Перейти к материалам
истории

Полная ревизия всего наследия писателя Издательство Corpus получило права на переиздание Владимира Набокова. Нас ждут новые переводы, примечания и более точная редактура

Источник: Meduza
Everett / Shutterstock / Vida Press

Российское издательство Corpus получило права на перевыпуск всех основных русских и английских произведений Владимира Набокова, — об этом 21 июня в своем фейсбуке сообщила глава издательства Варвара Горностаева.

«Условие передачи нам прав, поставленное агентами и Фондом Набокова, было такое: полная ревизия всего наследия писателя. Каждое новое издание будет заново сверено с уточненными источниками, исправлены накопившиеся за многие десятилетия ошибки, восстановлены случайные пропуски в предыдущих изданиях, сделаны примечания и комментарии там, где они необходимы», — написала Горностаева. В новой серии уже вышли две первые книги: «Лолита» (1955) и «Камера обскура» (1932). Следующими будут «Машенька» (1926), «Подвиг» (1932) и «Отчаяние» (1934).

В посте Варвара Горностаева пишет, что за этот проект издательству «было очень страшно браться»: «Но и не взяться было нельзя. Такой шанс выпадает один раз в жизни».

Также в издательстве будут опубликованы новые переводы произведений Набокова (решения о необходимости их создания примут вместе с Фондом Набокова). В 2022 году в Corpus выйдет новый перевод романа «Ада» — над ним несколько лет работал исследователь, переводчик Набокова и эксперт Фонда Набокова Андрей Бабиков. Он же стал научным консультантом и редактором всей новой серии Corpus.

Бабиков подробно рассказал о работе над переизданиями в тексте «Набоковский корпус», опубликованном 20 июля в издании «Полка».

Набоков, рассказывает Бабиков, научился писать и читать (сразу по-английски, по-русски и по-французски) в еще дореволюционной России — и усвоенное им в детстве правописание осталось для него неизменным и после реформы русской орфографии. В 1930 году «Защита Лужина» была издана в Берлине (писатель тогда уже был в эмиграции), а затем переиздана — в новой орфографии — в 1967 году в Париже. «…однако „перевод“ текста из прошлого в настоящее был сделан не вполне последовательно.

Так, к примеру, „свэтер“ (в журнальной публикации еще более экзотический „суэтер“) был изменен на современный „свитер“ (хотя в более позднем ардисовском издании рассказов Набокова — по новой орфографии — снова встречается „свэтер“), но при этом почему-то сохранено написание слов „итти“, „чорт“, „Хольмс“, „Бэкер стрит“ и т. д.», — рассказывает Бабиков. В новой серии Corpus роман будет опубликован с переведенным предисловием Набокова, которого не было в собраниях сочинений издательства «Правда» 1990 года и «Симпозиума» 1999 года — двух самых полных сериях.

При работе над переводами Бабиков старался сохранить «черты русского слога» Набокова, отражающие то время, в которое он жил и писал. «Диковинно звучащие теперь слова „Фузияма“, „джампер“, „шелопай“, „щиколка“, „рукзак“ (в советском пособии 1929 года „Снаряжение туриста“: „Нести палатку надо снаружи, сверху рукзака, где она укладывается скаткой и пристегивается ремнями“), „счастие“, „фамилья“ и многие другие в 20–40-х годах были в общем употреблении, такое написание и произношение считалось орфографической и орфоэпической нормой». 

Тем не менее Бабиков добавил в новые издания переводы иностранных терминов, пояснения к редким или устаревшим словам, галлицизмам, а также пояснения к старым русским выражениям, которые современный читатель вряд ли использует в повседневной речи: «В романе „Отчаяние“ Герман между прочим замечает, что его жена была суеверна, и прибавляет: „Сухо дерево“. Много ли современных читателей, еще помнящих обычай постучать по дереву против сглазу, узнает здесь старинную поговорку „Сухо дерево назад не пятится“?»

Еще одно изменение — в новой серии будут добавлены «выпавшие» фрагменты текстов, которые потерялись при наборе первого книжного издания. К примеру, в романе «Камера обскура» в пятой главе исчезли семь строчек, которые описывали волнение Кречмара и «его пугливую одышку в ожидании прихода соблазнительной Магды». Corpus добавит этот и еще один фрагмент — они будут восстановлены по текстам Набокова, вышедшим в журналах до книжного издания.

По словам Бабикова, самыми точными сегодня можно считать мемуарные «Другие берега», вышедшие в нью-йоркском Издательстве имени Чехова в 1954 году, и исправленное издание «Дара», опубликованное в «Ардисе» в 1975 году. А вот самым неточным оказалось издание «Лолиты», выпущенное в Нью-Йорке издательством «Федра» в 1967 году. 

Бабиков сверил этот опубликованный текст «Лолиты» с авторской рукописью, а перевод — с английским оригиналом. Сверка выявила «множество искажений, выпавших фрагментов, произвольных замен, допущенных машинисткой». В новом издании переводчик, учтя пометки жены Набокова Веры в рукописи перевода, унифицировал транслитерацию, исправил опечатки, восстановил несколько выпавших фрагментов текста.

По словам Бабикова, проект по переизданию Набокова мог бы стать частью подготовки собрания его сочинений, состав которого переводчик уже давно определил «с учетом нескольких новонайденных или впервые разобранных по архивным материалам произведений». В него могли бы войти не только романы, рассказы, нон-фикшн и стихи, но и драматургия, в том числе впервые переведенный Бабиковым на русский сценарий «Лолиты», «названный самим Набоковым его самым дерзким предприятием в области драматургии».

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Наталья Гредина

Реклама