Перейти к материалам
разбор

Если вы собираетесь участвовать в голосовании по Конституции, у вас наверняка много вопросов. Отвечаем на главные из них Когда голосовать? Будут ли фальсификации? Какова вероятность заразиться ковидом?

Источник: ТАСС
Владислав Лоншаков / Коммерсантъ

Формально голосование по поправкам к Конституции назначено на 1 июля, но фактически оно начнется раньше — уже 25 июня. Кто-то, как Алексей Навальный, призывает его бойкотировать, но кто-то все-таки хочет принять участие. Для них «Медуза» попросила кандидата юридических наук Аркадия Любарева ответить на главные вопросы о процедуре голосования. Когда можно проголосовать? Где? Насколько велик риск фальсификаций? А медицинский редактор «Медузы» Дарья Саркисян рассказала, насколько все это безопасно с медицинской точки зрения.

Когда голосовать? 1 июля или раньше?

Формально голосование назначено на 1 июля, но в реальности оно растянуто на неделю и начнется 25 июня. Причем председатель ЦИК Элла Памфилова специально подчеркнула, что с 25 по 30 июня будет проходить не досрочное голосование, а «голосование до дня голосования».

От названия «досрочное голосование», очевидно, решили уйти, поскольку с этими словами связаны отрицательные ассоциации. Но правила здесь действительно отличаются от традиционного варианта. Самое главное отличие: для досрочного голосования нужна уважительная причина, а для «голосования до дня голосования» никаких причин указывать не требуется. Более того, оно фактически поощряется как способ разгрузить участки 1 июля.

Законность такой процедуры под большим вопросом. В законе, который регулирует общероссийское голосование, о ней ничего не сказано. В указе президента установлена только одна дата — 1 июля. Получается, что шесть дней голосования в июне — инициатива ЦИК, которая на закон не опирается.

Однако контролировать такое голосование трудно: нужно найти наблюдателей на все семь дней (из которых четыре — будни) и нужно позаботиться о сохранности бюллетеней. Хотя надо сказать, что для «голосования до дня голосования» будут использоваться стационарные и переносные ящики, которые должны опечатываться с использованием средств, исключающих возможность их снятия без повреждения, либо сейф-пакеты, — и это лучше, чем конверты, которые традиционно используются для досрочного голосования.

Проголосовать можно в любой день по своему выбору?

Да, хотя УИК должны дать рекомендации, когда лучше приходить, чтобы не возникало скопления людей. Следовать этим рекомендациям не обязательно.

В остальном все будет как обычно?

Нет. В порядке проведения голосования, утвержденном ЦИК, говорится, что при организации голосования на избирательных участках необходимо учитывать рекомендации Роспотребнадзора. Они такие:

  • Перед входом на участок у всех будут измерять температуру. Тех, у кого она окажется повышенной, а также тех, у кого будут замечены другие симптомы коронавируса, должны изолировать в «дополнительном помещении» — до решения врачей. В этих «дополнительных помещениях» человек сможет проголосовать с помощью переносного ящика.
  • Всем членам комиссий должны быть предоставлены средства индивидуальной защиты, наблюдателям и журналистам — «по возможности». За каждым столом будет сидеть только один член УИК (на расстоянии больше полутора метров друг от друга) — это, очевидно, снизит возможности для взаимного контроля.
  • Следует «регулярно» проводить влажную уборку мест для голосования без прерывания самого голосования, а «периодически» — дезинфекцию всего помещения. В это время председатель УИК должен обеспечивать «сохранность избирательной документации». Делать это нужно «в присутствии наблюдателя» — это намек на то, что остальные могут или должны покинуть помещение. В результате, конечно, увеличиваются возможности для вбросов.
  • Каждому из участников голосования будет выдан санитарный набор: перчатки, ручка, одноразовая маска. При этом ЦИК рекомендует «кратковременно» снимать маску при предъявлении паспорта — так, чтобы член избирательной комиссии убедился, что перед ним законный обладатель документа. В обычных случаях после предъявления документа паспортные данные вписывают в список избирателей. Формально это должен делать сам избиратель, но на практике с давних времен повелось, что документы передают члену УИК, который их и вносит. На этот раз не нужно делать ни того, ни другого — достаточно предъявить паспорт «для обозрения в развернутом виде с самостоятельным перелистыванием участником голосования страниц». Вносить данные в список тоже не нужно. Когда принимали такое решение, вероятно, логика была в том, что член комиссии не разглядит документы с двухметрового расстояния. Но, естественно, так значительно проще проголосовать за другого, то есть организовать так называемое круизное голосование. В просторечии — «карусель».
  • В прежней версии рекомендаций предлагалось обустраивать участок перед зданием, где обычно проходит голосование, а не внутри. Для этого предлагали использовать «имеющиеся на территории веранды, навесы или дополнительно устанавливаемые для этих целей армейские палатки, тенты, иные приспособления для обеспечения защиты от внешних погодных условий». Теперь так советуют делать только в случае, если помещения не удовлетворяют санитарно-гигиеническим нормам. Во избежание скопления людей вход и выход должны быть отдельными, везде следует нанести разметку.

Проголосовать можно только по месту регистрации?

Нет. Если у вас есть право на участие в голосовании, то до 21 июня вы можете подать заявление о голосовании по месту нахождения — в территориальную избирательную комиссию (ТИК), УИК, МФЦ или через портал «Госуслуг».

Насколько это все безопасно? Не заражусь ли я?

Для защиты голосующих созданы (в теории) неплохие условия. Рекомендации избирательным комиссиям, в которых прописаны правила безопасности, предусматривают постоянную дезинфекцию всего — вплоть до ручек, которыми пользуются несколько человек. Также есть условия для того, чтобы люди соблюдали положенную дистанцию в полтора-два метра. Рекомендуется проветривать помещение, что тоже важно.

Есть, правда, и избыточные рекомендации. Например, надевать перчатки (это как минимум бессмысленно) и класть на входе дезинфицирующий коврик. Как пишет Всемирная организация здравоохранения, «вероятность переноса вируса, вызывающего COVID-19, на обуви и заражения вирусом через обувь крайне низка». ВОЗ предлагает принимать меры предосторожности, только если дома есть дети, которые играют на полу, — тогда обувь лучше снимать на входе, но далеко не только из-за коронавируса.

Единственная рекомендация, которая может навредить, связана с тем, что голосующему нужно «кратковременно опустить защитную маску», чтобы его лицо сравнили с фотографией в документе, удостоверяющем личность. Опускать и поднимать маску ни в коем случае не рекомендуется — это может привести к заражению. В этом случае нужно снять старую маску и надеть новую.

Можно не ходить на избирательный участок, а проголосовать как-то по-другому?

Да, и сделать это значительно проще, чем на выборах и референдумах, и даже проще, чем предполагала прежняя редакция порядка проведения голосования, принятая в марте. Согласно тогдашнему варианту, проголосовать дома могли только те, у кого есть причины, которые комиссия сочтет уважительными. Согласно новой редакции, достаточно просто подать в УИК обращение, в том числе и устное, по телефону. Сделать это нужно до 21 июня.

Всем, кто подаст такое обращение, участковая комиссия обязана предоставить возможность проголосовать. Сделать это дома тоже можно не только 1 июля, но и заранее, с 25 по 30 июня (решать будет УИК, но она должна будет согласовать время с вами).

Внутрь квартиры или дома члены комиссии и наблюдатели входить не будут. На них должны быть маски, одноразовые перчатки, защитные экраны для лица, а также одноразовые халаты. Еще один комплект с маской, перчатками, ручкой, антисептиком они должны привезти с собой для участника голосования. Члены комиссии должны поставить перед порогом переносной ящик и пакет с бюллетенем, участник голосования должен самостоятельно достать бюллетень, а затем опустить его в ящик. Кроме того, участнику голосования нужно будет поставить подпись под заявлением о досрочном голосовании с заранее заполненными паспортными данными.

На практике такая процедура создает большие возможности для злоупотреблений. Можно обойти подряд все квартиры, жители которых не пришли голосовать, с предложением сделать это. А можно просто вбросить бюллетени в переносной ящик за тех, к кому якобы выезжали, — с учетом того, что надомное голосование будет растянуто на неделю и для участия в нем не нужно будет никаких формальных причин, контролировать его будет особенно трудно.

А что с электронным голосованием?

Электронно смогут проголосовать только жители Москвы и Нижегородской области. Записаться на него нужно до 14 часов 21 июня, оно пройдет с утра 25 июня до конца дня 30 июня. К электронной системе голосования все еще очень много вопросов. Пока эксперты не смогли убедиться, что она достаточно защищена как от вмешательства извне, так и от воздействия административного ресурса.

Как будет организовано голосование за границей? Оно тоже будет продолжаться семь дней?

На зарубежных участках отдельный режим голосования: решать, можно ли проголосовать до 1 июля, будут в каждом посольстве и консульстве. Если вы постоянно проживаете за границей или временно находитесь там, то можете проголосовать, просто придя в дипломатическое учреждение в день голосования. Вы также можете заранее подать заявление через портал «Госуслуг» или в местную участковую комиссию, но это не обязательно. 

Пока неизвестно, чем будет отличаться процедура голосования на зарубежных участках. Ясно только, что, в отличие от процедуры на российских участках, там обязательно будут переписывать паспортные данные избирателей.

Кто-то будет наблюдать за голосованием и контролировать его?

Да, но сейчас главная задача для наблюдателей — попасть на участок для голосования. Это не так просто. Есть три возможности: быть членом комиссии с правом решающего голоса, наблюдателем, представителем СМИ.

Участковые комиссии давно сформированы, но уже понятно, что на этом голосовании многие работать не будут, в том числе из-за болезни или опасений заболеть. Поэтому пройдет дополнительный набор из резерва. За работу в комиссии положено вознаграждение, и этим людей в комиссии привлекают. Кроме того, как обычно, в комиссии набирают бюджетников и других зависимых людей, которые не могут отказать своим начальникам.

Наблюдателей на предстоящем голосовании назначают только региональные общественные палаты в соответствии с заранее поданными заявками. Они неоднократно обещали никого не отсеивать; что будет на практике, пока непонятно. Представители СМИ должны иметь договор с редакцией, заключенный не позднее чем за два месяца до назначения голосования — в противном случае их не пустят работать на избирательном участке.

Наблюдателей и журналистов желательно иметь много — хотя бы человек пять на участок, чтобы была возможность контролировать и недельное «голосование до дня голосования», и выездное голосование непосредственно 1 июля. Да и резерв нужен — хотя бы на случай болезни.

На данный момент, судя по всему, наблюдателей не очень много. Это не очень хорошо еще и потому, что вряд ли большинство из них сможет работать все семь дней. То есть возможности для фальсификаций увеличиваются. Кроме того, наблюдатели тоже должны соблюдать социальную дистанцию, а значит, отследить происходящее им будет сложнее.

Итоговый протокол участковой комиссии сокращен в два раза. Из него убрали все строки, которые позволяют увидеть масштаб «голосования до дня голосования». Кроме того, исключены и строки, позволяющие контролировать баланс бюллетеней, — чтобы число полученных комиссией бюллетеней было равно сумме выданных и погашенных. Так будет сложнее заметить вбросы.

Данные протокола вносятся в ГАС «Выборы», суммируются по всем территориям и потом размещаются в интернете. А те данные, которые исключены из протоколов, будут вноситься в отдельные акты; суммировать и публиковать их не станут. Правда, у тех, кто присутствует на участках для голосования, доступ к ним останется.

Могу ли я самостоятельно как-то проконтролировать процедуру голосования?

Рядовому гражданину всегда непросто контролировать процедуру голосования, но кое-что и он может заметить. Вряд ли при вас будут вбрасывать бюллетени, но голосование за других людей иногда заметить удается. При выдаче бюллетеня избиратель должен расписаться в списке, и в этот момент вы можете посмотреть, нет ли списке каких-то отметок, которыми обычно помечают тех, кто не ходит голосовать, чтобы потом проголосовать за них. Нет ли подписей о получении бюллетеня у тех ваших соседей или членов семьи, про кого вы знаете, что они не голосовали или не могли голосовать.

Около участка для голосования можно увидеть признаки «карусели» — подъезд или подход организованной группы людей, выдачу им каких-то бумаг и инструкций.

Те, кто голосуют, должны хотя бы на короткое время снять маску, чтобы их личность мог идентифицировать член комиссии. Вот тут и будет видно, действительно ли члены комиссии проверяют паспортные данные и личность голосующего или они могут позволить проголосовать кому угодно.

Если гражданин при голосовании заметил какие-то серьезные нарушения, он может сообщить о них на «Карту нарушений» или на горячую линию, которую организует движение «Голос».

Насколько законна агитация за поправки, которая по факту ведется?

В законе, регулирующем общероссийское голосование, агитация вообще не упоминается. Но это не значит, что любая агитация незаконна. У граждан и общественных объединений есть право высказывать свое отношение к поправкам — как положительное, так и отрицательное, это право следует из Конституции. 

У органов власти и тем более избирательных комиссий есть только право (а у избиркомов и обязанность) информировать граждан о поправках. Но слишком часто информирование превращается, по сути, в агитацию, поскольку поправки подаются так, чтобы к ним возникало позитивное отношение. А те поправки, которым трудно дать положительное толкование, вообще замалчиваются. К сожалению, опыт показывает, что оспорить такие приемы практически невозможно.

Агитировать против тоже можно?

Формально — да. Нет никаких правовых оснований для санкций за агитацию против поправок. Но могут найтись другие основания. Например, тех, кто будет агитировать на улице, могут обвинить в нарушении правил пикетирования и т. п. Срывать нежелательные листовки, арестовывать печатную продукцию — проверенная практика. Для борьбы с агитацией в интернете есть Роскомнадзор.

Будет ли на голосовании «день тишины»?

Поскольку в законе нет агитации, то нет и «дней тишины». А для агитации в форме «позитивного информирования» вообще никаких препятствий нет. Другое дело, что с негативной агитацией власть будет бороться под любым предлогом.

Фальсификации можно будет оспорить в суде?

Это будет очень сложно. Многие нормы Кодекса административного судопроизводства посвящены выборам и референдуму, и на общероссийское голосование они не распространяются. В частности, вообще не предусмотрена возможность оспорить его результаты в целом, и практически нет субъектов, которые получат право оспорить итоги голосования на отдельных участках. Не будут действовать в этой кампании и нормы об обязанности рассмотрения жалоб в пятидневный срок — только общие нормы, позволяющие рассматривать жалобы уже после голосования.

На самих фальсификаторов распространили уголовную и административную ответственность, существующую за нарушения на выборах и референдумах. Но поскольку заметить и доказать фальсификации будет сложнее, чем обычно, то и наказать виновных — тоже.

Так идти голосовать или нет?

Если вы поддерживаете «обнуление» и другие поправки, то да. Если нет — прочитайте простое объяснение, что делать, сопредседателя движения «Голос» Григория Мельконьянца или послушайте подкаст «Что случилось», в котором эксперты рассуждают о наиболее эффективной стратегии действий в этом случае.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Аркадий Любарев

при участии Дарьи Саркисян

Реклама