Перейти к материалам
разбор

Несмотря на протесты, Госдума приняла поправки о просветительской деятельности. По пунктам перечисляем, почему это беда, которая может коснуться всех

Источник: Meduza
Сергей Фадеичев / ТАСС

Госдума 16 марта приняла в третьем (окончательном) чтении поправки к закону «Об образовании», которые вводят в него понятие «просветительская деятельность». Против них активно выступало научное сообщество и популяризаторы науки. Депутаты, однако, отказались слушать аргументы критиков и фактически приняли первоначальный вариант документа (еще и задав противникам вопрос, на кого те работают). Теперь закон должен одобрить Совет Федерации, а потом подписать президент. «Медуза» объясняет, почему очень хотелось бы, чтобы они этого не сделали.

1. Поправки ставят под контроль государства любое распространение знания

Поправки предлагают считать «просветительской» всякую «деятельность, направленную на распространение знаний, опыта, формирование умений, навыков, ценностных установок, компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов». Единственное условие — что это должно происходить не в школах, вузах или других образовательных учреждениях. Поскольку определений «знаний», «опыта», «ценностных установок» и всего остального в законе нет, под его действие может попасть что угодно — вплоть до роликов об утренней гимнастике или статей в СМИ. «Попасть под действия» — значит подчиниться правилам, установленным правительством. Оно становится единственным регулятором «просвещения».

2. Никто не знает, что изменится прямо сейчас, но на правила «просвещения» почти невозможно будет повлиять. Правительство, по сути, наделяют чрезвычайными полномочиями

Поправки составлены таким образом, что они сами в жизни «просветителей» ничего не меняют — все отдано на откуп правительства. В каком-то смысле «просветители» (то есть, повторимся, потенциально кто угодно) оказываются даже в более уязвимом положении, чем обычные учителя или университетские профессора. Для последних написан целый закон «Об образовании» — и это хотя бы относительно предсказуемые правила игры. Порядок деятельности «просветителей» правительство сможет устанавливать и менять в любой момент по своему усмотрению. Если законы проходят хотя бы какие-то стадии обсуждения, то решения правительства будут просто спущены как данность. Учитывая, как много людей потенциально попадут под действие поправок, можно сказать, что Дума наделяет правительство чрезвычайными полномочиями (в нормальной ситуации такую широкую сферу если и регулировать, то отдельным законом). И эта практика сама по себе вызывает тревогу.

3. Легко представить себе сценарий, при котором ролики на ютьюбе или публичные лекции начнут запрещать

Можно представить три возможных сценария применения поправок:

  1. Правительство может никак не вмешиваться в жизнь «просветителей», лишь проверяя их деятельность на соответствие законам.
  2. Правительство начнет выдавать лицензии на «просветительскую деятельность», которые получат не все.
  3. Правительство захочет лицензировать не только деятельность как таковую, но и многие, если не все, выпущенные «просветителем» материалы. По сути, речь идет о предварительной цензуре.

В двух последних случаях легко допустить, что власти начнут блокировать «нелицензионный» контент или разными способами останавливать офлайн-мероприятия без лицензий.

4. Даже либеральный вариант применения поправок ничего не гарантирует. Популяризаторы гуманитарных наук — под особой угрозой

В пояснительной записке к законопроекту прямо говорится о том, что он направлен против «бесконтрольной реализации антироссийскими силами… пропагандистских мероприятий, в том числе поддерживаемых из-за рубежа и направленных на дискредитацию проводимой в Российской Федерации государственной политики, пересмотр истории, подрыв конституционного строя».

Может показаться, что в самом законе это звучит несколько мягче. Запрещается «использование просветительской деятельности для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, для агитации, пропагандирующей исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, их отношения к религии». Все эти запреты записаны и в других законах, из-за чего многие критики называли поправки в принципе излишними.

Но дальше «просветителям» запрещают сообщать «недостоверные сведения об исторических, о национальных, религиозных и культурных традициях народов» и «побуждать к действиям, противоречащим Конституции». Решать, что достоверно, а что нет, очевидно, будут чиновники, и совершенно не факт, что в этом они будут опираться на последние достижения науки. В результате популяризаторы гуманитарных наук — под особой угрозой.

5. Школам и вузам тоже достанется. Пригласить иностранного профессора станет сложнее, поехать по обмену за границу — тоже

Вступление в силу поправок немедленно отразится на ученых. Все образовательные учреждения при заключении любых договоров с иностранными гражданами (кроме оказания им образовательных услуг) будут обязаны предварительно запрашивать разрешение на это у федеральных органов власти.

«Естественно, это очень сложная процедура, и она сразу бьет по всем видам сотрудничества, — говорил в интервью «Медузе» инициатор петиции против поправок, астрофизик Сергей Попов. — Яркие примеры — это какие-нибудь международные школы. Если мы хотим пригласить иностранного ученого в Россию с лекциями, договор заключается неизбежно. Но если еще будет требоваться и предварительное согласование федерального органа, которое можно не получить, то многие могут решить, что проще не делать такие школы». 

Программы международного обмена, по которым российские вузы отправляют своих студентов в иностранные, также потребуют дополнительного согласования.

Интервью Сергея Попова

Скоро на блог о литературе и даже о фитнесе может потребоваться разрешение властей Петицию против этого закона подписали 100 тысяч человек. Мы поговорили с ее автором, астрофизиком Сергеем Поповым

Интервью Сергея Попова

Скоро на блог о литературе и даже о фитнесе может потребоваться разрешение властей Петицию против этого закона подписали 100 тысяч человек. Мы поговорили с ее автором, астрофизиком Сергеем Поповым

6. Поменять закон уже нельзя. Но можно добиться его отклонения Советом Федерации и президентом

Законопроект принят Госдумой в трех чтениях и обрел силу закона, но теоретически его еще может отклонить Совет Федерации или не подписать президент. «Наша ближайшая цель, — сказал «Медузе» Сергей Попов, — добиться публичного обсуждения этого законопроекта в профильном комитете Совета Федерации». Общественный активист Михаил Лобанов советует писать в электронную приемную верхней палаты с требованием отклонить закон: «Если вы не знаете, как сформулировать мысль, можно взять за основу лаконичное: «Прошу отклонить законопроект № 1057895-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (в части введения просветительской деятельности)»». По его мнению, теоретически это может принести реальную пользу, особенно с учетом того, что против законопроекта единодушно проголосовали все фракции, кроме «Единой России». А значит, консенсуса нет даже внутри элиты.

Что думают о законе те, кого он может коснуться

Слышали про поправки о просветительской деятельности, которые приняла Госдума? Математик, астрофизик, издатель N+1 и редактор Википедии объясняют, в чем с ними проблема

Что думают о законе те, кого он может коснуться

Слышали про поправки о просветительской деятельности, которые приняла Госдума? Математик, астрофизик, издатель N+1 и редактор Википедии объясняют, в чем с ними проблема

Дмитрий Карцев

Реклама