Перейти к материалам
новости

«У нас просто мало женщин, которые могут рожать детей». Кремль — о причинах убыли населения России Бонус: демограф Алексей Ракша — о мнении Кремля

Источник: Meduza
Sefa Karacan / Anadolu Agency / ABACAPRESS / ddp image​s / Vida Press

«Коммерсант FM»: Еще в 2018 году Владимир Путин сказал в послании Федеральному собранию, что «в основе всего лежит сбережение народа России и благополучие наших граждан, именно здесь нам нужно совершить решительный прорыв». Сегодня появилась рабочая версия нового прогноза правительства по убыли населения в нашей стране. И хотя версия рабочая, тренды ясны и так: население России будет убывать до 2030 года, первый прирост будет только тогда, а всего, например, с 2020-го по 2024 годы россиян станет на 1 миллион 200 тысяч меньше. В курсе ли президент, что он думает по этому поводу и на какое время тогда придется отложить решительный прорыв? И может так получиться, что прорыв в этой сфере будет уже не при Путине?

Дмитрий Песков: Первое. Разумеется, правительство не держит в тайне от президента результаты своей работы и свои подсчеты. Второе. Ситуация с демографией, ситуация с ростом или сокращением населения хорошо известна, и президент неоднократно говорил, что это самая острая и самая важная проблема для нашей страны. Третье. Действительно, одна из важнейших задач — это минимизировать сокращение населения и затем выйти на тренд роста.

Почему население сокращается? По объективным причинам. Это совпадение двух демографических ям: яма Великой Отечественной войны и яма кончины Советского Союза начала 90-х годов. Вот эти две ямы нас преследуют по всей нашей истории современной, и, к сожалению, здесь они сошлись вместе, и поэтому такие негативные тренды. Вы знаете, что принимаются максимально возможные энергичные меры правительством и президентом для того, чтобы стимулировать рождаемость, для того, чтобы охранять материнство и детство и так далее и тому подобное. Эти меры хорошо известны, они крайне востребованы населением, и обязательно они дадут свой результат. Результат, конечно, этот нельзя подсчитать по году или по двум годам, но даже в краткосрочной перспективе он уже будет обязательно заметен. Как вы знаете, к сожалению, обстоятельства, с которыми нам приходится сталкиваться, тоже не весьма благоприятны: пандемия, которая, к сожалению, наверное все страны вынудила встретиться с такими негативными проявлениями, в том числе и в плане демографии. Ну, это та реальность, в которой нам приходится жить. Но меры предпринимаются, работа ведется.

«Коммерсант FM»: По поводу краткосрочности-долгосрочности хотел уточнить: меры поддержки семьи работают, получается, уже не год и не два, — скажем, материнский капитал выдается с 2007 года, 13 лет прошло почти — убыль населения и в прошлом году была до ковида, просто не такая стремительная. Получается, что меры поддержки пока не дают нужного результата?

Дмитрий Песков: Нет, они дают нужные результаты. Любой специалист в области демографии и социологии вам объяснит, что если бы не было этих мер падения, то темпы сокращения населения были бы ощутимо быстрее. Но, слава богу, это не происходит. Не забывайте, что наша страна потеряла 30 с чем-то миллионов человек во время Второй Мировой войны и у нас просто с вами мало женщин, которые могут рожать детей. Вот и все.

Комментарий демографа Алексея Ракши

Отсылки к Великой Отечественной войне неуместны. Ее влияние на сокращение числа родившихся сейчас небольшое, максимум на 8 тысяч [новорожденных] в год. Более половины снижения числа родившихся сейчас происходит из-за снижения рождаемости на одну женщину, на которую не влияет ни Великая Отечественная война, ни «эхо» 1990-х, но на которую напрямую влияет снижение доходов населения, потеря экономических перспектив и происходившие политические игрища с продлением материнского капитала (решение о продлении программы нужно было принять гораздо раньше, примерно в 2013 году, и громогласно объявить об этом). 

В свою очередь, из оставшейся меньшей части снижения примерно две трети приходятся на «яму» или «эхо» 1990-х. И уже совсем маленькая оставшаяся часть (около 16 тысяч новорожденных) объясняется примерно поровну двумя факторами: снижением рождаемости в 1960-х (у которого были свои, особые причины) и вот этим влиянием войны. То есть суммарно на войну приходится максимум 8 тысяч «недополученного» числа новорожденных из всего снижения числа родившихся по сравнению с прошлым годом. Это максимум. Стоит ли об этом вообще упоминать? Я бы не стал, например.

Но рождаемость — лишь одна из составляющих изменения численности населения. Две других — смертность и миграционное сальдо, а к ним война не имеет уже совсем никакого отношения. Максимально возможных и энергичных мер для повышения рождаемости не предпринимается. Расходы государства на демографическую и семейную политику в процентах от ВВП в 2-3 раза ниже, чем в наиболее успешных странах.

Реклама