Перейти к материалам
истории

Выставку Уорхола в Москве обвинили в показе репродукций. Кажется, все гораздо сложнее, ведь Уорхол сам себя копировал Как понять, настоящий ли он? Копия работы имеет ценность? А копия копии? А копия копии копии?

Источник: Meduza
Сергей Бобылев / ТАСС / Scanpix / LETA

Выставка «Я, Энди Уорхол» открылась в здании Новой Третьяковки в конце сентября — как сообщают организаторы, это «самая обширная коллекция работ Энди Уорхола» в Москве, более 200 экспонатов. После открытия в СМИ и соцсетях начали писать, что на выставке представлены репродукции, а не оригиналы. На эти заявления отреагировала и сама Третьяковка — 29 сентября пресс-служба сообщила, что галерея не организовывала эту выставку, а помещения, где она проходит, переданы в безвозмездное пользование Союзу художников России. Организаторы выставки и ее итальянский куратор, специалист по современному искусству Джанни Меркурио, заявляют, что с картинами все в порядке и существуют документы, подтверждающие их подлинность. Похоже, неразбериха случилась из-за самого творческого метода Энди Уорхола, который сам многократно копировал свои работы. По просьбе «Медузы» искусствовед Мария Семендяева рассказывает, как можно оценить оригинальность работы художника, многократно копирующего самого себя.

Говорят, что на выставке в Новой Третьяковке показывают не оригиналы Уорхола, а репродукции, — это правда? 

В случае с Энди Уорхолом, как уже указали в своих комментариях несколько авторитетных экспертов вроде Ольги Свибловой и Михаила Миндлина, очень сложно говорить о критериях оригинальности. Потому что в основе его творчества была тиражность — как рефлексия на тему нашего тиражного общества потребления, где фабрики штампуют миллиарды одинаковых вещей. Самоповторы были характерны для художников во все времена, но Уорхол, собственно, был одним из тех, кто использовал повтор как полноценный художественный прием.

Организаторы выставки заявляют, что все нужные документы на картины у них есть. Куратор выставки Джанни Меркурио вроде бы отвечает за провенанс работ и их подлинность. Учитывая, что на выставке были уже упомянутые выше эксперты, скорее всего, откровенную подделку они бы опознали. Лично я не видела эти работы и не возьмусь заочно утверждать, но верю экспертам — иначе нельзя верить вообще никому.  

Что вообще можно считать репродукцией?

Репродукция — это воспроизведение оригинала. Конкретно эти работы все же, если верить организаторам выставки, подлинные. Значит, их должны были создать при жизни Энди Уорхола в его мастерской в Нью-Йорке или как минимум напечатать при его участии и одобрении.

Если их создали по рисункам Уорхола и с соблюдением технологии, но 10 лет назад, то к творчеству самого Энди Уорхола их относить нельзя. 

Зачем вообще смотреть на копии, мне должны показывать оригиналы!

Вопрос оригинальности очень сложный в случае с произведениями, где используется какая-то тиражная техника, например трафаретная, с помощью которой печатались многие работы Энди Уорхола.

Вопрос оригинальности встает даже в случае с произведениями Леонардо да Винчи, которому во многом помогали ученики и подмастерья. Эти художественные школы больших мастеров зачастую работали по фабричному принципу, причем еще до промышленной эпохи. Один подмастерье специализировался на кистях рук, другой — на торсах, а уже последние штрихи наносил сам мастер. 

Что вообще можно считать оригиналом — только то, что художник нарисовал собственными руками? А если он работает не красками и кистью, а, скажем, делает литографии или как-то иначе воспроизводит свои работы — это тоже оригиналы, раз он их сделал сам?

Оригинал — это то, что появилось благодаря автору. Сегодня литография и трафарет — это суперавторские, очень старомодные техники, где личность творца проявляется очень ярко. Художнику необходимо выбрать цвет печати, проконтролировать, как нанеслась краска, играет роль и бумага, и состав красителя, и многое другое. Печать, как, например, в случае с Уорхолом, — это полноценный художественный метод.

А копии копий работ, которые сделал сам художник, ценны? 

Смотря для кого и как ценны. Говоря о значимости произведения, что мы имеем в виду — цену на рынке, музейную историю? Конечно, на рынке продаются дороже всего те произведения Уорхола, которые имеют историю и очень четкий провенанс. Например, они запечатлены на исторических фотографиях, про них есть воспоминания.

Конечно, репродукция, которая висит у вас дома, вряд ли будет обладать той же стоимостью. Если копию сделал друг Уорхола или какой-то другой художник нашего времени, специально использующий уорхоловские сюжеты, — это будет уже новое произведение. Насколько оно будет ценным — зависит от этого художника. 

Сергей Бобылев / ТАСС / Scanpix / LETA

То есть кто-то еще может копировать работы художника, например, после его смерти — это вообще честно?

Да, конечно. Вряд ли можно запретить другим художникам копировать работы Уорхола. Но они не должны выдавать их за оригиналы, это как раз и есть преступление. 

Иногда такие копии имеют ценность, но это в первую очередь зависит от личности тех, кто копирует, и от их таланта.

Мы вообще знаем точное количество копий работ того же Уорхола? Где они находятся и как распространяются? 

Я никогда не слышала о том, чтобы все работы Уорхола были пронумерованы и записаны. Наверное, Уорхол и сам не смог бы сказать, сколько у него работ. На «Фабрике», мастерской Энди Уорхола, побывали все художники, поэты, кинорежиссеры и артисты своего времени, тусовки там были неотделимы от творческого процесса. Вероятно, самым точным способом удостовериться, что покупаешь работу Уорхола, было купить ее лично у Уорхола.

Сейчас существует только фонд Энди Уорхола, который с 2011 года устал и не выдает заключения о подлинности работ. Он занимается только продажей прав на воспроизведение известных картин художника. Кроме того, в музеях и частных коллекциях хранится огромное число подтвержденных еще при жизни Уорхола работ. 

Где находятся оригиналы? Они вообще существуют? Их можно увидеть? 

Конечно, их очень много, и они находятся в разных мировых музеях. В России тоже есть оригинальные работы Уорхола, например в коллекции Музея Людвига в Мраморном дворце в Санкт-Петербурге. 

А мошенники могут воспользоваться всей этой путаницей и обмануть всех? 

Конечно, могут! Но подделывают, бывает, и Малевича, и Леонардо да Винчи, от художника это не зависит. 

В общем, получается, показывать копии в музеях, можно? Зачем же на них смотреть, я могу сам на принтере такое распечатать и дома повесить!

Если говорить о выставке Энди Уорхола в здании Новой Третьяковки, все же нельзя окончательно утверждать, что это копии.

Но в любом случае когда мы, например, приходим на выставку фотографии, то платим за это деньги, а ведь можно просто дома посмотреть их на экране компьютера. Но тем не менее в большом формате снимки иногда производят совершенно другое впечатление. Вот поэтому люди до сих пор ходят иногда в музей — за другими масштабами. 

Кто-то еще работал в той же технике, что Уорхол? 

Можно посмотреть работы художников, относившихся к направлению поп-арта: Роя Лихтенштейна, Кита Харинга, Дэвида Хокни и других. 

«Медуза». Работаем 24/7. И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка

На вопросы отвечала Мария Семендяева