Перейти к материалам
истории

Минцифры хочет дать силовикам доступ к геолокации абонентов без санкции суда. Якобы для поиска пропавших людей — но и следить за гражданами, конечно, станет проще

Источник: Meduza
Александр Неменов / AFP / Scanpix / LETA

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций России предлагает перестать считать геолокацию абонентов и билинговые данные сведениями, составляющими тайну связи. Это значит, что силовики смогут получать к ним доступ без санкции суда. В министерстве говорят, что эти поправки в законодательство нужны для поиска пропавших людей — когда «счет идет на часы», и ждать разрешения суда на доступ к данным нет времени. Но экспертам эти доводы не кажутся убедительными. Зато поправки могут упростить массовую слежку за гражданами.

Минцифры разработала поправки в закон «О связи», призванные скорректировать положения статьи 63 «Тайна связи», сообщила газета «Ведомости». «Медуза» ознакомилась с копией документа: в нем предлагается изменить перечень сведений, составляющий тайну связи. Ключевое предложение — предоставить правоохранительным органам доступ к сведениям о геолокации абонентов и данным из биллинга операторов связи, где хранятся сведения о соединениях, без судебного решения.

В Госдуму проект закона пока не внесен, однако это лишь вопрос времени, поскольку документ, по заявлению Минцифры, разработан во исполнение поручений президента Владимира Путина.

Замглавы Минцифры Олег Иванов подтвердил разработку этого законопроекта — по его словам, он необходим для оперативного поиска пропавших людей, когда «счет идет на часы». «Ежегодно в стране теряются десятки тысяч людей. Для их поиска привлекаются как ресурсы федеральных органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, так и поисковые общественные организации и операторы связи. Операторы связи могут предоставить служебную информацию средств связи, включающую координаты абонентских устройств пропавших граждан», — цитирует замминистра пресс-служба Минцифры.

Аналогичный законопроект уже появлялся в 2018 году — тогда его внесла в Госдуму группа депутатов и сенаторов во главе с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко, однако он так и не был принят. В пояснительной записке к нему отмечалось, что, по данным МВД, в России ежегодно пропадают около 120 тысяч человек. Примерно 90% пропавших на момент исчезновения имеют при себе мобильный телефон, который остается включенным в первые два-три дня с момента начала поисков, но «совершить вызов на номер 112 в удаленных местах пропавшие лица не могут из-за отсутствия покрытия сети связи».

«Эффективным способом реализации поисковых мероприятий является использование сведений о месте нахождения абонента в сети подвижной радиотелефонной связи, в том числе до того момента, как он остался без связи», — говорилось в документе.

В Минцифры утверждают, что лишь «дорабатывают законопроект», ранее подготовленный депутатами и сенаторами — с учетом замечаний от Общественной палаты, которые касались «необходимости отражения непосредственно в самом законопроекте условий предоставления данных» и «мер для увеличения точности определения местоположения абонентов».

А как это устроено сейчас?

Согласно действующему законодательству, данные из биллинга и сведения о местонахождении телефона силовики могут получить только по судебному решению в рамках возбужденных уголовных дел, доследственных проверок либо дел оперативного учета, поясняет партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Анатолий Логинов.

«При этом [из этой нормы] существует несколько исключений: это высокая вероятность совершения тяжких и особо тяжких преступлений, угрозы государственной безопасности и пропажа несовершеннолетних. Так, при согласии родителей, информация о соединениях телефона ребенка и его геолокации сейчас может быть запрошена незамедлительно, с последующим получением санкции суда в течение 48 часов», — сообщил Логинов «Медузе».

Если эти данные перестанут быть тайной связи, как предлагает Минцифры, доступ к ним существенно облегчится. «Если поправки вступят в силу, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, смогут получить данные о местонахождении мобильного устройства любого абонента по обычному запросу без решения суда», — говорит Анатолий Логинов.

По данным судебного департамента при Верховном суде России, за 2019 год в российские суды поступило 514,7 тысячи запросов от правоохранительных органов на ограничение тайны переписки и телефонных переговоров — почти все (514,1 тысячи) были удовлетворены. Еще 268,4 тысячи запросов поступило от них на получение сведений о соединениях между абонентами, которые содержатся в биллинге — из них судами были удовлетворены 259,6 тысячи.

К чему может привести принятие поправок?

Поправки в текущем виде открывают простор для злоупотреблений, говорит Логинов из Pen & Paper. «Отсутствие судебного контроля приведет к нерегулируемому бесконтрольному доступу сотрудников правоохранительных органов к информации. А это значит, что мы не только окажемся под более плотным колпаком, но и существенно возрастет риск утечки сведений о телефонных соединениях и перемещениях абонентов. Как следствие — продажа данных на черном рынке, монетизация получения сведений и другие нежелательные последствия», — прогнозирует он.

Генеральный директор Института исследований интернета Карен Казарян отмечает в разговоре с «Медузой», что по итогам доработки от Минцифры законопроект сенаторов стал еще менее пригодным для заявленной цели — поиска людей.

«Например, в разработанном законопроекте нет никаких положений, которые бы позволяли операторам связи предоставлять данные о геолокации поисковым общественным организациям вроде „Лизы Алерт“, которые упомянул в своем комментарии замглавы Минцифры. То есть у них при поиске пропавших по-прежнему не будет возможности запросить данные о геолокации — это смогут сделать только правоохранительные органы. При этом в первоначальной версии этого законопроекта, разработанного сенаторами, возможность передачи сведений о геолокации третьим лицам была — в случае, если сам абонент предварительно дал на это согласие», — говорит Казарян.

Читайте также

Отряд «Лиза Алерт» заявил, что полицейские помешали поискам пропавшего человека. Они задержали волонтера-поисковика — а когда отпустили, пропавший был уже мертв

Читайте также

Отряд «Лиза Алерт» заявил, что полицейские помешали поискам пропавшего человека. Они задержали волонтера-поисковика — а когда отпустили, пропавший был уже мертв

По словам Казаряна, разработанный Минцифры законопроект в перспективе может облегчить силовикам работу по приобщению сведений о геолокации абонентов к делам. «Есть СОРМ, „закон Яровой“, поэтому получить сведения о геолокации без лишних хлопот правоохранительные органы могут и сейчас, но у них постоянно возникают проблемы на моменте приобщения этих сведений к материалам дела, так как в законе „Об оперативно-розыскной деятельности“ четко не прописан порядок получения этих данных. Частично снять эту проблему данный законопроект может», — говорит Казарян.

Директор некоммерческой организации «Информационная культура» Иван Бегтин в своем фейсбуке также отметил, что доступ силовиков к сведениям о геолокации без санкции суда даст им простор для потоковой машинной обработки данных о неограниченном числе людей: «Появляется возможность создавать панели мониторинга тысяч людей в реальном времени, отслеживать и устанавливать уведомления при их появлении в определенных местах или нахождении совместно и так далее».

В результате силовики смогут следить, например, за оппозиционерами и активистами, но не только. «Сбор данных без решения суда позволит следить за сотрудниками госорганов, предпринимателями и т. д. — пишет Бегтин. — Иначе говоря, получать информацию, которую потом они же, правоохранители, могут эффективно монетизировать».

вне зависимости от этого законопроекта

Как пользоваться телефоном и интернетом в современной России — и не подставиться. Правила, которые нужно соблюдать абсолютно всем

вне зависимости от этого законопроекта

Как пользоваться телефоном и интернетом в современной России — и не подставиться. Правила, которые нужно соблюдать абсолютно всем

Мария Коломыченко

Реклама