Перейти к материалам
истории

«„Союз“ — отличный корабль, но хочется иметь альтернативу» Пилот «Атлантиса» и «Колумбии», астронавт Майк Массимино — о новом корабле SpaceX

Источник: Meduza
NASA

Первый за десятилетие полет американцев на собственном космическом корабле, новом Crew Dragon, уже стал главным событием 2020 года в космонавтике. Еще за год до исторического старта команда канала Discovery начала снимать фильм о том, как проходила подготовка к полету, пообщалась с астронавтами, с Илоном Маском и другими инженерами SpaceX. Уже сегодня фильм о полете можно будет посмотреть по-русски. «Медуза» поговорила с участником съемок — астронавтом Майклом Массимино, который дважды побывал на МКС, о том, каким получился новый корабль с точки зрения его непосредственных пользователей, что говорят его коллеги о новых скафандрах и действительно ли победа Маска означает проигрыш «Роскосмоса».

— Мы много писали про состоявшийся запуск, про отличия корабля Crew Dragon от «Союзов» и шаттлов, в основном с технической точки зрения. Но хочется узнать и мнение тех, для кого корабль собственно и предназначен, — астронавтов. В чем состоит его главное отличие с этой точки зрения?

— Отличие прежде всего в том, что корабль стал гораздо более автоматизированным по сравнению с тем, что было в шаттлах. Шаттлы были созданы на основе гораздо более старых технологий: хотя первый из них полетел в 1981-м, вся электроника, вся их технологическая начинка была из 1970-х. Конечно, после этого было несколько обновлений, но команде во время полета все равно приходилось делать много чего вручную: вносить данные в компьютер, нажимать кнопки и переключатели, перемещать какие-то вещи — и все это в согласии с чек-листом, где нельзя было пропустить ни шага. Так же и во время приземления все делалось пилотами, включая выход на взлетно-посадочную полосу.

Так что главное и довольно приятное отличие нового корабля SpaceX заключается в том, что в нем почти все автоматизировано, а астронавты просто следят за процессом. В случае возникновения проблемы [на Земле] могут перехватить управление, но по идее, все должно проходить автоматически без заминок. Так что автоматизация — это важное отличие, но и другие технологии — например, более удобные и легкие скафандры — также прошли апгрейд, так что в целом это очень современный, очень автоматизированный корабль.

— Как вам управление кораблем через тачскрины? Есть разные мнения на этот счет: они, конечно, очень современные и стильные, но удобнее ли они старых добрых кнопок? Повлияет ли эксперимент с переходом на тачскрины на дизайн интерфейсов для будущих космических кораблей?

— Что касается будущего, то его надо еще дождаться. Но лично мне кажется, что сенсорные экраны — это классно. Вообще, использование всех имеющихся новых технологий, в том числе того, к чему мы привыкли здесь на Земле, — это отличная идея, и хорошо, что мы этого [нового корабля] дождались. То, что сейчас применяется в телефонах, — для космической техники это совершенно новые вещи. Я не знаю, что из технологий еще будет доступно для применения через несколько лет, но тачскрины на борту уже сейчас — это весьма неплохо.

Первый полет Crew Dragon с астронавтами к МКС
Meduza

— Полет на МКС у Crew Dragon занял 19 часов, в то время как «Союз» по укороченной схеме летит всего шесть. Интересно, с точки зрения обычного удобства что комфортнее — шесть часов в маленьком «Союзе» или 19 часов, но в более просторном «Драконе»?

— Ну, со временем длительность полета Crew Dragon можно будет сократить. Но по большому счету оба варианта хорошие. Важно иметь возможность выбора. Когда еще была активна программа шаттлов, то на них летали в том числе и российские космонавты, а на «Союзах» — астронавты. Последние девять лет американские астронавты и астронавты других стран летали только на «Союзах». И это отличный корабль, но хорошо иметь альтернативу. В общем, я надеюсь, что когда-нибудь Crew Dragon будет использоваться не только астронавтами и партнерами США, но и российскими космонавтами. И тот и другой корабль прекрасен, так что у всех будет по меньшей мере два, а может, со временем и больше вариантов [отправиться на МКС]. Чем больше, тем лучше. Мы учимся друг у друга, и хорошо, когда есть несколько разных кораблей. Я думаю, нам очень повезло, что последние девять лет у нас был «Союз», и уверен, что прекрасно иметь возможность выбора.

— Полет Crew Dragon — большая победа для американской и мировой космонавтики. Но Россия в этой победе, кажется, может стать проигравшей стороной — в деньгах проиграет точно. Что нужно сейчас сделать «Роскосмосу», чтобы обратить нынешний успех SpaceX себе на пользу? 

— Не думаю, что Россия действительно что-то «проиграла». Пока «Роскосмос» будет продолжать предоставлять услуги по запуску, мы можем использовать их еще больше. Мне кажется, что когда возможностей для полета в космос становится больше, спрос будет только увеличиваться: все больше и больше человек захотят туда отправиться. Так что я не вижу здесь никакой проблемы для «Роскосмоса». Я думаю об этом как о новых возможностях для полетов, в том числе полетов космических туристов, и, уверен, все будут ими пользоваться.

Мы многому научились у наших русских коллег, и думаю, они тоже многому научились у нас. Совместная работа, международное сотрудничество в вопросах изучения космоса — это вещь, где все могут договориться. У меня самого никогда не было конфликтов с теми моими русскими коллегами, я всегда ими восхищался, и мы всегда находили общий язык. Поэтому я не думаю, что здесь есть что-то плохое [для России]. Как я уже говорил, всегда хорошо иметь запасной вариант. Надеюсь, спрос в пилотируемой космонавтике будет увеличиваться и «Роскосмос» будет процветать, как и раньше.

— Что вы думаете о новом скафандре SpaceX? Вы сами его не примеряли? Что говорят о нем другие астронавты? Он выглядит, конечно, очень современно, что с чисто пользовательским удобством? Тут есть разные мнения.

— Нет, мне пока не довелось его протестировать. Эти скафандры здорово выглядят, и я уже говорил с друзьями, которые их носили, им нравится. Тот костюм, который раньше использовался на шаттле, костюм для запуска и эксплуатации — такой большой и оранжевый, — был очень громоздким и несколько старомодным. Даже система охлаждения там работала на воде, в нем было много разнообразных отдельных частей. Помню, как я снял перчатку, повернулся, чтобы снять вторую, а потом уже не мог найти первую, потому что она улетела.

«Астронавты SpaceX: первый полет». Трейлер
Discovery Channel Россия

Скафандр SpaceX, напротив, это как бы единое целое, даже перчатки и ботинки там не снимаются, так что ты можешь вытащить руку, чтобы она проветрилась, и перчатка не улетит. К тому же охлаждается он воздухом. Поэтому этим ребятам [пилотам Бобу и Дагу], конечно, было гораздо удобнее. Даже когда смотришь, как они идут, видно, что им удобнее двигаться и ходить в новых костюмах, чем было нам в тех старых оранжевых. Я думаю, что в целом новые скафандры удобные, слышал о них только хорошие отзывы.

— Нет ли там из-за того, что это все один монолитный кусок, проблемы с тем, что его просто очень трудно надеть? Говорят, самостоятельно человеку в него не влезть, слишком неудобно?

— Ну, всегда хочется иметь возможность надеть скафандр на себя самому, например в случае аварии, когда невозможно рассчитывать на чужую помощь. Поэтому мы, конечно, тренировались надевать скафандры самостоятельно, в одиночку (имеются в виду скафандры шаттлов, — прим. «Медузы»). Но и с ними все равно удобнее с небольшой помощью со стороны, так что я думаю, что и с новыми все так же: если рядом с тобой человек из твоей команды, вам двоим будет гораздо удобнее, если вы поможете друг другу. Но, кажется, они все-таки надеваются проще — по крайней мере намного проще, чем те прошлые.

— И напоследок более глобальный вопрос о пилотируемой космонавтике вообще. Есть мнение, что люди в космосе — это пережиток прошлого и что более-менее все на орбите можно сделать с помощью роботов или автоматических зондов. Есть ли такие вещи, где человека все еще заменить нельзя? Мне кажется, по опыту вашей работы над апгрейдом «Хаббла» вы лучше других знаете ответ на этот вопрос.

— Ну, сегодня мы продолжаем выполнять какую-то работу с помощью роботов, но мы еще далеки от момента, когда робот сможет делать все то же, что и человек. Их преимущество в основном состоит в том, что гораздо дешевле и безопаснее послать куда-либо машину, ведь если что-то пойдет не так, лучше, если это произойдет с машиной, а не человеком.

Но я думаю, сегодня астронавты все еще нужны. Возьмите, например, марсоходы. Несмотря на все преимущества роверов, они все еще очень, очень медлительные. А если бы там, на месте ровера, был человек, мы бы узнали о Марсе намного больше. Работу, которую исполняла машина в течение года, можно было бы сделать за какой-нибудь день — ведь мы умеем быстро двигаться, быстро принимать решения, а сделать все это автоматически технологии пока не позволяют.

Если мы достигнем точки, в которой машины смогут делать все больше из того, что раньше делали астронавты, люди смогут концентрироваться на других вещах. Если взглянуть, например, на МКС, на шаттлы, то около 90% работы там выполняла команда, будь то включение системы охлаждения или перемещение антенны, что угодно. Что-то делалось с Земли, но в большинстве случаев нужно было непосредственное участие астронавтов.

А теперь на МКС те же 90% задач выполняются с Земли или автоматически. И все-таки астронавтам до сих пор есть чем там заняться: научными экспериментами, тренировками, фотографией и так далее. То есть когда произошла автоматизация, у людей просто сменились задачи, они сосредоточились на вещах, которые у них хорошо получаются, доверив остальное роботам. На мой взгляд, раз уж роботы помогают с исследованиями и вносят в них свой вклад, это отлично. Не думаю, что они действительно во всем заменят людей, но они сильно помогают.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Беседовал Александр Ершов

Реклама