Перейти к материалам
разбор

Россия и Саудовская Аравия согласились на рекордное сокращение нефтедобычи, США раздумывают. Взлетит ли теперь цена на нефть?

Источник: Meduza
Егор Алеев / ТАСС / Scanpix / LETA

Переговорщики из стран — экспортеров нефти из картеля ОПЕК+ вечером 9 апреля собрались на видеосовещание, чтобы попытаться спасти мировую нефтяную отрасль от коллапса. В переговорах участвовали в том числе Саудовская Аравия и Россия, с ценовой войны между которыми началось нынешнее падение цен. Как сообщают многочисленные источники, участники вебинара договорились в июне и июле снизить добычу на рекордные в истории 10 миллионов баррелей в день — это около 10% мирового потребления. Пока против Мексика, без которой, по некоторым данным, не хочет заключать сделку и Саудовская Аравия. Договор, вероятно, вступит в силу, если его поддержат снижением добычи еще на пять миллионов баррелей в день другие страны, прежде всего США. Однако, как считают эксперты, этого будет недостаточно, чтобы поддержать нефтяные цены, падающие из-за эпидемии коронавируса и мер по борьбе с ней. Мировой спрос, по оценкам экспертов, упадет на 30 миллионов баррелей в день. Цены на нефть после появления слухов об итогах совещания упали.

Зачем было нужно совещание?

Формально встречу собрала Саудовская Аравия — председатель и лидер организации стран-экспортеров ОПЕК, куда входит 13 стран, а также вторая в мире страна по добыче нефти после США. К ней присоединились 11 стран, входящих с 2016 года в расширенный картель ОПЕК+, среди которых — Россия (третья страна по добыче). Кроме того, к видеоконференции подключились представители стран и регионов, никогда не участвовавшие ни в каких нефтяных картелях — в том числе, например, из Канады. 

До начала марта Москва и Эр-Рияд были союзниками по картелю ОПЕК+, но потом поссорились из-за планов снижения добычи: Саудовская Аравия хотела снижения на 1,5 миллиона баррелей в день; Россия выступила против.

В ответ на отказ России Саудовская Аравия пообещала сама увеличить добычу и предоставить скидки покупателям для того, чтобы демпингом наказать Москву и американских производителей сланцевой нефти. Последние «провинились» тем, что в последние годы наращивали добычу, пока ОПЕК+ снижал ее, чтобы обеспечить высокие цены на нефть. Россия и сама была не против наказать американцев: известно, что добыча сланцевой нефти становится нерентабельной при ценах ниже примерно 40 долларов за баррель. После ссоры Москвы и Эр-Рияда в начале марта цены рухнули более чем вдвое: примерно с 60 долларов за баррель до 30 долларов.

Против новых объемов сокращения на этот раз выступила Мексика, после чего, по данным РИА Новости, сделку отказалась заключать Саудовская Аравия. Переговоры продолжатся 10 апреля.

На видеовстрече не было представителя США, хотя именно Дональд Трамп был посредником при организации этих переговоров: 2 апреля он сообщил, что выступает за повышение нефтяных цен, хотя до того несколько лет выступал за их снижение. На сей раз цены (1 апреля они падали до 20 долларов за баррель европейской марки Brent) он посчитал «слишком низкими» и угрожающими американским производителям нефти. Трамп тогда написал, что для повышения цен нужно добиться снижения мировой добычи на 10–15 миллионов баррелей в сутки. С этим предложением он (как глава государства с самой большой добычей в мире) и обратился к руководству второй (Саудовская Аравия) и третьей (Россия) нефтяных держав. Американские власти, как выяснилось, готовы были добиваться снижения добычи «силой»: Трамп пригрозил ввести санкции против Саудовской Аравии. После заявления Трампа цены выросли до уровня 30–35 долларов за баррель, на котором и оставались до 9 апреля.

Месяц назад спорили про 1,5 миллиона баррелей, а теперь и 15 мало? Это как?

Всего за месяц на фоне глобальных проблем тот конфликт, который называли «ценовой войной», превратился в малозначительный эпизод. К началу апреля, после того, как стали ясны масштабы эпидемии в Европе и США, цены упали до критических отметок не только для компаний, добывающих сланцевую нефть в Америке (они могут уйти с рынка временно, а потом быстро возобновить добычу), но и для менее гибких производителей. Так, цена российской марки нефти Urals 1 апреля упала до 15 долларов. Фактически это привело к тому, что уровень цен для нефтяных компаний с основной базой добычи в Западной Сибири стал отрицательным — если учитывать экспортные пошлины и цену доставки в Европу. Многие крупные компании, которые набрали кредиты в тучные времена, оказались на грани банкротства. Нефтяные хранилища по всему миру стали быстро заполняться, возникли опасения, что нефть скоро просто некуда будет девать.

Теперь эксперты и нефтяные трейдеры считают, что и 15 миллионов баррелей сокращения добычи недостаточно, чтобы поднять цены и даже просто избежать их дальнейшего падения. Падение спроса из-за коронавируса, вероятно, составит 30 и более миллионов баррелей (то есть 30% от глобального потребления в 100 миллионов баррелей до эпидемии). А Дональд Трамп 9 апреля заявил, что падение спроса в США достигло 40%. При этом он не дал четкий ответ на вопрос, сократит ли Америка собственную добычу (помимо естественного ухода с рынка из-за финансовых проблем многих производителей сланцевой нефти) — сославшись на то, что американскую добычу отрегулирует «свободный рынок».

Трамп сообщил, что поговорил о ситуации с Владимиром Путиным и саудовским королем Салманом. Ранее российские чиновники давали понять, что снизят добычу только в том случае, если аналогичные меры пообещают США. На сколько именно по соглашению ОПЕК+ готовы снизить добычу Россия и Саудовская Аравия, не сообщается. Ранее ходили слухи, что каждая страна срежет до 22% своего производства.

А зачем тогда сокращать добычу, если это все равно не поможет?

Задача та же, что и в борьбе с эпидемией коронавируса, — выиграть время. Специалисты по нефтяному рынку объясняют, что торговля будет продолжаться до тех пор, пока есть место в хранилищах нефти. В этом случае трейдеры будут закупать нефть по низким ценам даже при отсутствии спроса со стороны перерабатывающих заводов. Это позволит некоторое время добывать нефть в объемах выше, чем существующий спрос (даже если спрос ниже предложения на 10 миллионов баррелей в сутки). Если хранилища будут заполнены, всю «лишнюю» нефть станет некуда девать совершенно буквально — и тогда ее перестанут покупать за любую, самую низкую цену. Поэтому задача — снизить темпы заполнения хранилищ и дождаться окончания эпидемии, которое приведет к росту спроса.

Что будет дальше? 

ОПЕК+ для начала предстоит окончательно договориться между собой, то есть как минимум добиться согласия Мексики или проигнорировать ее особое мнение. Но, учитывая вводные, связанные с пандемией, цены в лучшем случае будут колебаться на уровне 20–30 долларов за баррель — даже если США и другие страны, не участвующие в картелях, возьмут на себя обязательства по сокращению добычи. Для России это означает, что правительство будет тратить резервы (бюджет сверстан из расчета среднегодовой цены 42 доллара за баррель).

Рубль, который перед переговорами ОПЕК+ подорожал по отношению к доллару и евро до максимума с начала марта, вновь может подешеветь. При цене нефти ниже 30 долларов за баррель курс, необходимый для того, чтобы компенсировать падение нефтяных доходов государства, должен быть выше 100 рублей за доллар.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дмитрий Кузнец

Реклама