Перейти к материалам
истории

«Я горжусь своим сыном. Он — герой» Интервью мамы журналиста Романа Протасевича. Ради его задержания в Минске экстренно посадили самолет Ryanair

Источник: Meduza
Reuters / Scanpix / LETA

В Минске 23 мая задержали бывшего главного редактора телеграм-канала Nexta Романа Протасевича. Он летел из Афин в Вильнюс на самолете компании Ryanair, но борт экстренно сел в Беларуси из-за ложного сообщения о бомбе от минских диспетчеров (позднее белорусские власти объявили, что самолет якобы угрожало взорвать движение ХАМАС, и даже зачитали текст их письма). Где сейчас находится Роман Протасевич — неизвестно, в Беларуси ему грозит длительное тюремное заключение. О случившемся спецкор «Медузы» Александра Сивцова поговорила с мамой журналиста Натальей Протасевич.

— Как ваше самочувствие?

— Очень плохое самочувствие. Ночь без сна, сердце болит. Но о своем самочувствии я сейчас забыла. Все мысли только о сыне.

— Расскажите немного о нем.

— Я горжусь своим сыном. Он — герой. Он — человек, который всегда был только за справедливость. Человек, который всегда был за правдивое освещение событий в стране.

Еще он очень отзывчивый. Всегда поддерживал и поддерживает всех начинающих журналистов, всегда помогал. Он и меня всегда оберегал. Старался не расстраивать меня и берег. Например, я только из телеграм-каналов узнала, что за ним в аэропорту [в Афинах] была слежка.

Рома очень сильный парень. Честный. Я надеюсь, что он выдержит те испытания, через которые ему приходится сейчас пройти. Несмотря на ужас, который происходит в стране [Беларуси], мы свято верим, что справедливость восторжествует.

— Как в жизни Романа появилась Nexta?

— Не могу сказать. Просто не знаю всей предыстории. Знаю только, что они в хороших отношениях с [сооснователем Nexta] Степой Путило. Степа нас поддерживает.

— Nexta стала популярна во время событий августа 2020 года. Роман тогда уже жил в Польше?

— Да, он там жил последнее время. Но потом переехал в Литву — когда [осенью 2020-го] вышел из Nexta. 

— Как вы в семье относились к его работе в Nexta? 

— Как мама я очень переживала, всегда просила быть аккуратным. Но он настолько борец, настолько сильная личность, что говорил: «Мама, ну а кто еще? Нельзя сидеть — надо что-то делать, чтобы изменить эту жизнь, это бесправие».

Он знал свою дорогу, знал свою цель. Никогда не трусил, нет. Он смело шел и освещал правду. Несмотря на угрозы, которые поступали — они поступали даже нам.

— Какие угрозы?

— Были угрозы, слежка, прослушка. Моим друзьям стали звонить. Спрашивали, где мой супруг. Где я. Потом им звонили и говорили: «Мы знаем ее местонахождение, повлияйте на нее, чтобы она повлияла на сына».

С супругом встречался сотрудник КГБ. Настойчиво предлагал ему, чтобы он повлиял на сына и чуть ли не вывез его из Польши на территорию Чехии, а уже оттуда в Беларусь.

После этого мы поняли, что нам тоже небезопасно находиться в Беларуси. Мы уехали в Польшу. Осенью [2020-го] думали, что, может быть, все улеглось и стоит вернуться. Но Рома отговорил — сказал, что на таможне встретит нас автозак. 

— Чем вы сами занимались в Беларуси?

— Изначально работала в Военной академии преподавателем высшей математики. Проработала 14 лет, но потом — еще в 2010–2011 году — пришлось уволиться из-за деятельности Романа.

— А что произошло?

— Тогда у нас зарождалось протестное движение. Роме было 15 лет. Тогда были такие флешмобы — хлопки [в знак несогласия с Лукашенко]. Они проходили в парке. Как-то милиция стала разгонять участников. Люди убежали. Милиция схватила мальчишек, которые не участвовали, а просто сидели рядом на лавке, — Рома там был с друзьями, играл на гитаре. Так Рома первый раз оказался в автозаке.

Его тут же лишили президентской стипендии, которую он получал как одаренный ребенок. Потом попросили из лицея, где он учился. В министерстве образования нам тогда сказали, что ни одна школа его не возьмет — только на домашнее обучение. А как вы представляете домашнее обучение, когда сын — многократный победитель разных олимпиад?

В итоге мне пришлось пойти к замминистра образования на прием, чтобы все-таки дали возможность окончить 11-й класс. Его приняли в школу по месту жительства. Но только на условии, что я буду там работать. Я уволилась из Военной академии, поработала в Роминой школе, а после того, как он ее окончил, вернулась в академию. Но уже в другую структуру — не могу разглашать какую. Оттуда меня уволили по статье — якобы за прогул, — когда началась активная фаза преследования оппозиции в августе 2020 года.

— Как все эти события 2010–2011 годов повлияли на Романа?

— Они повлияли на подростковую психику. Его ведь ни в одну школу не принимали. Но в итоге в школе по месту жительства были прекрасные преподаватели. Они видели, какой это мальчишка. Попросили его написать научную работу. Рома написал и подал ее на конкурс, но его даже не хотели регистрировать [из-за задержания на протестах]. Уже тогда началось все это угнетение. Так Рома попал на Tut.by внештатным журналистом. 

Разгром Tut.by

Мы все — свидетели умышленного убийства Tut.by «Медуза» рассказывает, откуда появился Tut.by, как он стал главным изданием в Беларуси — и за что его теперь уничтожает Александр Лукашенко

Разгром Tut.by

Мы все — свидетели умышленного убийства Tut.by «Медуза» рассказывает, откуда появился Tut.by, как он стал главным изданием в Беларуси — и за что его теперь уничтожает Александр Лукашенко

Из университета Рому тоже отчислили. Потому что, учась там, он выиграл чешскую премию по журналистике. Его отправили на стажировку на девять месяцев в Чехию, а потом в Америку. После этого он должен был приехать на зимнюю сессию, но из-за того, что не получилось взять билеты на нужный самолет, опоздал на два экзамена. На третьем преподаватель, не выслушав его, поставил два балла. До этой сессии у него все экзамены были прекрасные, он висел на доске почета. А тут его за полчаса отчислили.

— А чем в Беларуси занимался ваш муж, отец Романа?

— Он был подполковником. 29 лет добросовестно отдал армии. В 2019-м ушел на пенсию по возрасту. Работал в инкассации. А 4 мая 2021 года вышел указ Лукашенко, что более 80 военнослужащих надо разжаловать — как предателей.

— Почему ваш муж попал в этот список?

— Потому что сына поддержал. Потому что посмел уехать из страны. 

— Когда вы лично с Ромой связывались последний раз?

— За день до задержания, 22 мая. Это были разговоры на совершенно обычные темы: «Как дела, все ли хорошо? Как отдыхаешь?» Никаких опасений не было.

— Вы думали, что что-то подобное может произойти из-за отношения к Роману со стороны властей Беларуси?

— Нет-нет. Мы даже не предполагали. Это же Евросоюз, мы чувствовали защиту. Рома не думал, что может случиться такое. Ведь это безумие, что при полете просто над нашим государством — над Беларусью — такое возможно. В голове не укладывается.

Как задержали Романа Протасевича

В Минске задержали бывшего главреда Nexta Романа Протасевича. Самолет, на котором он летел, экстренно посадили в Беларуси из-за сообщения о бомбе Решение о посадке принял лично Лукашенко, чтобы «защитить Европу»

Как задержали Романа Протасевича

В Минске задержали бывшего главреда Nexta Романа Протасевича. Самолет, на котором он летел, экстренно посадили в Беларуси из-за сообщения о бомбе Решение о посадке принял лично Лукашенко, чтобы «защитить Европу»

Но у меня предчувствия были. Материнское сердце. Переживала о перелете, о самолете. Вчера утром я пыталась выйти с ним на связь: «Рома, как дела? Почему не отвечаешь?» Пока в интернете не узнала новости. О таком я даже не могла подумать. Что такой захват самолета, связанный с политикой, возможен.

— Как пережили вчерашний день?

— Весь день были на связи по телефону. Звонили [белорусские] волонтеры. Много изданий звонило. Мы сейчас пытаемся, чтобы побольше людей узнало о том, что происходит.

Конечно, очень переживаем. Переживаем из-за этой неизвестности: где он, что он, что происходит. Как самочувствие. Пока ничего не знаем. Даже адвокаты пока не знают, где он находится.

— Сразу после задержания в провластных телеграм-каналах стали публиковать разную противоречивую информацию о Романе. Например, что он якобы воевал в Донбассе. Что он делал там?

— Он был там как журналист. Это какая-то глупость. Нам неоднократно уже задавали эти вопросы. Он ездил туда как фотограф и журналист-фрилансер.

— После ухода из «Нехты» Роман занимается другим оппозиционным телеграм-каналом — «Беларусь головного мозга». Вы сказали, что он всегда говорил, что не надо сдаваться и нужно продолжать что-то делать. О чем он сам мечтает?

— Наверное, у всех нас сейчас мечта одна — это жыве Беларусь, жыве вечно. Чтобы наконец-то настала светлая полоса. Чтобы наша страна наконец-то стала свободной. Это мечта и Ромы, и миллионов белорусов. То неимоверное количество людей, которое выходило на митинги в августе… Это просто не передать словами. Эти неописуемое ощущение единства белорусского народа. [Свободная Беларусь —] это наша общая мечта.

Читайте также

Мы так много сделали и не смогли победить Хроника протестов в Беларуси, рассказанная их участниками. И история страны, которую написал Шура Буртин

Читайте также

Мы так много сделали и не смогли победить Хроника протестов в Беларуси, рассказанная их участниками. И история страны, которую написал Шура Буртин

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Беседовала Александра Сивцова

Реклама