Перейти к материалам
Члены ИГИЛ размахивают флагами «Исламского государства» на улицах сирийского города Ракка. 29 июня 2014 года
истории

The New York Times сделала «палача ИГИЛ» постоянным героем популярного подкаста — а потом его арестовали в Канаде за мистификацию Газета пообещала провести расследование, как так вышло

Источник: Meduza
Члены ИГИЛ размахивают флагами «Исламского государства» на улицах сирийского города Ракка. 29 июня 2014 года
Члены ИГИЛ размахивают флагами «Исламского государства» на улицах сирийского города Ракка. 29 июня 2014 года
Reuters / Scanpix / LETA

Боевик из ИГИЛ — герой успешного подкаста

В апреле 2018 года газета The New York Times выпустила первую серию подкаста «Халифат» (The Caliphate). На протяжении десяти эпизодов журналистка Рукмини Каллимачи и продюсер Энди Миллс описывали внутреннее устройство «Исламского государства» и судьбы его жертв — например, девушек-езидок, попавших в сексуальное рабство к радикальным исламистам.

Но главный герой подкаста — не захваченные в ходе битвы за Мосул игиловцы, у которых берет интервью Каллимачи в иракской тюрьме, и не мать высокопоставленного «чиновника», передавшая журналистам чемодан документов. На протяжении пяти серий Каллимачи интервьюирует человека, которого она во втором эпизоде подкаста представляет как Абу Хузейфу — но сразу дает понять, что это не его настоящее имя. 

Длинная серия интервью с Хузейфой начинается с описания его биографии: типичный канадец пакистанского происхождения, родившийся в Торонто, папа — хозяин кебабной лавки, семья не очень религиозная — мама и младшая сестра ходили по улицам без хиджаба. Абу Хузейфа не испытывал ни бедности, ни притеснения по религиозному признаку и вообще жил нормальной жизнью канадского подростка, который любит «Звездные войны» и видеоигры. Рукмини Каллимачи отмечает, что это общая черта многих молодых мусульман, родившихся и выросших на Западе, но впоследствии присоединившихся к ИГИЛ, — в их абсолютно нормальных и ничем не выделяющихся биографиях нет ничего, что намекало бы на возможность такой резкой радикализации.

Затем Хузейфа описывает, как на него повлияли новости операции в Ираке и вообще войны с терроризмом: снос статуи Саддама Хусейна в Багдаде, кадры из американской тюрьмы Абу-Грейб, на которых охранники издевались над иракскими заключенными, американские солдаты в мусульманских странах и так далее. Он начал читать радикальных исламских проповедников, повлиявших на идеологию ИГИЛ и других экстремистов. В конце концов в 2014 году Абу Хузейфа оказывается в Сирии, попав туда через турецкую границу, и присоединяется к ИГИЛ.

В последующих эпизодах Абу Хузейфа, к 2016 году вернувшийся в Канаду, рассказывает Рукмини Каллимачи о своем участии в деятельности «Исламского государства». По его словам, он не был простым наблюдателем или местным жителем, который вступил в ИГИЛ под давлением обстоятельств — например, потому что так было проще заниматься своим обычным делом типа мелкой торговли. Хузейфа сказал журналистам, что был членом исламской полиции нравов аль-хисба, которая следит за соблюдением норм шариата. Более того, он сказал, что лично принимал участие в убийствах — и описал их во всех кровавых подробностях.

Террорист, которого (вероятно) никогда не было

В 2018 году подкаст «Халифат» был номинирован на Пулицеровскую премию и стал одним из финалистов этого года, а также получил другую престижную премию в журналистике, Peabody Award. Однако сомнения в том, что его главный герой рассказывал правду, появились еще до выхода финального эпизода. Еще в мае 2018 года, вскоре после выхода первых эпизодов «Халифата», канадские журналисты, бравшие интервью у Абу Хузейфы через год после его возвращения в Канаду, обратили внимание, что он описывал свой опыт в куда менее кровожадных тонах. Более того, в интервью изданию Global News он уверял, что вообще никого не убивал.

После выхода первых серий «Халифата» и материалов в канадских СМИ, в которых Абу Хузейфа отрицал совершенные им убийства, члены Консервативной партии в палате общин Канады потребовали провести расследование и выяснить, как вышло, что человек, признавшийся в нескольких убийствах на почве экстремизма, свободно ходит по Торонто. Однако канадская полиция тогда не предъявила Абу Хузейфе никаких обвинений.

Вопросы о правдоподобности его рассказов задавали и Рукмини Каллимачи. На них она отвечала, что целую серию посвятила фактчекингу. Действительно, в шестой серии «Халифата» она сама подвергает сомнению правдивость рассказов ее собеседника, но, проанализировав его фотографии, приходит к выводу, что Абу Хузейфа действительно был в Сирии, хотя и исказил некоторые детали и умолчал о других. Когда Каллимачи спросила его, зачем он солгал ей и не врал ли о других подробностях его рассказов, Абу Хузейфа перестал выходить на связь.

В конце сентября 2020 года канадская полиция раскрыла настоящее имя Абу Хузейфы. Им оказался 25-летний житель Канады пакистанского происхождения (в этом он не соврал) Шехрозе Чодри. Его арестовали и официально предъявили обвинение — но не в террористической деятельности, а по довольно редкой статье канадского уголовного кодекса, которая предусматривает до пяти лет заключения за фальсификацию сведений об угрозе терроризма (по ней обычно судят за ложные звонки о заложенной бомбе). Таким образом, сомнения в том, что герой подкаста, за который его авторы получили престижную журналистскую премию, мог врать, стали официальными. Неясно даже, был ли Хузейфа-Чодри в Сирии вообще: из отметок в его канадском паспорте, которые изучили журналисты The New York Times, известно только, что он много ездил между Канадой и Пакистаном, где он, как он говорил в интервью канадским СМИ, учился в религиозной школе — медресе.

Шехрозе Чодри

Реагируя на новость об аресте Шехрозе Чодри, Рукмини Каллимачи написала в твиттере, что все «повествовательное напряжение» ее подкаста заключается в сомнениях, правду ли ей рассказывает ее собеседник, и снова сослалась на шестую серию, в которой она проводит фактчекинг слов Абу Хузейфы. Однако медиаобозреватель Washington Post, написавший о нестыковках разных версий рассказов Хузейфы разным СМИ, отмечает, что во всех остальных сериях Каллимачи не только не подвергает сомнению его слова, но и всячески подкрепляет их собственным опытом, добавляя, что это согласуется с ее собственными знаниями и журналистскими находками. Кроме того, пишет Washington Post, в пресс-релизе о присуждении подкасту премии Peabody Awards ничего не говорится о сомнительности его героя как источника.

Об аресте Шехрозе Чодри стало известно 25 сентября 2020 года. The New York Times и саму Рукмини Каллимачи раскритиковали многие СМИ и обозреватели за безответственную работу с источниками и сенсационализацию терроризма, однако почти неделю газета воздерживалась от комментариев, а сама Каллимачи отправляла критиков к эпизоду с фактчеком.

Однако 30 сентября редакция наконец признала, что собирается провести внутреннее расследование. «Хотя сомнения в [правдивости] истории Абу Хузейфы прямо проговариваются в тех эпизодах „Халифата“, где он появляется, — говорится в комментарии редакции The New York Times, опубликованном в Washington Post, — его арест и впервые открывшиеся сведения поднимают новые важные вопросы о нем и его мотивации. Мы заново изучим материалы его истории и дадим оценку тому, как она была подана в подкасте».

Алексей Ковалев

Реклама