, Кузнецов провел с сотрудниками полиции весь день (до 10 вечера) возле моего дома в московском районе Новогиреево. Кроме того, как следует из материалов моего дела, еще днем раньше, 4 июня, Кузнецов был понятым при проведении проверочной закупки наркотиков, в которой участвовали сотрудники наркоконтроля из УВД по ЗАО. По утверждению одного из бывших полицейских УВД по Западному округу Максима Уметбаева (как следует из материалов моего дела), только на проведенных им задержаниях Кузнецов был понятым три-четыре раза.

Из показаний самого Кузнецова известно, что за привлечение его понятым он получал от сотрудников полиции от полутора до двух тысяч рублей (безусловно, это незаконно). К участию в операциях наркоконтроля УВД по ЗАО его привлекал один из подчиненных Ляховца, сотрудник отдела по борьбе с оборотом героина Егор Фарманин, работавший раньше участковым в районе Марьино, где живет Кузнецов. При этом старшего брата Кузнецова Алексея ранее осудили за угон автомобиля; он получил условный срок и должен был регулярно отмечаться у участкового. Сергей Кузнецов подтвердил следствию факт знакомства его брата и Фарманина.

Второй понятой — приезжий из Нижегородской области Дмитрий Бокарев — работает в Москве фитнес-тренером. Вскоре после моего ареста и освобождения, 12 июня 2019 года, телеканал «Дождь» выяснил, что Бокарев учился в Нижегородском государственном университете в одно время с еще одним сотрудником наркоконтроля УВД по ЗАО Акбаром Сергалиевым. В интервью журналистам Бокарев назвал это «совпадением». Однако через несколько дней на допросе Бокарев признался, что был знаком с Акбаром Сергалиевым в студенческие годы — и даже жил в квартире полицейского, когда переехал в Москву. 

Как следует из материалов моего дела, весь день 4 июня (за два дня до моего задержания) Бокарев провел с полицейскими возле моего дома в районе Новогиреево. Из-за этого ему пришлось отменить несколько тренировок, поэтому Бокарев потребовал у Сергалиева компенсацию — пять тысяч рублей, но Игорь Ляховец передал ему через Сергалиева только две тысячи рублей. После моего задержания 6 июня Сергалиев попросил Бокарева приехать в УВД по ЗАО. Возле станции метро «Мичуринский проспект» тренера встретили Ляховец и бывший оперуполномоченный УВД по Западному округу Денис Коновалов — они отвезли Бокарева в здание УВД. За участие в досмотре моих вещей в качестве понятого Бокарев получил от сотрудников полиции еще полторы тысячи рублей.

Таким образом, «представители общественности», участвовавшие в моем деле, были не только знакомы с сотрудниками полиции, но и получили за это денежное вознаграждение. 

Как я искал подставных понятых

О практике работы сотрудников отдела наркоконтроля УВД по ЗАО с понятыми можно узнать из разговора одного из сотрудников Ивана Берестеня с женой Игоря Ляховца Мариной. Расшифровка этого разговора есть в материалах моего дела. «Брать понятых, которых они задерживали. Потом еще и использовать [их]. „Пить героин“ это называется. Кого-то задержал, причем за сбыт — и потом он [выступает понятым]. Это вообще жесть, конечно», — резюмирует Берестень.

Закон характеризует понятого как «не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия». Но ограничения для привлечения человека понятым в Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) сформулированы так: понятыми не могут быть несовершеннолетние, участники уголовного судопроизводства и их родственники, а также оперативные сотрудники полиции и следователи. 

Это позволяет сотрудникам полиции привлекать в качестве понятых не только своих знакомых и «внештатных агентов», но и людей, задержанных за другие правонарушения, которым вместо финансового вознаграждения обещают смягчение наказания. 

Я решил выяснить, насколько часто сотрудники отдела наркоконтроля УВД по ЗАО привлекали в качестве понятых своих знакомых и других заинтересованных людей.

Для этого мне пришлось изучить 618 судебных решений (обнаруженных в базе Мосгорсуда) по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков на территории Западного административного округа в 2017-2019 годы. Подавляющее большинство этих преступлений выявляли сотрудники патрульно-постовой службы и Росгвардии. Отдел наркоконтроля УВД по ЗАО сам инициировал лишь 20,4% уголовных дел из найденных мною в базе суда (то есть около 120). Бо́льшая часть из них связана с проведением так называемых проверочных закупок, в которых участвовали закупщики и понятые.

Как устроена проверочная закупка, в интервью журналисту Юрию Дудю рассказывала жительница московского района Солнцево Екатерина Гаврилова, задержанная сотрудниками наркоконтроля УВД по ЗАО 19 декабря 2018 года. 

«Наркоманы постоянно друг друга подставляют. Меня подставил знакомый наркоман. Я взяла себе дозу героина на утро, он мне звонил весь вечер, уговаривал эту дозу ему отдать, потому что он нигде не может найти, ему и жене плохо. В итоге он меня уговорил. Я не могла отдать ему бесплатно, потому что тогда с утра буду без денег и без дозы — и будет плохо мне. Мы с ним встретились, я ему отдала эту дозу за тысячу рублей, за те же деньги, за какие сама купила. И здравствуйте: меня приняли опера», — говорила Гаврилова.

Гаврилову арестовали и поместили в СИЗО «Матросская тишина», несмотря на то, что у нее были СПИД и рак в четвертой стадии. После вмешательства правозащитников Евы Меркачевой, Зои Световой и главы фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер Гаврилову перевели из СИЗО в хоспис, где она умерла летом 2019 года.

Знакомый Гавриловой, выступивший закупщиком, действовал под контролем оперативников.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) неоднократно признавал проверочные закупки провокациями со стороны работников полиции и рекомендовал ужесточить порядок их проведения. В 2012 году ЕСПЧ требовал от российских властей «адекватных и достаточных» гарантий, исключающих злоупотребления во время проверочных закупок наркотиков. Также суд настаивал на проведении расследования «пассивным способом»: иными словами, если полицейский агент получил отказ в просьбе продать ему наркотики, он не должен настаивать или увеличивать цену.

Понятые упоминались только в 55 из этих 120 судебных решений по делам, которыми занимались сотрудники отдела наркоконтроля УВД по ЗАО. Изучив их, я исключил и приговоры с аббревиатурами вместо имен и фамилий понятых, и распространенные фамилии без инициалов и других дополнительных данных.

Когда из оставшихся 35 судебных решений я выписал все сведения о понятых, стало очевидно, что многие из них давно «работают» с полицией. Я нашел 11 человек, которые неоднократно выступали понятыми в делах, возбужденных наркоконтролем УВД по ЗАО, или помогали полицейским «изобличать преступников» при проверочной закупке. При этом сами «представители общественности» зачастую были осуждены по наркотическим статьям, а некоторые даже отсидели срок и теперь сотрудничают с оперативниками, которые их задерживали. Их краткие истории и дела, где они участвовали, я описал ниже.

На вопросы «Медузы» о практике работы с понятыми в пресс-службе ГУ МВД Москвы ответили, что смогут прокомментировать ее после «получения ответов от компетентных специалистов», посоветовав обсудить эти вопросы также с представителями МВД. Пресс-служба МВД порекомендовала «Медузе» направить вопросы в ГУ МВД Москвы.

Не захотели отвечать на вопросы «Медузы» о работе с понятыми своих подзащитных и адвокаты бывших полицейских отдела наркоконтроля УВД по ЗАО Игоря Ляховца, Акбара Сергалиева и Максима Уметбаева. Сейчас они вместе с Романом Феофановым и Денисом Коноваловым проходят обвиняемыми в фальсификации доказательств, превышении служебных полномочий и незаконном обороте наркотиков в моем деле.

Что я нашел. Несколько историй

История первая: Екатерина Ходырева

Весной 2017 года сотрудники ОНК (отдел по контролю за оборотом наркотиков) УВД по ЗАО в ходе проверочной закупки задержали студентку Екатерину Ходыреву, которая продала закупщику гашиш. Тем не менее, следствие предъявило ей обвинение только по статье «хранение наркотиков» (обычно в таких случаях фигурирует еще и «сбыт»), а суд рассмотрел ее дело в особом порядке и учел, что подсудимая «активно помогала полиции в выявлении преступления». 26 апреля 2017-го Ходырева получила условный срок.

Через два месяца после вынесения приговора Ходырева оказалась понятой при досмотре Арчи Стоунэма.

Сотрудники УВД по ЗАО (Илья Воронцов, Вячеслав Карпунин и Роман Савельев) вели наблюдение за двором жилого дома по улице Студенческая, где, по их информации, неизвестные лица часто делали закладки с наркотиками. Стоунэма они задержали после того, как он оставил там закладку (2,47 грамма МДМА) под козырьком окна в подвале. Во время задержания Стоунэм выбросил на траву сверток с 4,86 грамма МДМА; позднее в его автомобиле обнаружили еще 12,61 грамма МДМА. Стоунэм частично признал вину и получил 12 лет (в апелляционном суде срок снижен до 10 лет и одного месяца).

Досмотр Стоунэма, на котором Ходырева была понятой, проводили полицейские, которые еще недавно задерживали ее саму. Однако Ходырева не узнала знакомых и в своих показаниях заявила, что случайно проходила мимо, когда к ней обратились «молодые люди, которые представились сотрудниками полиции».

Спустя еще полгода Ходырева стала понятой на проверочной закупке. В этом деле (следствием занимались сотрудники УВД по ЗАО Иван Демин, Эдуард Сыщиков и Денис Давыдов) употребляющая наркотики Ильичева продала на улице 0,68 грамма амфетамина подставному покупателю. Понятая Ходырева формально соответствовала требованиям, предъявляемым к понятым, но, поскольку у нее был испытательный срок, она находилась в зависимости от полицейских: их рапорт мог стать основанием для пересмотра наказания с условного заключения на реальное.

А попавшаяся на проверочной закупке Ильичева вину признала полностью и получила пять лет.

История вторая: Михаил Рахманкин

Часто сотрудники наркоконтроля УВД по ЗАО привлекали в качестве понятых людей, неоднократно осужденных за сбыт наркотиков.

Яркий пример — Михаил Рахманкин. 4 июля 2008 года его осудили на четыре года за сбыт сильнодействующих веществ в крупном размере; 25 июня 2010-го он вышел на свободу. Спустя год, 7 июля 2011-го, Рахманкина снова осудили, уже на шесть с половиной лет — за сбыт наркотиков в значительном размере. Он освободился условно-досрочно 18 июля 2017 года.

Вскоре Рахманкин сам стал закупщиком в деле Николая Павлочева (его вели сотрудники ОМВД района «Фили-Давыдково»). Рахманкин вместе со знакомым пришел в гости к Павлочеву 26 апреля 2018 года, чтобы употребить амфетамин. Через несколько часов они отправились в аптеку за «Тропикамидом» и их задержала полиция. Павлочев заявил полицейским, что он употребляет наркотики, но не продает их — а деньги у Рахманкина взял, чтобы купить «Тропикамид». Он получил 12 с половиной лет лишения свободы.

Спустя месяц, 23 мая 2018 года, Рахманкин стал понятым во время проверочной закупки у Николая Григорьева (делом занимались сотрудники УВД по ЗАО Денис Коновалов, Максим Уметбаев и Егор Фарманин). «Изобличить сбытчика наркотиков» тогда решила Наталья Голобородько, задержанная ранее с амфетамином. В итоге Григорьева задержали возле его дома, где, по версии следствия, он продал Голобородько амфетамин в двух свертках. В квартире Григорьева также обнаружили МДМА и гашиш, а в телефоне нашли координаты двух закладок, где находился гашиш.

Григорьев отказался признавать вину в сбыте и утверждал, что деньги, якобы переданные ему Голобородько за наркотики, подкинули сотрудники полиции. Получил 11 лет лишения свободы (при апелляции срок снижен до шести лет и шести месяцев).

А уже 6 ноября 2018 года самого понятого и закупщика Михаила Рахманкина задержали сотрудники полиции ОМВД по району «Крылатское». Рахманкина осудили на 11 лет за продажу наркотиков. Сейчас приговор отменен, дело возвращено на повторное рассмотрение.

История третья: Сергей Гончаров

Постоянный «представитель общественности», сотрудничающий с наркоконтролем УВД по ЗАО, — житель района Новопеределкино Сергей Гончаров. Он был закупщиком и понятым минимум семь раз. 

К марту 2016 года Гончарова уже дважды судили: 10 октября 2012-го он условно осужден за хранение наркотиков, а 26 июня 2014-го — за кражу (на год и шесть месяцев лишения свободы; 16 июня 2015-го освободился).

Это не помешало Сергею Гончарову стать 5 марта 2016 года закупщиком в деле Марии Романовой (его вели сотрудники УВД по ЗАО Иван Берестень, Семен Мамонтов и Александр Титов). Тогда Романова принесла Гончарову пакетик с 0,48 грамма героина, из которого часть наркотика отсыпала себе. Она частично признала вину и получила девять лет лишения свободы.

17 марта того же года Гончаров был закупщиком в деле Беловых и Старчак (им занимались неназванные сотрудники УВД по ЗАО). Это дело до сих пор рассматривается в суде.

Однако 12 июля 2016-го опять судили самого Гончарова — и приговорили к году лишения свободы за кражу. Он освободился в июле 2017 года и за следующие девять месяцев успел поучаствовать как минимум в пяти мероприятиях наркоконтроля УВД по ЗАО — трижды в качестве закупщика и дважды как понятой.

17 августа 2017 года Гончаров — покупатель в ходе проверочной закупки в деле Соколовой, Попова и Шмотьева (им занимались неназванные сотрудники ОНК УВД по ЗАО). В течение недели эти люди трижды продавали ему героин (весом 0,71 грамма, 1,22 грамма и 1,04 грамма); дело до сих пор рассматривается судом.

7 ноября того же года Гончаров — опять покупатель в деле употребляющей наркотики Тимербаевой (его вели сотрудники ОНК УВД по ЗАО Л., К., С. и Б.). Она продала Гончарову 0,84 грамма героина и получила четыре года лишения свободы, хотя ее дело рассматривалось в особом порядке.

4 декабря 2017 года Гончаров — понятой при личном досмотре в деле Д. Л. Бердникова (его вели неназванные сотрудники ОНК УВД по ЗАО). Бердников был задержан на улице, при себе у него нашли 1,1 грамма амфетамина. Дело рассматривалось судом в особом порядке, приговор — три года лишения свободы.

13 февраля 2018 года Гончаров — покупатель в деле С. М. Панина, который продал ему марихуану (делом занимались сотрудники ОНК УВД по ЗАО Илья Воронцов и Эдуард Сыщиков). Дело рассматривается судом.

19 апреля 2018 года Гончаров — понятой в деле Т.А. Пустовалова (его вели сотрудники ОНК УВД по ЗАО Б., Л., В., С. и Д.), которого задержали около собственного дома с 1,94 грамма гашиша в кармане. При обыске квартиры нашли еще 17,87 грамма гашиша. Дело рассматривалось в особом порядке, Пустовалов получил один год и 10 месяцев лишения свободы.

Летом 2018 года судья Солнцевского суда Москвы Анастасия Хохлова получила несколько дел по фактам сбыта наркотиков, в которых закупщиком и понятым опять выступал Гончаров. Хохлова вернула эти дела на доследование, указав, что «объективность и законность проведенных в отношении подсудимых оперативно-розыскных мероприятий вызывает сомнения».

Вскоре Гончаров опять оказался за решеткой. Что любопытно, преступление он совершил вместе с еще одним «штатным понятым» УВД по ЗАО — Алексеем Холомеевым.

История четвертая: Алексей Холомеев

В 2014 году Алексей Холомеев проходил свидетелем в делу о покупке наркотиков О.Н. Самошиной, с которой он вместе жил. Она получила реальный срок — шесть лет лишения свободы, а свидетель Холомеев 29 января 2015 года стал закупщиком в деле Андрея Акиньшина (им занимались неназванные сотрудники ОНК УВД по ЗАО). Употребляющий наркотики Акиньшин, находящийся под домашним арестом, продал в подъезде дома 1,34 грамма амфетамина Холомееву. Вину он не признал и получил 12 лет.

В июне 2018 года при рассмотрении кассационной жалобы Акиньшина выяснилось, что процедура проверочной закупки проводилась с нарушениями: заявление Холомеева о том, что Акиньшин якобы торгует наркотиками, не было зарегистрировано; а постановление о проведении проверочной закупки «содержало ложные сведения» (какие именно, неизвестно).

Не позднее февраля 2016 года Холомеев в качестве понятого участвовал в деле несовершеннолетнего Павла Остякова (делом занимались сотрудники ОНК УВД по ЗАО Иван Берестень, Семен Мамонтов и Александр Титов). «Находясь под воздействием наркотиков», Остяков продал 4,7 грамма марихуаны закупщику Леонову. Остяков полностью признал вину и получил два года условно.

28 апреля 2016 года уже самого Холомеева осудили за кражу и хранение наркотиков на два года и один месяц лишения свободы. 19 сентября 2017-го он освободился.

Спустя год «штатные понятые» УВД по ЗАО Гончаров и Холомеев, живущие в разных районах Москвы, внезапно совершили совместное преступление (это произошло в сентябре 2018 года, то есть уже после того, как к их участию в качестве понятых появились вопросы у суда). Гончаров и Холомеев попытались украсть из подъезда жилого дома два велосипеда и самокат, а полицейские каким-то образом задержали их прямо на выходе из подъезда. В суде Гончаров и Холомеев полностью признали свою вину и получили три и два года соответственно.

И еще семь историй о подставных понятых и закупщиках

24 января 2018 года: Чуприн в деле Романа Фролина

В ходе проверочной закупки употребляющий наркотики Фролин продал 1,2 грамма амфетамина Чуприну. Фролин полностью признал вину и получил 11 лет. Чуприн в этом деле — закупщик.

Цитата из дела: «Ему [Чуприну] стало известно, что Фролин занимается распространением амфетамина, в связи с чем он обратился к сотрудникам полиции и добровольно написал заявление, где изобличил Фролина в распространении амфетамина».

Полицейские: неназванные сотрудники ОНК УВД по ЗАО.

27 февраля 2018 года: Чуприн в деле Максима Шонина

В ходе проверочной закупки употребляющий наркотики Шонин продал 0,52 грамма героина. Шонин утверждает, что наркотики не передавал и деньги не брал. Вину не признал, получил 10 лет лишения свободы. Чуприн — понятой в ходе проверочной закупки.

Цитата из дела: «Добровольно принимал участие в качестве понятого при личном досмотре Шонина».

Полицейские: оперуполномоченный ОНК УВД по ЗАО Денис Коновалов.

23 мая 2018 года: Чуприн в деле Николая Григорьева

Чуприн в этом деле — понятой при проведении проверочной закупки (см. выше историю Михаила Рахманкина).

Цитата из дела: «Чуприн заявил, что не находился под принуждением сотрудников полиции, его участие в качестве понятого не было связано с его задержанием, а также сообщил, что запрещенные вещества по месту жительства Григорьева сотрудниками полиции не подкладывались».

* * *

1 октября 2018 года Чуприн задержан сотрудниками ОНК УВД по ЗАО. Признал вину в особом порядке, осужден на три года.

Цитата из дела: «Амфетамин — общей массой 2,39 грамма — уложил с целью личного употребления в капюшон куртки, надетой на нем, где незаконно хранил без цели сбыта до <…> задержания сотрудниками ОНК УВД по ЗАО».

В 2017 году Евгения Ворону, находящегося в состоянии наркотического опьянения, остановили полицейские, когда он выходил из квартиры Романа Альшанца (впоследствии осужден за содержание притона).

27 февраля 2018 года: Ворона в деле Шонина

В ходе проверочной закупки употребляющий наркотики Шонин продал 0,52 грамма героина. Шонин утверждал, что наркотики не передавал и деньги не брал. Вину не признал, получил 10 лет. Ворона — понятой в ходе проверочной закупки.

Цитата из дела: «Из показаний свидетеля Вороны Е.В. следует, что при досмотре Шонина непосредственно на месте задержания никаких предметов и денег у него обнаружено не было» (эти показания не приняты на апелляции).

Полицейские: оперуполномоченный ОНК УВД по ЗАО Денис Коновалов.

* * *

17 апреля 2019 года Ворона осужден на три года лишения свободы за хранение наркотиков. Задержан на улице сотрудниками ОНК УВД по ЗАО, в наружном кармане куртки у него нашли пакет с 4,15 грамма героина.

10 мая 2018 года: Крисько в деле Дмитрия Фефелова

В ходе проверочной закупки Крисько пришла домой к Фефелову — он играл в приставку. На вопрос «Есть че?» Фефелов указал на пачку сигарет, в которой находились 0,78 грамма амфетамина. Вскоре Крисько вышла из квартиры покурить, и в этот момент в квартиру ворвались полицейские. Они ударили Фефелова в лицо и повалили на диван. В кармане спортивных штанов у него нашли деньги. Фефелов признал, что «сбыл» Крисько И.Ю. «психотропное средство амфетамин», однако денег у нее за это не просил. Получил семь лет и шесть месяцев. Крисько в этом деле — закупщица.

Цитата из дела: «Подсудимого Фефелова Д. С. она знает несколько лет, он приходится ей знакомым, и она знала, что он употреблял наркотики, а также занимался их распространением, то есть продажей, в связи с чем она с заявлением обратилась в службу по обороту наркотических средств УВД по ЗАО г. Москвы. В своем заявлении Крисько И.Ю. также указала его фамилию и имя — Фефелов Д. С., адрес его проживания: г. Москва, *****, указала его номер мобильного телефона».

Полицейские: сотрудники ОНК УВД по ЗАО Денис Коновалов, Максим Уметбаев, Егор Фарманин.

23 мая 2018 года: Чуприн в деле Николая Григорьева

Крисько также участвовала в деле Николая Григорьева (см. выше истории Михаила Рахманкина и Дмитрия Чуприна): она была понятой при задержании Голобородько, которая потом выступила закупщицей у Григорьева.

Цитата из дела: «У отделения полиции ОМВД по району Кунцево к ней обратились сотрудники полиции, попросили принять участие в качестве понятой при проведении личного досмотра задержанной женщины, на что она добровольно согласилась и проследовала в сопровождении сотрудников в помещение ОМВД».

Полицейские: сотрудник ОНК УВД по ЗАО Максим Уметбаев.

10 мая 2018 года: Хачатрян в деле Дмитрия Фефелова

Акоп Хачатрян — понятой при проведении проверочной закупки в деле Дмитрия Фефелова (см. выше историю Ирины Крисько).

Цитата: «Он [Хачатрян А.А.] шел недалеко от здания УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве, к нему подошли сотрудники полиции, которые предложили ему принять участие в качестве понятого при обыске квартиры, расположенной по адресу: г. Москва <…>, и ввиду наличия свободного времени он согласился».

Полицейские: сотрудники ОНК УВД по ЗАО: Денис Коновалов, Максим Уметбаев, Егор Фарманин.

23 мая 2018 года: Хачатрян в деле Николая Григорьева

Хачатрян — понятой в деле Николая Григорьева (см. выше истории Михаила Рахманкина и Дмитрия Чуприна и Ирины Крисько); он присутствовал при обнаружении наркотиков в лесополосе в Домодедовском районе.

Цитата из дела: «Находился на автозаправочной станции „Газпромнефть“, в Домодедовском районе Московской области. Там к нему подошел сотрудник полиции, попросил принять участие в качестве понятого при проведении осмотров мест происшествий, на что он согласился».

Полицейские: сотрудники ОНК УВД по ЗАО: Денис Коновалов, Максим Уметбаев, Егор Фарманин.

* * *

Акоп Хачатрян (сейчас он студент факультета финансового менеджмента Российской академии народного хозяйства и государственной службы) часто созванивался не только с оперативниками наркоконтроля УВД по ЗАО, а также с руководителями подразделения Андреем Щировым и Игорем Ляховцом, но и с другими понятыми.

10 июня 2019 года (через четыре дня после моего задержания) Хачатрян общался с понятым из моего дела Сергеем Кузнецовым. Вскоре после этого Кузнецов написал заявление в полицию о том, что ему якобы поступают угрозы. Так же поступил и второй понятой из моего дела Дмитрий Бокарев.

22 января 2018 года: Кругова в деле Любови Ильичевой

Употребляющая наркотики Любовь Ильичева на улице продала 0,68 грамма амфетамина Андрианову, выступавшему покупателем при проверочной закупке. Полностью признала вину, получила пять лет. Кругова — понятой при проведении проверочной закупки.

Цитата из дела: «Участвовала в качестве понятой при проведении личного досмотра Ильичевой Л.А. <…> Какого-либо физического или морального воздействия на участников данного мероприятия со стороны сотрудников полиции оказано не было».

Полицейские: сотрудники ОНК по ЗАО Иван Демин, Эдуард Сыщиков, Денис Давыдов.

4 мая 2018 года: Кругова в деле Дениса Окунева

Денис Окунев задержан в кафе, когда он передал Круговой три с половиной грамма гашиша при проведении проверочной закупки. Вину признал, получил шесть лет. Кругова была в этом деле закупщицей.

Цитата из дела: «Обратилась к сотрудникам полиции с заявлением о желании оказать содействие в изобличении преступной деятельности гражданина по имени Денис, который, как ей достоверно известно, занимается сбытом наркотического средства гашиш, с которым она договорилась о покупки у него наркотического средства».

Полицейские: сотрудники ОНК по ЗАО Денис Коновалов, Максим Уметбаев.

10 мая 2018 года: Кругова в деле Фефелова

Кругова была понятой при проведении проверочной закупки в деле Фефелова (см. выше историю Ирины Крисько и Акопа Хачатряна).

Цитата из дела: «На улице подошел сотрудник полиции, который представился и предложил принять участие в качестве понятых при проведении оперативно-розыскного мероприятия „проверочная закупка“, на что она согласилась и проследовала в здание УВД по ЗАО ГУ МВД».

Полицейские: сотрудники ОНК УВД по ЗАО Денис Коновалов, Максим Уметбаев, Егор Фарманин.

Екатерина Новохатняя до 2018 года была дважды судима: за хранение наркотиков — условно на 11 месяцев, за сбыт наркотиков — на три года и три месяца лишения свободы. Освобождена условно-досрочно.

А осенью 2018-го Новохатняя задержана за попытку продажи украденного велосипеда. 17 декабря 2018-го осуждена на два года условно.

17 октября 2018 года: Новохатняя в деле Константина Масленцева

В ходе проверочной закупки Константин Масленцев продал Кристине Барановой 4,8 грамма гашиша. Однако сотрудники полиции задержали его только спустя восемь дней. В квартире Масленцева нашли 28,6 грамма гашиша. Частично признал вину, получил 11 лет (в апелляционной инстанции срок заключения снижен до восьми лет и шести месяцев). Новохатняя — понятая при проведении проверочной закупки.

Цитата из дела: «Свидетель Новохатняя Е.В. пояснила, что сначала был проведен личный досмотр Барановой К.Р., а впоследствии ей сотрудником полиции были выданы денежные средства. Физического и психологического воздействия со стороны сотрудников полиции не оказывалось».

Полицейские: сотрудники ОНК УВД по ЗАО Вячеслав Карпунин, Эдуард Сыщиков, Евгений Лукьянов, Иван Демин, Денис Давыдов, Евгений Гончаров.

14 ноября 2018 года: Новохатняя в деле Алексея Бардюкова и Ивана Лазутина

В квартире употребляющего наркотики Бардюкова нашли 155,1 грамма гашиша и электронные весы. В квартире употребляющего наркотики Лазутина — 0,3 грамма гашиша и 83 пустых пакетика, в которых обычно продают наркотики. Оба отрицали вину в сбыте, наркотики хранили для себя. Каждый получил по девять лет лишения свободы. Новохатняя была понятой про обыске квартиры Бардюкова.

Цитата из дела: «К ней обратились сотрудники полиции и попросили поучаствовать в качестве понятого на проведении ОРМ [оперативно-розыскного мероприятия], на что она добровольно согласилась».

Полицейские: сотрудники ОНК УВД по ЗАО Эдуард Сыщиков, Вячеслав Карпунин, Иван Демин, Семен Мамонтов, Евгений Лукьянов.

12 февраля 2019 года: Новохатняя в деле Владимира Гаврилова

В ходе обыска в квартире употребляющего наркотики Гаврилова нашли 2,9 грамма производного N-метилэфедрона. За день до проведения обыска полицейские задержали троих людей, находящихся в состоянии наркотического опьянения, которые утверждали, что употребляли наркотики в квартире Гаврилова. Дело рассматривалось в особом порядке, Гаврилов получил четыре года и шесть месяцев. Новохатняя — одна из посетителей наркопритона.

Цитата из дела: «[Гаврилов] предоставил свою квартиру для потребления наркотических средств Новохатней Е.В., у которой последующим медицинским освидетельствованием был установлен факт употребления наркотических средств».

Полицейские: сотрудники ОНК УВД по ЗАО.

11 октября 2018 года в ходе обыска квартиры Кристины Барановой сотрудники ОНК УВД по ЗАО обнаружили 26,6 грамма гашиша и 0,16 грамма N-метилэфедрона.

17 октября 2018 года: Баранова в деле Константина Масленцева

Баранова — закупщица в деле Масленцева (см. выше историю Екатерины Новохатней).

Цитата из дела: «Продать наркотическое средство Барановой К.Р. Масленцев К.В. отказался, высказав опасение по поводу слухов о ее задержании сотрудниками полиции».

Полицейские: сотрудники ОНК УВД по ЗАО Вячеслав Карпунин, Евгений Лукьянов, Иван Демин, Денис Давыдов.

14 ноября 2018 года: Баранова в деле Алексея Бардюкова и Ивана Лазутина

Баранова — понятая при обследовании квартиры Алексея Бардюкова в деле Бардюкова и Лазутина (см. выше историю Екатрины Новохатней).

Цитата из дела: «К ней обратились сотрудники полиции и попросили поучаствовать в качестве понятого на проведении ОРМ [оперативно-розыскного мероприятия], на что она добровольно согласилась».

Полицейские: сотрудники ОНК УВД по ЗАО — Эдуард Сыщиков, Вячеслав Карпунин, Иван Демин, Семен Мамонтов, Евгений Лукьянов.

* * *

17 декабря 2018 года Кунцевский суд признал употребляющую наркотики Баранову виновной в хранении наркотиков, назначив условный срок — три года.

Иван Голунов при участии Кристины Сафоновой

Реклама