Перейти к материалам
разбор

Цена на нефть уже достигла доковидного уровня. Что будет дальше? Спойлер: она может взлететь и до 100 долларов за баррель, но на Россию это повлияет не очень сильно

Источник: Meduza
Алексей Мальгавко / Reuters / Scanpix / LETA

Цена на нефть (марки Brent) в феврале 2021 года перевалила через отметку 65 долларов за баррель — с этого уровня началось катастрофическое падение весной 2020-го, когда по всему миру начал быстро распространяться коронавирус. Экономисты и инвестбанкиры теперь говорят, что нефть (и другие сырьевые товары), возможно, входит в новый «суперцикл» высоких цен — подобный тому, который обеспечил бурный рост экономики России в 2000-х годах. Нефть может подорожать до 100 долларов за баррель, предсказывают инвестбанкиры. Однако ничего похожего на «благословенные нулевые» не ожидается: «суперцикл», если он и случится, будет, во-первых, коротким, а во-вторых, последним, считают экономисты. Наконец, Россия на сей раз вряд ли сможет воспользоваться всеми плодами роста цен на свой главный экспортный товар.

Из-за чего растут цены на нефть?

Главная причина — постепенное восстановление мировой экономики после коронакризиса. Эпидемия еще не закончилась, но спрос на нефть уверенно растет: весной 2020 года спрос на нефть упал на четверть, однако затем начал отыгрывать падение и в целом за год снизился менее чем на 10%. В начале 2021 года спрос продолжил расти. Трейдеры и экономисты считают, что этот рост ускорится после того, как массовая вакцинация поставит эпидемию под контроль. Впрочем, эксперты предполагают, что в 2021 году спрос на нефть так и не достигнет уровня 2019 года: этому помешает медленное восстановление объема авиаперевозок.

Не менее важная причина — сохраняющиеся ограничения на добычу нефти в рамках сделки ОПЕК+. Договор, по которому добыча была снижена на рекордные в истории 9,7 миллиона баррелей в сутки (из чуть более чем 100 миллионов баррелей, которые мир добывал до того), был заключен весной после обвала цены на нефть до отрицательных значений. С тех пор, согласно сделке, добычу несколько раз увеличивали; по действующему с 1 января договору, в мире все еще добывают на семь миллионов баррелей нефти в сутки меньше, чем годом ранее. 

Восстановление спроса — это понятно. Но откуда берутся прогнозы о росте цен до 100 долларов за баррель?

Прогноз сделали экономисты крупнейших инвестиционных банков: JPMorgan Chase и Goldman Sachs. Они исходят из опыта кризиса 2008–2009 годов, во время которого власти стран с крупнейшими экономиками — США, ЕС, Великобритании, Японии — залили экономический пожар огромными денежными вливаниями в рамках программ количественного смягчения. Похожим образом они отреагировали и на коронакризис, добавив к количественному смягчению программы прямой помощи на триллионы долларов пострадавшим из-за закрытия целых отраслей экономики и падения спроса. Раздача денег из бюджетов будет продолжена в 2021 году: так, администрация Джо Байдена запланировала потратить на восстановление экономики еще 1,9 триллиона долларов; в рамках этой программы, в частности, каждый американец может получить от федерального правительства в общей сложности по две тысячи долларов.

В начале прошлого десятилетия деньги, залитые центробанками развитых стран в мировую экономику, вызвали рост цен на активы, в том числе на сырье. Цены на нефть после глубокого падения в 2009 году вновь выросли до 125 долларов за баррель в 2011 году. Тот «суперцикл» со сверхвысокими ценами на нефть закончился осенью 2014 года. Экономисты JPMorgan Chase и Goldman Sachs считают, что похожий эффект на цены на сырье будут иметь и вливания 2020–2021 годов.

Возможно, на сей раз рост цен на сырье будет даже более резким: помощь властей теперь получают не только банки, как в начале 2010-х, а главным образом средний класс и люди с низкими доходами; они должны отреагировать на такой «стимул» ростом потребления. Получатели потратят деньги именно на зависимые от сырья товары: топливо и продукты. Как сказал экономист Goldman Sachs Джеффри Керри, «эти люди не водят Tesla, они водят внедорожники». Рост спроса на сырье, в свою очередь, должен привести к росту цен на него, так как предложение не будет за ним поспевать.

Впрочем, многие экономисты сомневаются, что такой суперцикл со сверхвысокими ценами возможен конкретно на рынке нефти. Аргументы против этого такие:

  • Во-первых, сделка ОПЕК+ должна прекратить действие, как только закончится эпидемия коронавируса. Участники сделки, в том числе Россия, только и ждут, чтобы увеличить экспорт нефти.
  • Во-вторых, американские компании, добывающие сланцевую нефть, сократили добычу весной из-за низких цен, но могут быстро нарастить объемы производства, как только цены вновь вырастут и добыча вновь станет экономически оправданной.
  • Мировая добыча может вырасти по политическим причинам. В Ливии уже несколько месяцев сохраняется перемирие в гражданской войне, которое позволило противоборствующим сторонам возобновить экспорт нефти. Возможно, на рынок вернется Иран, если администрация Байдена отменит санкции против страны, введенные Дональдом Трампом.
  • Наконец, вполне вероятно, что мир уже вступает в эпоху стабильно низкого спроса на нефть. Развитые страны явно ориентируются на зеленую энергетику и замену бензинового автотранспорта на электромобили. Так, в программе Джо Байдена на эти цели запланированы траты 400 миллиардов долларов.

Впрочем, последнее обстоятельство может привести как раз к обратному эффекту, то есть резкому росту цен на нефть, считают экономисты JPMorgan Chase. Нефтяные компании, сократившие инвестиции в добычу из-за коронакризиса, могут так и не вернуться к прежним объемам даже после окончания эпидемии — как раз из-за опасения будущих потерь в результате «зеленой революции». В результате окончательному падению спроса на нефть вполне может предшествовать период дефицита и высоких цен на нее. Впрочем, даже если такой период и случится, он вряд ли будет долгим, полагают экономисты. Как сказал один из нефтяных трейдеров, «эта дохлая кошка еще может несколько раз подпрыгнуть», но потом рынок ждет «необратимый спад».

Если цены все же вырастут до 100 долларов за баррель, то экономика России вновь начнет быстро расти?

Российские власти после кризиса 2014–2016 годов, вызванного прежде всего падением цен на нефть, решили снизить зависимость бюджета от экспорта топлива. В стране действует бюджетное правило, по которому федеральный бюджет сверстан исходя из цены нефти 42 доллара за баррель. Все доходы, полученные в результате превышения этой цены, автоматически зачисляются в Фонд национального благосостояния, который служит «подушкой» на случай резкого обвала цен. Впрочем, высокие цены на нефть могут уменьшить дефицит федерального бюджета.

Ограничены и другие каналы влияния колебания нефтяных цен на российскую экономику: 

  • Центробанк (согласно тому же бюджетному правилу) задействует механизм покупки валюты в условиях высоких цен на нефть с тем, чтобы избежать резкого укрепления рубля. В январе Центробанк впервые со времени весеннего обвала нефтяных цен купил валюту для Минфина.
  • На внутреннем рынке топлива действует специальный режим «демпфирования», призванный ограничить колебания цен: оптовая цена на бензин и солярку рассчитывается исходя из цены на нефть 50 долларов за баррель; если мировая цена выше, то правительство платит нефтяникам компенсацию; если ниже — нефтяники платят правительству.
Подробнее об этом

Взлетит ли цена на нефть после ковида? Что такое фьючерс и баррель? Почему, когда они дешевеют, бензин все равно дорожает? Стыдные вопросы о нефти

Подробнее об этом

Взлетит ли цена на нефть после ковида? Что такое фьючерс и баррель? Почему, когда они дешевеют, бензин все равно дорожает? Стыдные вопросы о нефти

Таким образом, нельзя ожидать, что высокие цены на нефть повлияют на темпы роста российской экономики так, как это было в 2000-е. Так, относительно высокие цены на топливо в 2018–2019 годах резко увеличили прибыль нефтяных компаний, но это не привело к кратному росту инвестиций и существенному ускорению роста экономики.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дмитрий Кузнец

Реклама