Перейти к материалам
Сторонник реформ ставит подпись в их поддержку. Гонконг, 7 марта 2021 года
истории

Китай лишил Гонконг остатков самостоятельности. Право попасть в его парламент официально потеряли все, кого Пекин не считает «патриотами»

Источник: Meduza
Сторонник реформ ставит подпись в их поддержку. Гонконг, 7 марта 2021 года
Сторонник реформ ставит подпись в их поддержку. Гонконг, 7 марта 2021 года
Li Gang / Xinhua / Scanpix / LETA

Главным событием прошлого года в Гонконге должны были стать парламентские выборы, на которых антикитайская оппозиция имела хорошие шансы получить большинство. Но в последний момент власти отменили голосование под предлогом коронавируса. Теперь понятно зачем — в городе только что была проведена избирательная реформа, после которой властям почти гарантированы 2/3 мест в городском Законодательном совете. Отныне обязательное условие участия в гонконгской политике — «патриотизм». Кто и как будет следить за тем, достаточно ли его, рассказывает юрист Павел Бажанов, специализирующийся на праве Гонконга и Китая.

В соответствии с Основным законом Гонконга, его взаимоотношения с Китаем строятся на принципе «Одна страна — две системы», а собственный политический режим — на принципе «Гонконгцы управляют Гонконгом». Чтобы обосновать масштабное вмешательство в дела города, Пекину пришлось подумать об идеологическом оправдании.

Было объявлено, что для реализации идеи «одной страны с двумя системами», править Гонконгом должны не все гонконгцы, а лишь «патриоты». Иначе город может стать жертвой внешних сил, цель которых — разрушение единства страны. Патриотом следует считать того, кто «уважает собственный народ, искренне поддерживает восстановление суверенитета родины над Гонконгом и не причиняет вреда процветанию и стабильности Гонконга». Те горожане, которые этим критериям не соответствуют, не должны занимать публичные должности и мешать «патриотам» управлять. Утверждается, что только патриотически настроенных гонконгцев имел в виду Дэн Сяопин, выводя формулу «Гонконгцы управляют Гонконгом».

Что именно не нравилось Китаю?

Китай решил поменять гонконгскую избирательную систему, хотя она и так довольно надежно защищала власти от избирателей.

Единственными полностью свободными в Гонконге были выборы в органы местного самоуправления — советы округов (районов города). Правда, реальной власти они не имеют: в их ведении только вопросы локального характера, а бюджет им выделяет городской парламент — Законодательный совет. Зато на его состав муниципальные депутаты повлиять раньше могли.

Горожане избирали напрямую лишь половину из 70 депутатов Законодательного совета. Вторая половина представляла так называемые функциональные округа. Это прежде всего различные профессиональные объединения. Некоторые из них более-менее демократичны (например, бухгалтерское и юридическое сообщества), некоторые — очень закрыты и близки к властям (например, Ассоциация китайских производителей Гонконга). Кроме того, есть два особых функциональных округа: один городской парламентарий избирался всеми муниципальными депутатами, а еще пятеро (обязательно из числа муниципальных депутатов) — горожанами, которые не являлись избирателями в других функциональных округах.

Политические предпочтения гонконгцев в последние годы разделены примерно в соотношении 60 на 40%: чуть больше половины поддерживает демократов и «локалистов» (то есть сторонников самостоятельности города), менее половины — пропекинские партии. Деловые интересы большинства профессиональных объединений тесно связаны с КНР, которая может влиять на них, создавая преференции или, наоборот, вводя ограничения для гонконгских поставщиков услуг на основной территории страны. Поэтому вполне ожидаемо, что большинство выборщиков и депутатов, избираемых от них, входят в пропекинский лагерь, а оппозиция никогда не имеет большинства в парламенте несмотря на поддержку горожан.

В Гонконге нет и прямых выборов главы города (исполнительного секретаря) — его избирает специальная коллегия выборщиков (избирательная комиссия). В нее входят представители все тех же профобъединений, делегаты городского парламента и органов местного самоуправления, а также гонконгские представители в общекитайских органах власти.

Получается, система власти в Гонконге и так полностью подконтрольна Китаю. Зачем было что-то менять?

Действительно, прежняя избирательная система Гонконга в целом обеспечивала контроль над городом силам, лояльным Пекину. Но после масштабных протестов 2019 года она дала сбой: по результатам выборов оппозиция впервые выиграла выборы в местные советы, получив большинство в 17 из 18 округов. Эта победа, в свою очередь, гарантировала оппозиции несколько дополнительных мест депутатов в Законодательном совете в 2020 году — и в результате большинство в городском парламенте. А оно могло бы инициировать отставку и перевыборы исполнительного секретаря Кэрри Лам, лояльной Пекину. Казалось, протесты достигли цели.

Но центральное правительство, дождавшись успокоения горожан, начало контрнаступление. Основным событием 2020 года в Гонконге оказались вовсе не выборы, а принятие нового закона о госбезопасности. В городе были созданы специальные структуры для ее обеспечения и введена уголовная ответственность за преступления против нее (сепаратизм, подрыв государственной власти, террористическая деятельность и сговор с иностранными государствами или иностранными силами для совершения преступлений против государственной безопасности). Наказание — вплоть до пожизненного лишения свободы.

После этого участие в гонконгской политике стало слишком опасным, поэтому часть активистов и деятелей оппозиции не стала испытывать судьбу и покинула Гонконг. Большинство политиков, кто активно участвовал в протестах 2019 года и остался в городе, постепенно приобрели статус подозреваемых. Опасными для госбезопасности со временем были признаны не только конкретные действия, описанные в законе, но и демонстрация символов и лозунгов протестов 2019 года, публичные заявления в поддержку независимости Гонконга или против политики КНР.

Усилился и контроль над СМИ. Apple Daily — крупнейшее оппозиционное СМИ в Гонконге — единственная из крупных газет, которая вышла 1 июля 2020 года без одобрительной передовицы, посвященной закону о госбезопасности. Ее владелец Джимми Лай находится под стражей и ожидает суда за «сговор с иностранными государствами или иностранными силами для совершения преступлений против государственной безопасности». Он уже признан виновным в «незаконном собрании» в связи с участием в протестах 2019 года.

Тем временем в гонконгских школах планируют сократить время, уделяемое курсу liberal studies — ключевому предмету, который направлен на развитие критического мышления об общественных проблемах. Власти давно считают, что он стимулировал старшеклассников участвовать в протестах. Предмет оставят, но в программу включат больше информации о КНР и будут читать лекции по закону о государственной безопасности (в том числе для младшеклассников).

Одновременно публичные библиотеки перестали выдавать книги, написанные представителями местной оппозиции: их решили проверить на соответствие закону о госбезопасности.

А новый гонконгский музей M+ Museum отказался выставлять одну из работ оппозиционного китайского художника Ай Вэйвэя, после того как пропекинские политики обвинили музей в нарушении все того же закона.

Подробнее об этом законе

Гонконг на глазах теряет даже относительную свободу от Китая. Там уже создали управление госбезопасности и запретили призывы к сепаратизму

Подробнее об этом законе

Гонконг на глазах теряет даже относительную свободу от Китая. Там уже создали управление госбезопасности и запретили призывы к сепаратизму

А что с выборами?

В июле 2020 года выборы в Законодательный совет, которые были намечены на сентябрь, неожиданно перенесли на один год под предлогом эпидемии коронавируса. Это случилось несмотря на то, что выдвижение кандидатов уже началось. Причем всего за день до переноса выборов 12 человек были отстранены от участия в выборах. Среди них было четыре действующих депутата, им вменили «поддержку независимости Гонконга, отказ признавать суверенитет КНР над Гонконгом, сговор с иностранными странами и силами для вмешательства во внутренние дела».

Но из-за того, что срок работы парламента был продлен на год, оппозиционеры тоже смогли продолжать работу. Однако центральные китайские власти решили и эту проблему, просто лишив их полномочий. А в ноябре 2020 года несколько оппозиционных депутатов были арестованы за «оскорбительное поведение», которое выразилось в том, что за несколько месяцев до этого они блокировали избрание главы одного из комитетов — а значит, и прохождение законопроектов через парламент. Раньше такая практика считалась вполне законной.

Оставшиеся оппозиционеры ответили на происходящее массовым выходом из Законодательного совета. В итоге сейчас в парламенте заседают только 43 депутата из 70, почти все — пропекинские. А следующие выборы в гонконгский парламент пройдут уже по новым правилам.

В чем суть изменений?

Китай поменял правила формирования местного парламента. Теперь Законодательный совет будет состоять из 90 депутатов (на 20 больше, чем раньше). Из них 40 депутатов будет делегировать избирательная комиссия, 30 — функциональные округа, а избирать напрямую горожане будут всего 20 человек вместо нынешних 35.

Правила формирования самой избирательной комиссии тоже поменялись. Раньше она состояла из четырех секторов по 300 человек в каждом. Три из них представляли профессиональные ассоциации, еще в одном были гонконгские делегаты в центральных органах власти КНР, депутаты Законодательного совета и окружных советов.

По новым правилам общая численность выборщиков увеличивается с 1200 до 1500 человек, а четвертый сектор делится на два — отдельный создается для делегатов Гонконга в китайских органах власти и в общекитайских общественных организациях (Коммунистический союз молодежи, Всекитайская федерация женщин и т. д.).

Одновременно из четвертого сектора удалены представители гонконгского самоуправления. Именно они в соответствии со старыми правилами, могли бы обеспечить оппозиции большинство в городском парламенте.

Усложнена и процедура выдвижения кандидатов в исполнительные секретари города. Теперь необходимо, чтобы они заручились поддержкой во всех секторах избиркома. Добиться этого оппозиционеру очень трудно, особенно в секторе для представителей от Гонконга в центральных органах власти КНР и общекитайских общественных организациях.

И самое главное, все кандидаты во все органы власти должны теперь проходить «фильтрацию» — проверку на соответствие в новой комиссии по подтверждению квалификации кандидатов. А руководствоваться комиссия будет рекомендациями двух специальных органов, созданных в соответствии с законом о госбезопасности: специальной правительственной комиссии и особого департамента полиции. Их задача — оценивать соблюдение кандидатом Основного закона города и соответствие требованию «верности Гонконгу». Решения комиссии нельзя будет обжаловать в суде.

К чему приведут перемены?

Реформа избирательной системы в Гонконге лишает «случайных» и «несистемных» кандидатов шансов на выдвижение. Большинство из них, вероятно, не пройдет проверку в комиссии по подтверждению квалификации. Она имеет право оценивать всю деятельность политика, в том числе до вступления в силу закона о госбезопасности. Поэтому любые оппозиционные кандидаты, выступавшие в поддержку протестов в 2019 году (и тем более участвовавшие в них), гарантированно получат отказ.

В январе 2021 года уже было арестовано 53 организатора и участника прошлогодних оппозиционных праймериз. Большинство из них власти обвинили в «подрыве государственной власти», поскольку их целью было получить большинство в парламенте, блокировать бюджет и заставить исполнительного секретаря Кэрри Лам уйти в отставку.

Правда, сама Кэрри Лам говорила, что оппозиционеры тоже могут быть «патриотами». Но если кого-то из них и допустят до выборов, то им останется бороться менее чем за треть мест в парламент. 2/3 депутатов теперь будут гарантированно провластными и пропекинскими.

Оппозиции останутся только окружные советы. Но и это ненадолго: правила проведения муниципальных выборов определяются местным законом, который Законодательный совет может в любой момент поменять. Поэтому требование быть «патриотом» постепенно будет распространено и на муниципальных депутатов.

После принятия новых законов США и Великобритания в очередной раз заявили, что Китай нарушил обязательства, взятые им в момент, когда Гонконг, который был британской колонией, вернулся в его состав в 1997 году. США расширили список лиц, на которых наложены санкции из-за нарушения автономии Гонконга. Возможно, американцы уже никогда не восстановят особый режим торговли с городом, который они ввели на условии сохранения его самостоятельности.

В свою очередь, КНР продолжает настаивать, что управление городом — его внутреннее дело, а прежние соглашения представляют интерес только в качестве исторического документа.

Великобритания еще до пандемии упростила для гонконгцев правила въезда и получения права на постоянное проживание. Власти мегаполиса не публикуют официальные данные об эмиграции, но число запросов на получение справки об отсутствии судимости (которая нужна при отъезде почти куда угодно) еще в 2019 году выросло почти на 43%, до 33 тысяч. А по итогам 2020 года численность населения семимиллионного города снизилась на 0,6%.

Для Китая независимый Гонконг — наследие колониальных времен

Россия считает Китай союзником в новой холодной войне с Западом. Но это не взаимно Максим Трудолюбов — о кремлевском «повороте на Восток» и о книгах, помогающих понять, что с ним не так

Для Китая независимый Гонконг — наследие колониальных времен

Россия считает Китай союзником в новой холодной войне с Западом. Но это не взаимно Максим Трудолюбов — о кремлевском «повороте на Восток» и о книгах, помогающих понять, что с ним не так

Павел Бажанов

Реклама