Перейти к материалам
истории

«Это опровержение власти Лукашенко» У Беларуси отобрали ЧМ по хоккею. За это боролись даже сами спортсмены, в том числе олимпийская призерка Александра Герасименя. Вот ее интервью

Источник: Meduza
Архив Александры Герасимени

Очередной чемпионат мира по хоккею должен был пройти с 21 мая по 6 июня 2021 года в Минске и Риге. Но 18 января Международная федерация хоккея объявила о переносе матчей из Минска из-за невозможности обеспечить безопасность во время турнира. Такого решения на фоне протестов против Александра Лукашенко добивались в том числе сами белорусские спортсмены — они объединились в Белорусский фонд спортивной солидарности. Об отмене чемпионата мира и что она означает для ситуации в Беларуси «Медуза» поговорила с главой фонда и трехкратным призером Олимпийских игр, пловчихой Александрой Герасименей.

— Против Лукашенко выступают самые разные люди. Почему вы в оппозиции?

— Хороший вопрос. Я всегда выступала за справедливость — с самого детства защищала тех, кто казался слабее и не мог защитить себя сам. Имя Александр переводится как «защитник» — наверное, мне это передалось по рождению.

Четыре года назад, когда были выборы [президента Беларуси], я говорила, что неплохо было бы дать возможность другим, альтернативным кандидатам стать президентом страны и попробовать себя в этой ипостаси. Меня за это не приглашали на банкеты и светские мероприятия.

Нет такого, что я вдруг примкнула к оппозиции. Более того, не знаю, почему нас называют оппозицией, ведь нас большинство. Я бы сказала, я за светлую сторону: я переживаю за народ, за Беларусь в целом и я выбрала этот путь.

Что происходит в Беларуси

Ты абсолютно зол и абсолютно бессилен Как массовые протесты в Минске к концу 2020 года превратились в партизанское движение. Репортаж Лилии Яппаровой

Что происходит в Беларуси

Ты абсолютно зол и абсолютно бессилен Как массовые протесты в Минске к концу 2020 года превратились в партизанское движение. Репортаж Лилии Яппаровой

— То есть вы всегда были против Лукашенко? 

— Находиться на одной и той же должности долгое время неправильно. Ты либо развиваешься, идешь дальше, растешь и даешь результаты, либо стоишь на месте и тормозишь. Я не видела, чтобы Беларусь развивалась активными шагами.

У нас много талантливых и креативных людей, которые могут поднять Беларусь на высокий уровень, но при нынешней власти это невозможно. В нашей системе ты либо полностью подчиняешься, либо уходишь и работаешь на себя.

— На ваш взгляд, кто мог бы быть хорошим кандидатом?

— В прошлом я абсолютно аполитичный человек, мне сложно сказать. Пока человек не станет руководителем, непонятно, насколько хорошим или плохим он окажется. Но нужно давать людям пробовать что-то менять. Потому что то, что в Беларуси происходит сегодня, сохранилось будто из 1990-х годов. Весь мир ушел вперед, а мы тянемся следом потихонечку. 

— А когда вы окончательно перестали быть аполитичной?

— Был критический момент, когда тысячи людей вышли на улицы Беларуси [после выборов 2020 года] и за это силовики стали забрасывать их светошумовыми гранатами, избивать и применять к ним необоснованное в своей жестокости насилие.

Во время выборов я была не в Минске, голосовать не пошла. Как и многие белорусы, в тот момент я считала, что если я не приду и не проголосую, ничего не изменится. Но когда я увидела, какое количество людей вышло выразить свое несогласие, — у меня был шок.

Еще больше потрясло, с какой жестокостью силовики подавляли протесты. Фотографии избитых мужчин и женщин, их рассказы о том, что происходило за стенами [изолятора в переулке] Окрестина и РУВД, повергли в шок не только белорусов, но и весь мир.

Я не понимаю, откуда такая жестокость у власти по отношению к протестующим. Ведь никто не буянил, не пытался нарушить правопорядок. Люди просто вышли выразить свое недовольство. И за это их избивать и калечить?

Я три дня была в шоке, практически ничего не ела и не спала. Мы с семьей уезжали на отдых, думали расслабиться, а тут такая ситуация. Я не могла вообще ни о чем думать.

В тот переломный момент я поняла, что каждый должен принять решение: либо молчать и делать вид, что ничего не происходит, либо открыто заявить, что происходящее в стране — это не норма и так быть не должно. Мне не нужно было долго раздумывать. Тогда я написала пост в инстаграме о том, что я поддерживаю белорусов, что я с народом и на светлой стороне.

— Почему вы уехали в октябре 2020 года из Беларуси в Вильнюс?

— Если бы я возглавила Белорусский фонд спортивной солидарности, находясь в Беларуси, то через несколько дней или недель оказалась бы за решеткой. У нас не обязательно быть виновным, чтобы оказаться в тюрьме.

Я понимала, что смогу сделать гораздо больше, находясь за пределами своей страны, нежели если останусь и меня задержат на неопределенный срок. Безусловно, переезд был необходим в целях безопасности, чтобы продолжать работу фонда. Если бы мне самой понадобилась помощь, как бы я смогла кого-то поддерживать, защитить спортсменов от репрессий и давления? 

— Как вы возглавили этот фонд? 

— Фонд не моя личная идея — это идея Александра Опейкина. [Перед этим] белорусские спортсмены подписали открытое письмо за прекращение насилия, новые выборы и освобождение всех политзаключенных. После этого на них начали давить: спортивные чиновники запустили свой каток репрессий. Возникла потребность в создании структуры, готовой помогать спортсменам, защищать их. Александр с партнерами создал фонд еще в конце августа, а затем мне предложили возглавить его и нести это знамя. 

— Какая главная цель организации?

— Фонд нужен в первую очередь для поддержки спортсменов и оказания им помощи. Нам важно, чтобы у тех, кто выразил свою гражданскую позицию, была возможность продолжать тренировки и подготовку к Олимпийским играм и другим крупным соревнованиям.

Александра Герасименя и команда фонда

Многих ребят [из-за их политической позиции] лишили стипендий, исключили из сборных, к ним приезжали домой и угрожали, что если они не отзовут подписи под открытым письмом, неизвестно, что будет с их близкими. Мы понимали, что правосудия в Беларуси не существует, поэтому взяли на себя ответственность защищать спортсменов и отстаивать их права на международном уровне.

— Что вы уже успели сделать?

— К нам поступает большое количество заявок от спортсменов и работников спорта, на которых было оказано давление: [от тех] кто лишился возможности тренироваться, был уволен или лишен стипендии. Более 50 человек получили адресную помощь от фонда. Например, мы организовали выездные спортивные сборы для атлетов, которые готовятся к Олимпийским играм. Недавно организовали поездку нашему спортсмену на квалификационный старт к Олимпийским играм. Он неплохо там выступил, получил важные очки и сейчас по международному рейтингу претендует на попадание на Олимпийские игры.

К сожалению, многие спортсмены не могут отобраться на Олимпиаду, потому что их исключили из сборных, а чтобы заявиться на соревнования и участвовать в турнирах, ты должен принадлежать какой-то федерации. И тут возник большой административный вопрос: как развиваться спортсмену, если он не член национальной команды? Наш фонд делает все возможное для решения подобных вопросов. Мы прилагаем все усилия, чтобы выражение гражданской позиции спортсменами не сказалось на их карьере и не лишило их возможности отобраться на главный старт четырехлетия.

— Без фонда у исключенных спортсменов не было бы возможности выступать и тренироваться?

— Если менеджер или продавец потеряет работу, он может пойти в соседнее здание и попытаться устроиться там. У спортсменов нет такой возможности. Если ты не выступаешь за сборную, твоя карьера окончена. Ты можешь уехать в другую страну, тренироваться там, но есть правила, которые не позволяют сразу же после смены гражданства выступать на международных турнирах за новую страну. А многие наши спортсмены сейчас в таком возрасте, когда для них это будут последние Игры. И выход из сборной для них равносилен окончанию спортивной карьеры.

Но, несмотря на это, наши атлеты показали, насколько для них важна честь, справедливость и достоинство — даже ценой спортивной карьеры. Никто подпись [из-под открытого письма] из них не забрал.

— Но на Олимпиаде, которая должна пройти летом, от Беларуси они выступить не смогут?

— Тут большой вопрос. Мы надеемся, что к моменту Олимпийских игр все поменяется в стране. Есть альтернатива выступать под нейтральным флагом Международного олимпийского комитета. Или они будут выступать под новым флагом Беларуси. Мы не знаем, что будет через полгода и как сложится ситуация.

— Международные спортивные сообщества вас поддерживают? 

— Мы получаем поддержку от множества спортивных организаций. Они помогают нам с защитой прав наших спортсменов. Это Global Athlete, The World Players Association, Athleten Deutschland, EU Athletes и другие.

— Вы собирались бороться за отмену чемпионата мира по хоккею с момента создания фонда?

— Мы написали несколько писем в IIHF — рассказывали, какие репрессии применяются в отношении людей и спортсменов. Но первое время не получали никакого фидбэка. Нам даже не приходило подтверждений, что письмо получено. Мы столкнулись с полным игнорированием со стороны IIHF.

Чтобы как-то повлиять на ситуацию, мы организовали пресс-конференцию и объявили, что не приветствуем подобных действий IIHF — и им было бы неплохо выйти на связь и обозначить свою позицию. За несколько дней до Нового года нам пришло письмо, что президент IIHF [Рене Фазель] готов провести с нами переговоры.

Нам важно было убедиться, что IIHF и Рене Фазель, в частности, получили все наши обращения и имеют полную картину происходящего в Беларуси для принятия решения по чемпионату мира. Мы даже согласовали дату встречи, но в последний момент получили письмо, что из-за большой занятости господина Фазеля переговоры отменяются.

После была встреча Фазеля с Лукашенко, и она определила дальнейшую участь чемпионата мира. Фазель своим визитом и дружескими объятиями с Лукашенко всколыхнул всю мировую общественность. Фазель встретился с людьми, которые находятся под санкциями Международного олимпийского комитета. Он сидел в одной ВИП-ложе и фотографировался с Дмитрием Басковым, который подозревается в причастности к убийству [жителя Минска] Романа Бондаренко и находится под расследованием дисциплинарной комиссии IIHF.

Мы видели, как негативно отреагировали СМИ, политики, спортсмены, спонсоры чемпионата и в особенности беларусы. Своими действиями Фазель испортил репутацию себе и поставил под угрозу репутацию хоккея в целом. Члены совета IIHF, несомненно, поняли, что если чемпионат не перенести из Беларуси, хоккей неизбежно будет ассоциироваться с поддержкой режима Лукашенко и насильственных действий белорусских властей в отношении мирных граждан.

Вчера состоялось заседание совета IIHF, и они приняли единственно верное в этой ситуации решение, что чемпионат мира переносится. Думаю, что причинами переноса были не только те, что они обозначили официально: коронавирус и вопросы безопасности. Учтены были и другие факторы: отказ спонсоров финансировать чемпионат мира, если он пройдет в Беларуси, возмущение мировых СМИ и общественности, заявления национальных хоккейных федераций, что они не поедут в Беларусь. Кроме того, дополнительные моменты в виде репутационных издержек тоже сыграли свою роль. 

Александр Лукашенко и Рене Фазель
Николай Петров / БелТА / Reuters / Scanpix / LETA

— Какую роль, по-вашему, сыграл ваш фонд в отмене чемпионата?

— Серьезную роль, но это коллективная заслуга всех белорусов. И спортсменов, рассказавших немецким, французским, швейцарским, итальянским, шведским, финским СМИ о царящем в Беларуси произволе; и команды волонтеров, помогавших переводить [открытые] письма, пресс-релизы, видеообращения и интервью на зарубежные языки; и, конечно, наших диаспор, которые по просьбе фонда устроили пикеты у штаб-квартиры IIHF в Швейцарии, у офисов [спонсоров турнира] Škoda, Pirelli, Raiffeisen, Tissot — в Чехии, Италии, Австрии, Швейцарии. 

Конечно, мы обращались к спонсорам и просили проявить солидарность с нами и не поддерживать турнир финансово. Мы получили [положительный] ответ от корпораций: как в адрес фонда лично, так и в адрес пользователей соцсетей, которым компании активно отвечали на сообщения в личку. 

Но я также должна подчеркнуть, что отмена ЧМ — промежуточная цель, а главная задача, которую мы поставили перед собой, — привлечение Баскова к дисциплинарной ответственности со стороны международных спортивных организаций, ведь белорусские СМИ установили, что он причастен к убийству Романа Бондаренко. Просто задумайтесь над этим: высокопоставленный спортивный функционер занимается тем, что ездит по минским дворам и участвует в избиении мирных демонстрантов! Это не укладывается в сознании. 

— А Фазель с вами в итоге так и не пообщался? 

— Честно говоря, после его действий мы сами уже не были готовы к переговорам с ним. Этот человек запятнал реноме, показал всему миру, что происходящее в Беларуси насилие, задокументированные международными организациями пытки и репрессии в отношении граждан значат для него куда меньше, чем хорошие отношения со своим другом Лукашенко. Мы, несомненно, отказались бы от встречи с ним, если бы такое предложение поступило.

— Когда вы поняли, что чемпионата не будет?

— За неделю до решения мы видели, в какую сторону склоняется ситуация, как подключаются спонсоры, как высказываются люди и мировая общественность, что проведение чемпионата в Беларуси невозможно. Мы понимали, что победа за нами, что принятие решения о переносе лишь вопрос времени. Огромное количество людей в Беларуси пострадало от действий режима, мы не могли их подвести. Нам было важно, чтобы голос белорусов услышали.

— Почему вы решили добиваться именно отмены этого турнира?

— В стране, где не соблюдаются права человека, где по отношению к обычным гражданам применяются насилие и пытки, где десятки тысяч человек были задержаны и отсидели сутки [ареста] в нечеловеческих условиях за мирное выражение своей гражданской позиции, не может проводиться спортивный турнир такого масштаба, как чемпионат мира по хоккею.

Чемпионат мира должен быть спортивным праздником для принимающей страны, но о каком празднике сейчас может идти речь, когда людей задерживают и избивают на улицах?

В 2014 году перед чемпионатом мира [по хоккею] в Беларуси посадили более 100 человек, чтобы «восстановить порядок», успокоить людей и зачистить улицу. Сейчас количество задержаний исчислялось бы тысячами, а то и десятками тысяч. Сегодня в Минске можно просто выйти на улицу в магазин и попасть за решетку, не совершив абсолютно никакого правонарушения.

Проведение чемпионата мира в таких условиях подвергло бы риску безопасность приезжих болельщиков, а может, и самих спортсменов. Организация подобного турнира в Беларуси стала бы исключительно пиаром одного человека.

— Но некоторые все же критикуют отмену турнира — как раз говоря о том, что «белорусов лишили праздника» и им не дали заработать на туристах.

— Из-за коронавируса не все арены могли бы допустить зрителей — и их, по сути, так же и не было бы. И какой может быть праздник, когда белорусов бьют, насилуют, убивают близких людей? Это был бы праздник на костях, и большинство белорусов не хотели бы проведения этого чемпионата. Праздник бы не получился, еще бы больше людей посадили и подвергли репрессиям. Отмена — это скорее возможность спастись от этого гнета.

— Что именно вы делали помимо попыток связаться с Фазелем и общения со спонсорами?

— Наша команда проделала огромную работу. Мы писали письма в Международную федерацию хоккея и отдельным ее членам, в национальные федерации, каждому члену совета Международного олимпийского комитета, обращались к правительственным организациям за поддержкой, плотно работали со СМИ по освещению ситуации в Беларуси.

Перенос чемпионат мира — это успех всех белорусов. После встречи Фазеля с Лукашенко на фоне всеобщего возмущения действиями президента IIHF в интернете появилось огромное количество мемов и карикатур на чемпионат мира, белорусы писали IIHF и спонсорам чемпионата в соцсетях с просьбой принять решение о переносе. Меня радует, что большинство спонсоров выразили солидарность и сделали заявления, что для них права человека важнее финансовой заинтересованности.

— Какие могут быть последствия отмены чемпионата мира по хоккею для Лукашенко?

— Наша основная цель — это не репрессии в отношении власти и режима, а защита прав спортсменов. Дать возможность ребятам заниматься тем, что они умеют и любят делать больше всего.

[Но] отмена ЧМ означает автоматическое уменьшение влияния Лукашенко на спортивные вопросы. То, что его отменили, показывает, сколько стран, по сути, не принимает Лукашенко [в качестве президента]. Если бы люди приехали, они бы приняли, легитимизировали его как президента. Он бы открыл турнир, вручал медали. Отмена — это опровержение его власти в Беларуси.  

— А для спортсменов могут быть последствия?

— Нашим хоккеистам ничего не грозит, так как они могут выступать [на чемпионате мира] в другой стране. Ребята активно ни в чем не участвовали, ни в чем не виноваты и не задействованы, и к ним репрессии не должны применяться.

Наш фонд писал письма всем [спортивным] федерациям. А белорусские диаспоры по всему миру — от Японии (да, даже в Токио проходили пикет и акция в поддержку наших спортсменов), России, Германии, Швеции, Финляндии до США и Канады — объединились, выходили на пикеты, писали письма. Они максимально включались, но они не в стране, так как все, кто в Беларуси, под большим давлением и ударом. 

— Такие действия могут ухудшить положение спортсменов в Беларуси?

— Ни одно наше действие не направлено против [спортсменов], все — в защиту. Сейчас есть хорошая мировая поддержка Беларуси: если кто-то окажется под репрессиями и вне команды, сработает солидарность — атлеты в беде не останутся. Уже есть предложение выступать за другие страны и участвовать в международных турнирах.

Не думаю, что кто-то пострадает. Мы ведь работаем не только на тех, кто подписал письмо свободы. Мы работаем во имя всего спорта. Если к нам обратится любой из спортсменов, независимо от его политического мнения, мы обязаны ему помочь. Это основная цель фонда.

— Как вы думаете, из-за такой ситуации в Беларуси может остановиться развитие спорта?

— Безусловно, если это будет продолжаться дальше и режим не сменится, там не только спорт, а вообще все остановится. Вся экономика может рухнуть в считаные месяцы, и чем дольше режим у власти, тем больше вероятность, что мы впадем в большой экономический кризис по всем отраслям и скатимся вниз.

— Что ваша организация собирается делать дальше?

— Мы хотим развивать спорт в нашей стране, и для этого нужно работать, нужны реформы. Мы хотим попасть в новую Беларусь, но чтобы она стала новой, нужно многое поменять. Как только отработаем тему санкционных списков, сразу переключимся и продолжим помогать спортсменам. 

— Среди спортсменов есть противостояние тех, кто за и против Лукашенко?

— Это противостояние идет с обратной стороны. Власти стараются всем доказать, что мы пытаемся разделить общество и спортсменов. Мы, наоборот, хотим объединить. 

— Какой у вас запланирован следующий конкретный шаг после отмены чемпиона мира по хоккею? Отмените еще что-нибудь?

— Конечно, мы будем работать над отменой [запланированных к проведению в Беларуси чемпионата мира] по пятиборью, Кубка мира по фристайлу. Хотя сроки горят, мы постараемся успеть. Главная причина, почему мы продолжим работу, — вопрос безопасности, защита болельщиков и всех, кто может пострадать накануне и во время соревнований. 

Беседовала Александра Сивцова

Реклама