Перейти к материалам
истории

«Это может нанести непоправимый ущерб будущему театра, нашему обществу» Худруки ведущих российских театров — о деле «Седьмой студии» накануне приговора

Источник: Meduza
Александр Щербак / ТАСС / Vida Press

26 июня станет известен приговор по делу «Седьмой студии». Прокурор просит приговорить режиссера Кирилла Серебренникова к шести годам лишения свободы в колонии общего режима и штрафу 800 тысяч рублей, продюсера Алексея Малобродского — к пяти годам заключения и штрафу 300 тысяч рублей, Софью Апфельбаум и Юрия Итина — к четырем годам лишения свободы и штрафу 200 тысяч рублей. В защиту фигурантов дела выступают многие деятели культуры, в том числе — художественные руководители ведущих театров страны. «Медуза» публикует их слова накануне объявления приговора.

Лев Додин

режиссер, художественный руководитель МДТ — Театра Европы

<…>

Боюсь, мы не способны себе даже представить, что все мы почувствуем 26-го июня, если и когда на художника, его сотрудников и пришпиленную ни с того ни с сего к проблеме талантливую сотрудницу Министерства культуры Соню Апфельбаум будут надеты наручники, и они будут уведены из зала суда в темную неизвестность будущей несвободы. Не покажется ли нам, что это уводит во мрак несвободы каждого из нас? Сможем ли мы работать, сможем ли мы, извините за высокий слог, пытаться отдаваться вольному вдохновению? Не уверен.

Мало того, 26-го июня, если и когда будет заключен в наручники Кирилл Серебренников, художник навсегда будет отлучен от творчества, сосчитайте — 6 лет и 3 года запрета на профессию — и целый театр — огромный художественный коллектив Гоголь-Центра будет разрушен, так как Гоголь-Центр не может жить без своего создателя и художественного лидера. Вот и получается, что 26-го июня будет озвучен приговор российскому театральному искусству, значит, и всей художественной жизни России. Еще вчера такое не могло присниться даже в самом страшном сне. Мы знаем, что в нашей стране правосудие абсолютно независимо — остается молиться, чтобы эта независимость шепнула на ухо судье Мещанского суда Олесе Анатольевне Менделеевой, что 26-го июня она озвучит вердикт, который войдет в историю России, как вошли в историю вердикты по делу Бродского, Мейерхольда и многих других. Остается молиться, чтобы Олеся Анатольевна Менделеева вписала в историю русской культуры, полной трагедий и несправедливости, обнадеживающе светлую страницу. 

Источник: сайт журнала «Театр»

Валерий Фокин

режиссер, художественный руководитель Александринского театра

26 июня будет оглашено решение суда по «Театральному делу» Кирилла Серебренникова, Софьи Апфельбаум, Алексея Малобродского, Юрия Итина. Мы все были свидетелями этого изматывающего и абсурдного процесса и, уверен, что мы все — те, кто «делает театр» в нашей стране, переживали его так же остро, как будто обвинения выдвигали нам.

И сейчас именно НАМ прокуратура предлагает вынести приговор, лишить свободы на долгие годы и заплатить штрафы за то, что мы делали свое дело и делали его хорошо. Разумеется, такой приговор, если он будет вынесен, противоречит всем законом логики и здравого смысла и погружает нас в кафкинский морок и кошмар. Но кроме ярких литературных образов хочется отметить, что в результате может быть создан опаснейший прецедент, который, безусловно, серьезно повлияет на развитие нашей культуры — ведь он покажет полную незащищенность художника, его уязвимость, доходящую до абсурда.

​Несмотря на то, что за свою долгую жизнь я практически избавился от иллюзий, что было довольно болезненным процессом, я не могу не верить, что суд примет верное, справедливое решение, и 26 июня 2020 года Кирилл Серебренников, Софья Апфельбаум, Алексей Малобродский и Юрий Итин смогут вернуться домой и продолжат заниматься тем, что получается у них лучше всего: делать российский театр, которым — пока еще — мы можем гордиться

Источник: сайт Александринского театра

Андрей Могучий

режиссер, художественный руководитель БДТ имени Товстоногова

Завтра, видимо, намечено закончить этот изнурительный и абсурдный, кафкианский процесс, напоминающий в большей степени разборку, чем хладнокровное доказательное правосудие. Закончить его, судя по всему, хотят печально и невразумительно, как и начинали. Все это как-то бездарно и уныло. Если это разборка, так и та, мне кажется, должна обладать хоть какой-то степенью изящества. Все это как-то стыдно и противно. Все как попало.

<…>

Несмотря на все призывы к справедливости, прозрачности и доказательности, их как не было, так и нет. Вместо этого снова, по всему, побеждает сговор, предвзятость и некомпетентность.

Никого ни к чему не призываю. Не верю в то, что новые призывы хоть что-то решат, как не решили ничего все предыдущие. Вряд ли что-то произойдет и, в этой связи, единственное, что заставляет писать этот текст, это желание и необходимость обозначить свою позицию и не замараться молчанием.

Хотя, нет, не только. Наверное, все-таки верится в то, что справедливость свое возьмет, и, перефразируя Хармса, победит неизвестным науке способом. Если не завтра, то вскорости. И каждая буква, каждое слово, нами написанное или произнесенное, приближает это время.

Источник: сайт журнала «Театр»

Алексей Бородин

режиссер, художественный руководитель РАМТа

<…>

Я все-таки продолжаю надеяться на понятия человеческие. На понятие справедливости, понятие честности. На понятие того, что кто-то должен сказать, что не будет подчиняться тому, что заведомо известно и заведомо ложно. Я, конечно, призываю моих коллег к мужественности — и к тому, чтобы мы с вами могли честно смотреть друг другу в глаза и понимать, что мы люди. И особенно это касается, особая ответственность, как мне кажется, лежит, во-первых, на людях творческих, а во-вторых — на тех, кто связан с таким понятием как правосудие.

Источник: сайт журнала «Театр»

Евгений Миронов

актер, художественный руководитель Театра Наций

Услышав о сроках, которые на заседании по делу «Седьмой студии» запросил для обвиняемых прокурор, я испытал возмущение и смятение. Вот уже три года продолжается «театральное дело», много месяцев продолжается судебное разбирательство. Всем, кто следил за ходом слушаний, совершенно очевидно, что следствие было проведено с огромным количеством нарушений и натяжек, что обвинение, что называется, шито белыми нитками. С другой стороны, во время процесса стало еще раз понятно, что проект «Платформа» был важнейшим творческим событием в культурной жизни страны, что люди, придумавшие и реализовавшие его, достойны благодарностей и наград, а не преследования и наказания.

Я глубоко уверен в том, что наши коллеги — Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум и Юрий Итин — честные люди, руководствовавшиеся исключительно интересами дела. И те нарушения, которые имели место (наличия таковых никто и не отрицает) при ведении дел на «Платформе», были вызваны не чьим-то злым умыслом, а недостатками законодательства в области культуры, запутанностью системы освоения бюджетных средств и отчетности.

Деятели культуры уже много лет говорят о необходимости совершенствования этого законодательства — и находят понимание у руководителей органов законодательной и исполнительной власти страны. Почему в этих условиях прокуратура занимает такую необъективную, тенденциозную, я бы сказал — свирепую, позицию, остается только гадать. Не приняты во внимания очевидные доказательства отсутствия сговора и злого умысла, отброшены поручительства и свидетельства уважаемых представителей общественности, в том числе выдающихся деятелей российской культуры.

Несправедливый, необъяснимо жестокий приговор по этому делу может нанести огромный, непоправимый ущерб культурной жизни России, всему будущему театра и искусства вообще, а значит — всему нашему обществу. Не желая и не имея право оказывать давление на суд, я хочу надеяться, что судья сумеет трезво взвесить все обстоятельства, беспристрастно оценить ситуацию и не допустить вопиющей несправедливости. Иначе будущее нашей культуры незавидно.

Источник: сайт Colta.ru

Константин Богомолов

режиссер, художественный руководитель Театра на Малой Бронной

Уже несколько лет мы наблюдаем процесс по делу Платформы. Долгий процесс и его обстоятельства создали отчетливое ощущение, что дело Платформы сейчас существует не ради разбирательства, а ради самого процесса. Его инициаторы понимают: признать, что процесс в тупике означает признать профессиональные ошибки.

Очевидно, что исходя из базовых понятий государства, никто из нас не может требовать ничего, кроме объективности следствия и суда.

Но мы можем выразить отношение к уже давно очевидному факту: будь у следствия неоспоримые доказательства, процесс давно был бы завершен. И даже если в ближайшее время процесс завершится, осуждающее решение не будет объективным, потому что процесс был хаотичным и выявил массу натяжек, свидетельства о давлении на участников, и другие факты, дискредитирующие возможное обвинительное решение. Репутационные потери следствия в этом случае — дело следствия и органов следствия, но очевидные репутационные потери министерства культуры, выступившего в этом процессе как бы инициатором — это дело всего культурного сообщества.

<…>

Источник: фейсбук Константина Богомолова

Константин Райкин

актер, режиссер, художественный руководитель театра «Сатирикон»

Внимательно, с тревогой и болью слежу за судебным процессом над «Седьмой студией». Возмущен и решительно протестую против необъективности, тенденциозности и, в конце концов, вопиющей несправедливости выдвинутого обвинения. Этот процесс сам содержит в себе множество нарушений закона. Бессовестное, сфабрикованное дело!

Источник: фейсбук театра «Сатирикон»



Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Реклама