Перейти к материалам
истории

«Оплата мизерная, а труд это нелегкий» Из-за коронавируса многие россияне потеряли работу и были вынуждены освоить новые профессии. MeduzaCare с ними поговорила

Источник: Meduza
истории

«Оплата мизерная, а труд это нелегкий» Из-за коронавируса многие россияне потеряли работу и были вынуждены освоить новые профессии. MeduzaCare с ними поговорила

Источник: Meduza

На фоне пандемии коронавируса в апреле 2020 года безработица в России выросла на 23,4% по сравнению с мартом того же года. Целые отрасли экономики оказались не востребованы — заметно пострадали индустрия офлайн-развлечений, часть сектора услуг, туризм и другие виды бизнеса. Люди, которые не смогли перейти на удаленный режим работы, оказались вынуждены искать новые способы заработка и осваивать профессии, совсем не похожие на то, чем они занимались раньше. MeduzaCare публикует несколько таких историй.

Статья, которую вы читаете, — это часть нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. В июне 2020 года она посвящена бедности во время пандемии. Все материалы можно прочитать на специальном экране.

Елена Шалыгина

Архив Елены Шалыгиной

Год назад из-за проблем с мужем я переехала из Кирова в другой город с двумя детьми, кошкой и собакой. Незадолго до коронавируса я устроилась торговым представителем в компанию, выпускающую школьную форму. Моя зарплата состояла из оклада и процентов от проданной формы. Работа мне нравилась, я много общалась с учителями, ездила по школам. Учитывая, что скоро начнется сезон, вместе с процентами я рассчитывала зарабатывать около 100–130 тысяч в месяц. Но только я собрала базу и собиралась развернуть продажи, как все закрыли. 

До 12 апреля нас отправили домой на вынужденный отдых, за эти две недели заплатили, естественно, только оклад — 20 тысяч. Когда нерабочие дни продлили, нам сказали: сидите, но уже без оклада, так как даже оклад получать было уже не с чего. Так я осталась без всего. 

Рядом с домом у меня был небольшой продуктовый магазинчик в подвале. Я человек общительный, подружилась с продавщицей и с хозяйкой магазина, она предложила мне работать продавщицей по выходным дням, с восьми утра до девяти вечера. Первое время, когда был самый жесткий карантин, работала только в магазине, но этих денег было совсем мало: за выход мне платили тысячу рублей, то есть всего две тысячи в неделю. Параллельно еще обзванивала всех клиентов со старой работы, собирала долги за проданную, но не оплаченную форму. С нее мне заплатили небольшой процент, это уже были совсем копейки. За весь месяц получилось около четырех тысяч. 

Поскольку и там и там платили очень мало, я пошла работать курьером в доставку еды — сначала устроилась развозить бургеры, затем еще в одну. В итоге график у меня был такой: с утра до двух часов дня в одной доставке, с трех часов дня до двух часов ночи в другой и по выходным в магазине по 13 часов. За утреннюю смену доставки мне платили 600 рублей в день, за дневную в бургерной — 2000 рублей в день. У меня было одновременно три работы. Было очень тяжело. Я не высыпалась, ходила как зомби.

Ситуация осложнялась тем, что в декабре 2019-го я взяла ипотеку и каждый месяц выплачиваю по 18 тысяч рублей. Моя знакомая работает в Сбербанке, я узнавала у нее по поводу послаблений по кредиту, но она меня отговорила, потому что неизвестно, чем это может обойтись. Говорит, потом это все рано или поздно все равно ляжет на твои плечи. Посоветовала платить, пока могу. Так я не стала ничего оформлять и продолжила платить по кредиту. 

Когда нерабочие дни продлили и школы закрыли, я собрала детей, посадила в машину и отвезла в Киров к бабушке в деревню. Мне говорили, что все закрыто и меня не пропустят, но я все-таки рискнула, потому что поняла, что осталась без денег и с ипотекой. Я не знала, как детей в таких условиях прокормить. Еле довезла. Конечно, на каждой заправке им протирала руки спиртом, отсидели несколько дней в городе на всякий случай, прежде чем везти в деревню. Зато сейчас они у бабушки кушают ягодки. 

Благодаря этим трем работам у меня получилось заработать впритык, чтобы выплатить ипотеку, и еще осталось на хлебушек себе и на корм кошке с собакой. Правда, на коммунальные платежи не хватило, по ним копится задолженность. 

Сейчас мне поступило предложение работать менеджером по продажам в компании, устанавливающей пластиковые окна. Я решила отказаться от доставки, теперь работаю только в окнах и по выходным в магазине. Обещали оклад 20 тысяч плюс проценты. Пока я еще учусь делать замеры и получаю только оклад. В будущем, думаю, буду получать до 100 тысяч, сейчас же сезон. Я себе цель поставила — должна зарабатывать не меньше 50 тысяч.

Сергей Матвеев

Архив Сергея Матвеева

С 2017 года у меня два барбершопа франшизы Old Boy в Москве. До кризиса у нас все было отлично: работали в прибыль, расширяли помещения, нанимали новых сотрудников, даже вышли на первое месте в Москве по выручке среди всех салонов сети. Когда с конца марта нас закрыли и запретили вести какую-либо деятельность, первое время мы были в шоке. Это просто беспредел. 

Сначала была надежда, что скоро откроемся, но потом пришлось как-то выкручиваться и придумывать новый способ заработка, чтобы погашать кредиты, взятые на бизнес. Все разговоры о субсидиях — мимо. Арендную ставку нам в одном месте снизили, а в другом оставили в полном объеме, пришлось платить за все месяцы простоя.

Банки отказали мне в отсрочках по кредитам, говорили, что недостаточно условий выполнено и я не подпадаю под эту программу [государственных льгот], поскольку я брал кредиты на бизнес как физлицо, а не как ИП. Как физическое лицо я не подпадаю ни под какие льготы, потому что работу я формально не терял.

Я стал рассуждать, где можно сейчас заработать денег. При этом найти работу было крайне сложно, по крайней мере в первые месяцы, когда был жесткий карантин, потому что очень много отраслей пострадало. Пришло в голову, что доставка продуктов сейчас наверняка будет на пике. Выбрал компанию, которая показалась наиболее привлекательной по возможностям заработка. Пошел туда работать водителем-курьером на своем личном автомобиле. 

Конечно, первые несколько недель было тяжеловато. Бывали моменты, когда мне нужно было привезти продуктов на 60–70 килограмм, а квартира находилась на последнем этаже пятиэтажки без лифта, и все это надо было ножками-ручками разносить. Сейчас уже вошел в ритм и все отлично. Мои знакомые за карантин потолстели, а у меня, наоборот, все хорошо стало за несколько месяцев ежедневных тренировок. Как ни странно, работать курьером мне понравилось. Наверное, мне повезло: я попал в хорошее место, коллектив оказался очень дружелюбный и приятный.

У нас система оплаты сдельная — то есть чем больше заказов в день ты развозишь, тем больше можешь зарабатывать. Я подумал, что для меня это лучший вариант, и в итоге не прогадал. На пике в апреле, когда было больше всего заказов, я заработал около 100 тысяч, что позволило мне оплатить кредиты.

Я планирую работать курьером еще несколько месяцев после открытия наших салонов, потому что, скорее всего, финансовые показатели первое время будут значительно ниже, чем раньше. Население у нас явно не обогатилось за несколько месяцев самоизоляции. 

Нам повезло, мы смогли продержаться на плаву, но я знаю примеры тех, кто закрылся и продал салоны, особенно если у них была очень высокая аренда, которую вообще не снизили, и одного владельца, которому никто помочь не может, а сам он не нашел себе работу. Поскольку у нас несколько партнеров [по бизнесу], нам было проще. И все-таки мы взрослые сильные мужики, а, допустим, девушка какая-нибудь, владелица салона красоты, ну она же не пойдет курьером таскать 60 килограмм. А куда она еще может пойти?

Константин Антонюк

Архив Константина Антонюка

Когда грянула пандемия, у меня было два бизнеса: аренда и продажа игр на мероприятия и производство алюминиевых тюбиков. Аренда игр по факту сразу схлопнулась, и мы ожидаем, что бизнес встанет на весь сезон, потому что все мероприятия отменились и по сравнению с предыдущим сезоном количество заказов несоизмеримо меньше. 

Сейчас у нас никакие активности не покупают. Крупных городских мероприятий и праздников, в которых мы раньше участвовали, предоставляя наши активности, думаю, в этом году просто не будет. К примеру, мы регулярно участвовали в «ВК-фесте», а в этом году он прошел онлайн. Фактически из мероприятий этим летом у нас остались только голосование за Конституцию и парад [на 9 мая]. 

Сначала мы возлагали большие надежды на тюбики, хотели выпускать в тюбиках антисептик, и в марте нам даже удалось за счет этого продержаться, но потом спрос упал. Те клиенты, которые брали тару под антисептик, растворились вместе со спросом. Наши же основные клиенты, которые брали тару под косметику, еду или кейтеринг, исчезли. Кто-то разорился, кто-то свернул разработку нового продукта в новой упаковке. Когда у людей денег нет, рынок схлопывается. 

Наши показатели по аренде и продаже игр дошли почти до нулевых, я перевел всех сотрудников на полставки, а сам, чтобы накопить на зарплаты сотрудникам, теперь занимаюсь грузоперевозками на нашем служебном фургоне. Помогаю людям с переездами по Питеру и Ленобласти.

Работа за рулем напоминает о том, что лучше все-таки работать головой. А еще, так как два месяца все не могли работать, на рынке появилось очень много людей с грузовым транспортом, у которых пропали постоянные заказчики из сферы бизнеса (магазины, рестораны и прочий ретейл). Все, кто раньше работал с постоянными клиентами, пошли на «Авито», YouDo и другие сервисы для мелких заказов. Соответственно, предложение стало превышать спрос, и ценник рухнул. 

Грубо говоря, если раньше дешевле 1800 рублей за перевозку без погрузки и разгрузки мы никогда никуда не выезжали, сейчас я выезжаю за 1500 рублей с погрузкой и разгрузкой. Хоть как-то исправляют ситуацию только чаевые — когда люди оставляют чуть больше, чем мы договаривались. Еще по тысяче-полторы я трачу на оплату и продвижение услуг на YouDo. Поскольку заказов почти нет, поймать и найти заказ — это прям целое приключение. И это с учетом того, что у меня уже был достаточно высокий рейтинг и положительные отзывы на YouDo. Как находят заказы те, кто впервые выходит на площадки, я не представляю. Оплата, конечно, мизерная, а труд это нелегкий, отнимает много сил. Так и катаемся с моим кладовщиком, а ныне водителем. 

Хоть мы считаемся микробизнесом, могу сказать, что поддержки нам не было оказано никакой. По формальным признакам наша деятельность, связанная с арендой игр, считается одним из пострадавших секторов в сфере развлечений, но так как это не основной наш ОКВЭД [вид экономической деятельности], даже в МРОТе нам было отказано и мы не получили никаких льгот. При этом все налоги и социальные выплаты мы платим вовремя, поскольку не хотим иметь никаких проблем с государством. Ведь отсрочки в телевизоре, а в реальности потом пойди докажи налоговой, что ты не верблюд. 

Грузоперевозками мне удалось закрыть дай бог треть ежемесячных расходов компании, поскольку помимо зарплат есть еще аренда помещений, обязательства перед поставщиками, расходы на рекламу, которую нам нельзя останавливать, обслуживание автомобиля, налоги, оплата сервисов вроде 1С и «Битрикс» и обслуживание банковского счета. При этом, к примеру, Альфа-Банк ровно в момент начала эпидемии поднял стоимость обслуживания на 30–40%, ссылаясь на экономическую ситуацию, хотя почти все услуги оказываются онлайн. 

Поскольку мне моя команда дорога, я всем своим сотрудникам продолжаю выплачивать зарплаты, но плачу их больше из собственных накоплений, а грузоперевозки — это просто попытки уменьшить расходы из личного кармана и сохранить собственные сбережения. 

Жанна Завьялова

Архив Жанны Завьяловой

Зимой мы отмечали десятилетие нашей туристической компании, специализирующейся на круизах, и хвастались небывалыми показателями: продали за месяц рекордное количество путевок. Дела шли так хорошо, что я как владелец компании решила открыть новый офис в Москве. В феврале уже капитально обосновалась в Москве со всеми вещами и с большими планами на будущее.

Но тут вмешался коронавирус. Поначалу это казалось чем-то нереальным, а потом раз — и все прикрылось. Все экстренно стали отменять путевки, и круизы больше всех пострадали. Мы буквально ничем не могли заниматься, вся туристическая сфера встала. Просидели полтора-два месяца, и я поняла, что сейчас просто нужно переждать какое-то время. Хоть ты сальто назад сделай, в Москве с туризмом ты ничего на тот момент делать не мог. Все границы разом сомкнулись, и очень много надо было приложить усилий, чтобы найти возможность зарабатывать.

Мне было очень трудно это все принять и осознать, ведь туризм — дело моей жизни. Я впала в депрессию. Меня накрыли страхи со всех сторон — не только по поводу коронавируса как болезни. Мне казалось, что все, я больше ничего не могу делать. Наши клиенты, раскупившие у нас путевки в январе, в один момент обрушились на нас с претензиями и требованиями вернуть деньги. Еще никто не знал, как это будет [устроена компенсация] — ваучеры или депозиты. Деньги утекали, прибыли не было, и я испугалась.

Постепенно, когда мы разгребли претензии, я взяла паузу в бизнесе, начала пробовать себя в других видах деятельности. Вернулась из Москвы в Тюмень и записалась на онлайн-курс по бизнесу. Осознание, что люди двигаются во время карантина, мне уже придало сил, но решающим фактором, наверное, стало окружение. Я окунулась в социум, который не сидит на месте во время карантина, что-то делает и зарабатывает деньги. 

На нашем обучении было задание: сначала продай что-то, чего у тебя нет, и так ты поймешь, есть ли спрос. Спрос должен быть не только в твоей голове. Я стала тестировать ниши — все, что угодно, от дезинфекции от клещей до продажи одежды онлайн. Потом подумала-подумала и решила, что в любые времена люди всегда хотят есть, а когда все закрыто — особенно. Тем более в регионах сеть доставок не так развита, как в Москве. 

Я придумала меню, нарисовала картинку и спросила в инстаграме, интересно ли это [кому-нибудь]. Предложила привезти рацион на целый день — завтрак, обед и ужин. И мне начали скидывать деньги. Несколько человек у меня купили рацион, я из своих денег доплатила [службе] доставки. Сначала оказывала услугу при помощи чужих людей и уже существующих сервисов. Когда поняла, что это востребовано, организовала свое производство: нашла столовую, которая будет готовить, организовала телефон, зарегистрировала инстаграм, все красиво оформила, наняла курьера и начала развозить обеды. 

Я нащупала спрос: у нас в области много нефтяных компаний, которые продолжали работать даже в коронавирус. Люди были голодные в обед, они устали есть шаурму и бургеры, а я сделала акцент на домашней еде — с маслицем хорошим, с зеленью, все как мы любим. Сначала развозили по себестоимости в один офис, другой, третий. Потихоньку стали больше заказывать, мы стали разрастаться. 

Кормить офисников по 30–40 обедов [в день] мне было неинтересно. Я понимала, что если сотню людей в день буду кормить, то уже будет нормальная прибыль. Космос меня услышал, и из одного офиса нефтедобывающей компании позвонил подрядчик, сказал: «Слушайте, вы так вкусно кормите, давайте вы будете и нас кормить». Они отправляют людей на месторождение, и работникам сначала нужно высидеть 14 дней до вахты, чтобы не завезти туда коронавирус. Потом они возвращаются [с месторождения] и сидят еще 14 дней после вахты, чтобы домой тоже ничего не привезти. Их по 80–100 человек забирают. Подрядчик меня спрашивает: «Вы могли бы каждый день их кормить, два раза в день, 112 человек?» Я говорю: «Конечно, могли бы». А у нас не было такого производства, но он сказал — через два дня надо их кормить, выставляйте счет. Я выставляю счет, мне скидывают много денег, и я начинаю кормить. 

Самым решающим фактором была скорость: если хоть чуть-чуть задумаешься и остановишься, то пролетел. Делай как можешь, делай с кем можешь. Нужен курьер — [говоришь, что] пока денег немного, но вот такие дела. Пожалуйста, вот курьер. Нужен ассистент — написала в инстаграме, что требуется ассистент, готовый работать за опыт, пока мы денег не зарабатываем. Нашелся ассистент. Сначала платила курьеру 500–600 рублей в день, потом, когда стали больше зарабатывать, начали людям чуть больше платить, и новые рабочие места появились. Сейчас ведем переговоры со вторым обсерватором — это еще 100 человек. Удивительно, но последний месяц зарабатываю я на этом больше, чем раньше в туризме. Но прекрасно понимаю, что это временная история.

У меня произошла переоценка. Вот это самый главный инсайт карантина: необязательно любить что-то, чтобы на этом зарабатывать, как я 10 лет любила всей душой туризм. Надо любить прибыль, быть верным своим мечтам и просто хорошо делать свое дело. Дело всей жизни — это классно, но если оно денег не приносит, нужно искать что-то еще.

Анна Чернова

Реклама