Перейти к материалам
истории

«Вампиры средней полосы» с Юрием Стояновым — не детектив или готическая сага, а сериал о семье и России Когда главная беда города вовсе не бессмертные кровопийцы

Источник: Meduza
START

18 марта на видеосервисе Start вышел сериал «Вампиры средней полосы» — то ли детектив, то ли комедия, то ли семейная драма о проблемах упырей в современном Смоленске. Старейшего из кровопийц в нем сыграл Юрий Стоянов, который сам называет эту роль второй за карьеру, написанной специально для него. Кинокритик Егор Москвитин посмотрел четыре эпизода из восьми — и рассказывает о сериале.

В зимнем лесу под Смоленском найдены два обескровленных трупа. Приезжий сыщик из Москвы подозревает, что в Центральной России орудует серийный убийца: случай не первый. Собственное расследование начинают и смоленские вампиры — коммуна бессмертных, тихих и добрых существ, бывших когда-то людьми. Они не сильно отличаются от нас: тоже выходят на солнце, имеют обычные профессии и занимаются обычными делами. Вампиры средней полосы миролюбивы, питаются исключительно донорской кровью и свято следуют древнему договору с Хранителями — организацией, которая следит, чтобы люди и нелюди жили в мире. Несанкционированные убийства нарушили баланс сил — и теперь кровопийцам нужно найти преступника до того, как Хранители потребуют жертв взамен.

Может показаться, что придуманные Алексеем Акимовым и снятые Антоном Масловым «Вампиры средней полосы» — ироничное подражание «Ночному дозору». Здесь тоже есть древние пакты, шутки про то, кто из знаменитостей стал бессмертным (разумеется, Элвис), размышления о судьбах России и детективная линия. Или же перед нами локализованные «Реальные упыри» — комедия нравов и положений, выросшая из фантазий о быте невозможных существ.

Но уже к концу первого эпизода «Вампиры средней полосы» напоминают скорее «Семейку Аддамс». Это в первую очередь трогательная и теплая история о необычной родне, и только потом детектив (медленный), ужастик (страшно будет только в начале четвертого эпизода) и комедия. Юмора в «Вампирах средней полосы» много, но он сдержанный, вполне деликатный и не заглушает драму. Это ни в коем случае не комедийное скетч-шоу — а на удивление грустное размышление о том, что в России, как завещал Корней Чуковский, надо жить долго.

START

Узнавать, кто из героев вампир, а кто нет, — одна из главных радостей первого эпизода, поэтому тем, кто боится спойлеров, этот абзац лучше пропустить, хотя всех кровопийц сдал официальный трейлер. Среди смоленских долгожителей — сверстник государства Российского Святослав Вернидубович (Юрий Стоянов), бывший наполеоновский фельдшер Жан Иванович (Артем Ткаченко), следовательница Анна (Екатерина Кузнецова) и руководительница местного театра Ольга (Ольга Медынич). Одна из женщин — бывшая графиня, другая — комсомолка. А самого юного и непутевого вампира — блогера Женька — играет 22-летний Глеб Калюжный, который сейчас встречается в сериалах чаще, чем Александр Петров и Юрий Борисов в фильмах.

У каждого из бессмертных смолян и смолянок своя пожизненная травма и своя супергеройская способность. Кто-то летает, кто-то читает мысли, а кто-то тоскует от невозможности построить обычную семью. Характеры героев — сильная сторона сериала, проработаны они и визуально: строгая Анна на протяжении целого века носит воинственные береты, Святослав Вернидубович реабилитирует ватники, а столичный следователь Иван (Михаил Гаврилов) одевается лучше всех телевизионных полицейских России. У него всегда есть чистый костюм и никогда не разряжается беспроводной наушник. С таким имиджем — хоть в Твин Пикс.

Но как раз ничего западного в сериале нет. Ключевые слова в названии — не «вампиров», а «средней полосы». Источников вдохновения у сценаристов могло быть по крайней мере два. Первый — рассказ Виктора Пелевина «Проблема верволка в средней полосе», в котором интеллигент вдруг ощущал себя почвенником и растворялся в русской природе. Короткая история, впервые опубликованная в 1991 году, остроумно объясняла и наше желание выть на Луну, и последствия укуса советского человека западной культурой. Само слово «верволк» было слиянием русского «волка» и немецкого «вервольфа».

Второй возможный ключ к пониманию сериала — монолог о средней полосе России героя Олега Басилашвили в «Рабе любви» Никиты Михалкова. Его пронзительная речь (и сентиментальная реакция, которую она вызывает у других персонажей — кинематографистов, снимающих фильм на еще не захваченном красными юге) — это символ прощания с родной землей.

«Вампиры средней полосы» — в первую очередь благодаря драматическому таланту Юрия Стоянова и заточенному под актера сценарию — тоже вдруг превращаются из жанрового аттракциона в грустную историю о России. Флешбэки, в которых Святослав Вернидубович возвращается то в 1950-е, то в 1812-й годы, быстро перестают быть забавными и становятся печальными и даже страшными, особенно когда дело доходит до судьбы крепостных.

Красивый и благородный, но обшарпанный и грязный современный Смоленск в кадре всем своим видом дает понять, что настоящая нечистая сила в городе не вампиры. Хранителей, призванных следить за порядком в стране, тоже может поглотить коррупция (это предположение, а не спойлер). А охладевший к жизни вампир-пенсионер будет переживать за отопление в аварийном районе больше, чем чиновники. Есть в сериале и шутка про перекрытие дорог ради кортежа губернатора — нечаянная рифма к аналогичной сцене из сказочных «Серебряных коньков».

START
START
START

Этот внезапный русский трагизм делает «Вампиров средней полосы» сериалом, как бы пошло ни звучало это слово, душевным. Мокрый снег, зимняя иллюминация Смоленска и нарочито нелепые спецэффекты (чего стоят только превращения одного из героев в крылатого монстра) придают ему сказочности — вспоминаются даже «Вечера на хуторе близ Диканьки». При этом в профильных жанрах сериал как раз не преуспевает: для детектива он слишком степенный и возмутительно не остросюжетный, а для вампирской готики — чересчур травоядный. Зато здешним упырям не чужды сострадание и ирония, поэтому за их приключениями хочется следить.

Стоит вспомнить, что в свое время на американском телевидении с вампиров начался золотой век сериалов. Они выступали политическими комментаторами в «Настоящей крови» HBO, развлекали молодежь в «Дневниках вампиров», расширяли аудиторию телеканалов в телеверсии «От заката до рассвета», предназначенной для испаноговорящих зрителей. Это они скрещивали современное телевидение с викторианской литературой и французским театром «Гран-Гиньоль» в «Страшных сказках». И они же предвосхищали вирусную эпидемию в Нью-Йорке в «Штамме» Гильермо дель Торо.

Теперь вампиры добрались и до российских стримингов. Летом 2021 года выйдет многосерийный «Пищеблок» по роману Алексея Иванова — в этой книге обращение в вампиров было способом создания идеального коммунистического коллектива, а отпор упырям могли дать лишь пионер-романтик и вожатый-скептик, мечтающие о справедливом мире и настоящем братстве. Красный галстук заменял нательный крест, а простыня, натянутая над кроватью в общей спальне, защищала от нападения монстра.

Еще одна история, которая могла бы стать перспективным сериалом — «Карамора», стильный и жуткий пилот которой снял Илья Найшуллер, — в итоге выйдет как полнометражный фильм Данилы Козловского. В нем упыри тоже символизируют кровавый режим. По сюжету европейские династии, включая Романовых, были связаны с вампирами. Такая сюжетная завязка — провокация куда более смелая, чем книга Сета Грэма-Смита «Президент Линкольн: Охотник на вампиров». Легко представить, как отреагировал бы на такой сериал зритель — хотя и фильму, если в нем не сгладят углы, придется несладко. 

Выходит, даже вампиры у нас — граждане несвободные: что-то им можно, а что-то нельзя. «Вампиры средней полосы» решают быть просто добрыми, внимательными и неунывающими — и этого пока хватает.

Стоянов — о средней полосе

«Юмор высекается из какой-то беды» Большое интервью Юрия Стоянова, сыгравшего вампира из Смоленска, — о «Городке», Олейникове и Лапенко

Стоянов — о средней полосе

«Юмор высекается из какой-то беды» Большое интервью Юрия Стоянова, сыгравшего вампира из Смоленска, — о «Городке», Олейникове и Лапенко

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Егор Москвитин

Реклама