Перейти к материалам
истории

Путин пообещал выплачивать материнский капитал за первого ребенка, чтобы вывести страну из демографической ловушки Демограф Анатолий Вишневский объясняет, почему деньги не помогут

Источник: Meduza
Александр Рюмин / ТАСС / Vida Press

15 января Владимир Путин выступил с обращением к Федеральному собранию, в котором анонсировал масштабную реформу власти в стране. Однако начал выступление он с другой темы — демографических проблем в России. «Судьба нашей страны зависит от того, сколько детей родится в российских семьях через год, через пять, через десять лет», — сказал президент, а затем предложил выплачивать материнский капитал не только за рождение второго ребенка, как было раньше, но и за первого. Выплата должна составить 466 тысяч рублей. По словам Путина, это поможет «не только выбраться из этой демографической ловушки, но и к середине наступающего десятилетия обеспечить устойчивый рост численности населения страны». По просьбе «Медузы» директор института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский рассказывает, действительно ли выплаты повлияют на уровень рождаемости в России.

Анатолий Вишневский

демограф, экономист, директор института демографии Высшей школы экономики

Я не думаю, что [выплата материнского капитала за рождение первого ребенка] повлияет на рождаемость. При том, что та рождаемость, которой рассчитывают достичь, все равно не решает никаких вопросов [с ускорением естественной убыли населения]. Поэтому непонятен сам посыл. 

Путин, и многие другие, исходят из того, что люди не рожают много детей, потому что им не хватает денег. И что если бы у них были деньги, то они бы рожали. Думаю, все знают — и сам Путин знает — что не рожают помногу детей те, у кого как раз проблем с деньгами нет. Такая рождаемость, как у нас, обычна для всех развитых стран. Это определяется глобальным процессом, который называется «демографический переход». Он приводит к снижению смертности, а в ответ на это — к снижению рождаемости. Потому что рождаемость — такая, какая была, например, в России в XIX веке — не нужна. Если она сохраняется, возникает ситуация, как сейчас в Африке, когда население растет сумасшедшими темпами, тормозя всякое развитие. То есть само по себе снижение рождаемости — это нормальный процесс. Вопрос в том, до какого уровня она может снизиться и снижается, и почему снижается ниже, чем хотелось бы. Это более сложный вопрос, на который я не берусь ответить. Это проблема абсолютно всех развитых стран: с ней сталкиваются более миллиарда человек. Если бы ее можно было решить простым способом, ее давно бы уже решили — в Англии, во Франции, в Италии, в Германии, где угодно. Но ведь не решают. Мировой опыт тоже имеет какое-то значение. 

Я понимаю эти меры как социальную помощь семьям. Но если это способ уменьшить бедность, возникает вопрос: единственный ли это способ ее снижать или есть другие?

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Записала Кристина Сафонова

Реклама