Перейти к материалам
The Last of Us
истории

Российский режиссер Кантемир Балагов будет снимать сериал HBO от создателя «Чернобыля» (!!) по игре The Last of Us (!!!) Продюсер Александр Роднянский рассказал, как это могло случиться

Источник: Meduza
The Last of Us
The Last of Us
Naughty Dog

Российский режиссер Кантемир Балагов, автор фильмов «Дылда» и «Теснота», снимет первые эпизоды нескольких сезонов нового сериала HBO — экранизации сверхпопулярной игры The Last of Us. Шоураннером выступит Крейг Мейзин — создатель мини-сериала «Чернобыль». 29-летний Балагов — большой фанат игры, о чем он рассказал у себя в инстаграме: «Никогда не забуду, как эта игра открыла во мне что-то новое, показала то, чего я раньше в себе не видел. Я до последнего не верил, что это станет возможным. Мечтайте, родные». Режиссер пока не комментирует это событие более подробно. «Медуза» расспросила продюсера Александра Роднянского, с которым работает Балагов, как молодого режиссера заметили в HBO и почему Крейг Мейзин предложил ему определять, как будет выглядеть весь сериал.

— Как Кантемиру Балагову удалось попасть в этот проект?

Двух мнений тут быть не может, это, конечно, заслуга и достижение Кантемира. То обстоятельство, что он благодарит меня, что меня упоминает пресс-релиз HBO, лишь свидетельствует о том, что я каким-то образом помогал всему этому состояться, сводя и Кантемира, и всех людей по мере своих возможностей вместе.

Самое главное, — и я не преувеличиваю, это самое важное — Кантемир всегда мечтал об этой игре в качестве фильма. Он впервые меня спросил об этом года три назад, когда мы обсуждали планы. Он сказал, что единственная жанровая вещь, которая на данный момент серьезно его привлекает, это игра «Одни из нас». Он спросил меня, нельзя ли купить права. Я, понимая, что это одна из главных нарративных и самых популярных игр в мире, спросил у кого мог, и сразу получил ответ, что, конечно, Sony никуда ее не продаст, а будет заниматься ей самостоятельно. Но эта история в Кантемире жила. И он, неоднократно отвечая на вопросы [журналистов] после успеха «Дылды», ее упоминал. Это первое.

Второе — это то, что происходило непосредственно вокруг самого сериала. Это действительно один из главных проектов HBO — и если все будет успешно, то у него есть шанс сыграть ту же роль, какую играли абсолютные локомотивы этого бутикового канала. Почему бутикового, потому что они делают намного меньше контента, чем их конкуренты, но всегда настаивают на особом качестве. Естественно, после успеха «Чернобыля» [на место шоураннера] уговорили Крейга Мейзина. Он поначалу думал, что этот сериал — а это не мини-сериал из нескольких эпизодов, каким был «Чернобыль», у него будет несколько сезонов — должны вести несколько режиссеров, один тут не справится. Но всегда ключевую роль играет режиссер пилотных серий. Потому что именно в пилотных сериях закладываются ключевые визуальные решения, драматургические, художественные, определяется стиль. На эту роль планировался режиссер «Чернобыля», которому, конечно, доверял Мэйзин, Йохан Ренк. Но у него не совпал график, он соскочил. И они начали искать на замену нового режиссера.

Третье. Среди тех, на кого обратили внимание, был Кантемир. И тут колоссальную роль, конечно, сыграла успешная история «Дылды». Она необычайно успешно прошла, прежде всего, в профессиональной среде. Фильмы, которые попадают в основную программу и программу «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля, всегда привлекают особое внимание. А если еще эти картины получают награды, то внимание к фильму превращается в необходимость его посмотреть. Такой стала «Дылда». В США она была показана на всех ключевых североамериканских кинофестивалях: и в «Теллурайде», и в Торонто, и в «Санденсе», и в Нью-Йорке. Обычно эти фестивали, между собой не дружа, а конкурируя, не повторяют картины, но «Дылду» показывали все без исключения, тем самым определив ее статус и интерес к молодому режиссеру.

В итоге фильм попал во все без исключения списки лучших фильмов года в американских СМИ. Я уже даже не говорю о том, что в списке любимых фильмов, книг, сериалов и музыкальных произведений, который традиционно в конце каждого года определяет бывший президент США Барак Обама, «Дылда» вообще оказалась на втором месте.

Александр Роднянский, исполнившие главные роли в «Дылде» Виктория Мирошниченко и Василиса Перелыгина, и Кантемир Балагов на Каннском кинофестивале в 2019 году
Олег Никишин / TASS / Sipa / Vida Press

— Это фантастика, правда.

Это очень важная штука, потому что на это обращают внимание. Вы не представляете! Мне звонили после списка Обамы примерно раз в пять больше, чем после двух призов в Каннах. Хотя призы были заметные — за лучшую режиссуру и приз ФИПРЕССИ, престижный приз международной ассоциации кинопрессы.

В результате Кантемир очень серьезно попал на радары и HBO, и Крейга Мейзина, который посмотрел «Дылду», и на него это произвело сильное впечатление. Дальше начались разговоры через агентов и менеджеров — в Голливуде это ключевая движущая сила, — с которыми я уже был знаком, и которые с большим уважением относились к Кантемиру. Собственно, они сформулировали главный вопрос: интересно ли ему поговорить на тему экранизации игры?

У него в работе находится сценарий его следующего фильма, который он всегда хотел сделать — и год работал над его драматургической структурой. Это была сложная работа, но мы уже даже договорились о том, кто будет писать сценарий. И он остановился, когда его спросили, не интересно ли ему поговорить на тему «Одни из нас». Он спросил у меня, как быть. Мы собирались к лету-осени завершить сценарий и запустить его в работу. Но я уже понимал, что для него это не просто возможность сделать сериал даже для HBO, даже по очень популярной игре. Это его давняя пассионарная идея. Да еще и в такой компании! Такое сочетание факторов бывает раз в жизни. [Мейзин] — лучший сценарист на сегодняшний день, по крайней мере пишущий для сериалов. И лучший канал, известный своим качеством. И роль Кантемиру предлагалась значимая. В общем, мы пришли к выводу, что от таких вещей нельзя отказываться. Иначе он никогда себе это не простит. Это надо попробовать.

Дальше начались разговоры. И здесь уже помогло то обстоятельство, что он над этой историей думал, так или иначе к ней возвращался. У него было свое представление о ней. И оно настолько произвело впечатление на Крейга Мейзина, что он решил не просто предложить ему позицию одного из режиссеров сериала, а ключевого — того, кто делает пилотные серии [сезонов] и определяет интонацию всего шоу. Когда они ему сделали это предложение, мы сочинили для себя план на будущее, который будем реализовывать. Другие новости мы сообщим позже.

Крейг Мейзин
Charley Gallay / Getty Images 

Кантемир очень твердо и ясно представляет себе эту вещь. Это будет его авторское произведение. И понятно, что с его выбором шоураннер всем дал понять, что этот сериал делает драматический крен. Тон его будет драматичным, характеры — психологичными, сложными, объемными. Что, в общем, понятно, сама история непростая и тянет на это. Ясно, что Кантемир не будет делать в чистом виде жанровую, пусть и очень увлекательную, но однозначную вещь. Мне кажется, здесь будет попытка просочетать абсолютную увлекательность, которую предоставляет игра, со сложным и объемным миром характеров, погруженных в определенные обстоятельства.

Уже в этом году все будет снято. За HBO говорить не буду, но думаю, что Кантемир до конца года сделает все свои серии.

— Коронавирус может помешать? Есть какие-то риски?

Основные сложности сейчас происходят в Америке, где не страхуют производство. И это очень важное обстоятельство. Именно поэтому у нас и в Европе снимают, а в Америке все стоит — там ключевым фактором является страхование сроков и бюджетов. В нынешних обстоятельствах по понятным причинам ни одна страховая компания не берет на себя такую смелость. И они будут снимать в Канаде, где сейчас снимают большинство американских фильмов и сериалов. Там большие возможности и ситуация чуть полегче. Думаю, что Кантемир уже через пару месяцев туда отправится.

Кантемир Балагов
Shootpix / ABACAPRESS / ddp images / Vida Press

— А ваш прежний проект, над которым работал Кантемир, — насколько я понимаю, вы хотели снимать его в Нальчике, — он передвинулся?

Он будет после. Я считаю, и это мое глубокое убеждение, что для наших талантливых режиссеров наличие международного опыта лишь увеличивает их творческие возможности и вызывает к ним интерес. И дает возможность осуществлять смелые и подчас неожиданные замыслы. Если у Кантемира получится сильная вещь, то любой его следующий фильм, даже самый артовый, даже самый радикальный, снятый не то, что по-русски, а даже по-кабардински, уже будет привлекать внимание.

Мне много раз предлагали международные проекты, но предыдущие поколения наших режиссеров относились к этому иначе. Они были закрыты. А он открыт — и это ключевая штука. Он понимает, о чем идет речь, он современный человек, он понимает повестку, он не живет внутри нашего отечественного пузыря. Он смотрит много кино, говорит по-английски, чувствует энергию времени. И он будет делать эту историю на языке сегодняшнего дня, совпадающего с тем языком, на котором думают сценаристы и, прежде всего, Крейг Мейзин. Это важнейшая штука. Очень многие, с кем я работал, осекались в этом моменте — они хотели рассказать истории о своей стране и жизни чужой аудитории. А так не работает.

— Можете ли вы еще раскрыть какие-то подробности про сериал? Сколько будет эпизодов, какие будут актеры, что-то рассказать про внутреннее наполнение?

Мне кажется, пока рано об этом говорить. Создатели должны сами вам об этом сообщать. Каст, естественно, будет утверждаться уже с Кантемиром. Уже были первые разговоры, но пока решение не принято. Думаю, что это настолько важный проект, что утверждение каждого актера будет отдельным большим событием. Сейчас думают об этом. Если [исполняющая одну из главных ролей] девочка, скорее всего, не будет звездой, то мужчина-контрабандист будет однозначно известным актером. А вот кто это будет, сообщит HBO.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Говорила Наталья Гредина

Реклама