Перейти к материалам
истории

Преемником Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре» станет Алексей Агранович — все выдохнули с облегчением. Почему это хорошо для театра?

Источник: Meduza
Антон Новодережкин / ТАСС

26 февраля заканчивается контракт Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре», которым режиссер руководил с момента его основания в 2012 году. Новым худруком станет Алексей Агранович — актер театра и кино, режиссер и продюсер, сотрудничающий с «Гоголь-центром» уже шесть лет. По просьбе «Медузы» театральный критик Антон Хитров рассказывает, почему Агранович — лучший кандидат на эту роль.

9 февраля, после тревожного шестидневного молчания, Кирилл Серебренников наконец-то подтвердил, что и правда покинет «Гоголь-центр» к концу месяца. В тот же день столичный департамент культуры назвал имя его преемника — Алексея Аграновича. Зрители «Гоголь-центра» и неравнодушные к площадке профессионалы театра восприняли эту новость с облегчением. 

Никто особенно не переживал за судьбу Серебренникова: он самый знаменитый в мире театральный режиссер из России, много работает за границей, европейские контракты ему обеспечены. А вот будущее самого театра было под вопросом. «Гоголь-центр» — это бюджетная площадка, политизированная настолько, насколько это в принципе сегодня возможно в нашей стране (притом что с ее сцены никогда не звучало прямых политических требований). Общественное влияние театрального искусства на самом деле ничтожно, если сравнивать, например, с влиянием ютьюба. Но для власти это не всегда аргумент, поэтому непродленный контракт Серебренникова мог означать переформатирование «Гоголь-центра» во что-то менее вызывающее. 

Похоже, сейчас такой опасности все-таки нет: новый лидер театра Агранович — человек из команды Серебренникова, который обещает вести площадку прежним путем и которого публично поддержал худрук. Строго говоря, нельзя исключать, что создатель «Гоголь-центра» уходит добровольно, ведь он сам обещал это сделать по завершении второго срока в этой должности. Да и хочет ли режиссер по-прежнему руководить чем-то в России после трехлетнего судебного процесса, где его обвиняли (несправедливо, судя по результатам второй экспертизы и сомнительной работы третьей) в расхищении бюджетных денег? Как бы то ни было, выбор Аграновича устраивает, видимо, всех: и тех, кто мечтал избавиться от неудобного Серебренникова, и тех, кто дорожит «Гоголь-центром» в его нынешнем виде.

Агранович — человек многих профессий: актер театра и кино, режиссер и продюсер торжественных церемоний, организатор концертов — в общем, руководить художественным процессом он определенно умеет. В 2015 году его актерскую карьеру перезапустил не кто иной, как Серебренников: в комедийном артисте, участнике спектаклей «Квартета И», он увидел редкий драматический потенциал. Открытие оценили кинорежиссеры: после дебюта в «Гоголь-центре» Аграновича завалили предложениями. Его самая заметная на сегодня кинороль — разочарованный успехом советский комик Борис Аркадьев в «Юмористе» Михаила Идова. 

В «Гоголь-центре» у Аграновича всего две работы, но обе — программные. В «Обыкновенной истории» по мотивам Ивана Гончарова он играет бизнесмена Петра Адуева — обаятельного столичного циника, который к финалу превращается в человека (а его племянник, поэт-идеалист Саша Адуев, наоборот, остывает и черствеет). В «Маленьких трагедиях» артисту достались два героя: барон в «Скупом рыцаре» и председатель в «Пире во время чумы». 

Обыкновенная история
Ира Полярная / «Гоголь-центр»
«Маленькие трагедии». «Скупой рыцарь»
Ира Полярная / «Гоголь-центр»

Пушкинский барон у Серебренникова собирает не золото (как полагает его жадный сын), а книги. Исполненный достоинства интеллектуал-одиночка в экономном и тонком исполнении Аграновича — один из лучших персонажей, созданных «Гоголь-центром». По сути, в «Маленьких трагедиях» актер воплощает художественное мировоззрение Серебренникова, который в 2010-х посвятил себя поискам нового героя, — это придает его назначению уместный в таких ситуациях символизм.

Другое важное достоинство нового худрука — в театральном мире его знают как артиста, а не как режиссера. Любой коллега Серебренникова из числа тех, кто пока не руководит никакими площадками, даже талантливый и близкий по духу, воспринимался бы как его неполноценная замена. А вот Аграновича бессмысленно сравнивать с его блестящим предшественником: это просто руководитель иного типа.

Актеры на таких позициях, как правило, не создают авторских театров с одной главенствующей театральной эстетикой — а «Гоголь-центр» все эти восемь лет, бесспорно, был авторским театром Серебренникова: спектакли других режиссеров, хоть и появлялись в репертуаре, редко вызывали такой же резонанс, как проекты худрука. Успешный театр во главе с артистом — это обычно театр продюсерский, который делает ставку на приглашенных режиссеров, и чем они разнообразнее, тем лучше. 

Самые убедительные примеры в России — МХТ им. Чехова при Олеге Табакове, Театр наций под руководством Евгения Миронова и «Сатирикон» Константина Райкина. В отсутствие лидера-режиссера такая площадка нередко становится фабрикой режиссерских талантов: Табаков помог состояться Константину Богомолову, а до него — тому же Серебренникову, Райкин сыграл немалую роль в карьере Юрия Бутусова. Возможно, с Аграновичем «Гоголь-центр» станет именно таким театром — непредсказуемым, гибким и адресующим свои проекты самым непохожим зрителям. Но если перемены и будут, то точно не в ближайшее время: на сегодня задача нового руководителя — воплотить в жизнь планы предшественника. Среди которых есть и спектакли самого Серебренникова.

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Антон Хитров

Реклама