Перейти к материалам
истории

«Когда лгут свои — это очень обидно» Московского депутата от КПРФ Елену Шувалову выгнали из партии за неправильное голосование и контакты с Навальным. Мы с ней поговорили

Источник: Meduza
Игорь Стомахин / PhotoXPress

7 июня КПРФ исключила из партии депутата Мосгордумы Елену Шувалову. Ее обвинили в отсутствии партийной дисциплины: она проголосовала против бюджета Москвы, а также попыталась организовать круглый стол с оппозиционером Алексеем Навальным. Шувалова заявила, что теперь собирается быть независимым политиком. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев обсудил с депутатом эту историю — а также происходящее в КПРФ, Мосгордуме и нынешние взаимоотношения власти и оппозиции в Москве.

— Почему вас решили исключить из партии именно сейчас? Ведь руководство компартии давно грозило это сделать?

— Это хороший вопрос. Я и сама не знаю! Возможно, перед голосованием по поправкам в Конституцию. Еще и зал для заседания хороший нашли в гостинице «Измайлово», в этой гостинице КПРФ иногда заседает, но не в период же повышенной готовности! В зал не пустили ни моих коллег-депутатов, ни прессу, ни даже полицию, когда та приехала. Полицию вызывала не я, думаю, это связано с тем, что [депутату Мосгордумы от КПРФ] Екатерине Енгалычевой придавили ногу дверью, когда она пыталась пройти в зал.

— В горкоме вас как-то уговаривали изменить поведение, покаяться, если так можно сказать?

— Они меня полгода уговаривали! С самой той поры (проведения круглого стола и голосования против бюджета — прим. «Медузы») они этим и занимались. Я бы, может, покаялась, но не понимаю в чем.

— А какую претензию в горкоме считают главной — организацию круглого стола, на котором присутствовал Алексей Навальный, или голосование против бюджета, предложенного мэрией вопреки позиции фракции? Что дисциплину нарушаете или не с теми дружите?

— Что значит «не с теми дружите»? Есть определенная политическая сила под названием «Умное голосование», за которой идет море людей, эта сила поддержала на выборах в Мосгордуму кандидатов от КПРФ. Кто-то с этим спорит? Нет. Да и речь вообще о другом, дружба тут ни при чем. Я проводила круглый стол, никто даже не интересуется, как он назывался, а он был посвящен изощренным методам борьбы с оппозицией путем конфискации имущества. К кому применяются эти методы? В первую очередь к Павлу Грудинину в совхозе Ленина, он неугоден власти — решил пойти в президенты в 2018 году, и теперь у него отбирают совхоз. К ФБК постоянно приходят и забирают у них все, в том числе дорогостоящую технику. Кроме Грудинина, Навального на мероприятии должно было быть еще 150 человек. Например, муниципальный депутат Александра Парушина, которой полмиллиона отсудили за то, что она защищала историю нашего города.

В четверг вечером, накануне круглого стола я готовила видеоролик по совхозу имени Ленина, подала список [участников в аппарат МГД], а вечером начались звонки: «Правда, что все отменяют?» Приходим на следующий день — нас не пускают. Это, наверное, главная претензия. Но мне вменяют нарушение партийной дисциплины, с этим я не согласна. Партийная дисциплина подразумевает, что узнаешь мнение избирателей, рядовых коммунистов и по общему мнению голосуешь, голосуешь, как тебе наказали граждане. А принцип «я начальник, ты дурак, голосуй, как сверху прикажут» — это не партийная дисциплина. Настоящую дисциплину при голосовании против бюджета я выполнила: районные ячейки КПРФ моего округа поручили мне голосовать против бюджета ограбления народа строительными и транспортными олигархами.

— Вы продолжите работать с ячейками, несмотря на исключение из партии?

— Они рвутся подавать апелляции на исключение, но я не сторонница этого — не хочу удержаться в партии любым путем. Мне неприятно, что исключение случилось, но раз так, то работайте без меня. С районными организациями я буду общаться, они никуда не денутся, это уже чисто человеческая дружба, мы вместе шли к победе.

— Вернемся к «Умному голосованию». Насколько его роль в вашей победе велика? Ведь вы избирались в Мосгордуму как оппозиционный кандидат и в 2014 году, тогда «Умного голосования» не было.

— УГ выбирало самых сильных оппозиционных кандидатов, Алексей Навальный так и говорил. Если бы в моем округе кто-то был более сильный, меня бы не поддержали. Поддержка сыграла большое значение: у коммунистов есть базовый электорат, это действительно очень важно, но его одного недостаточно для победы. Для этого надо привлечь самые широкие массы, я подключала всех: ходила на встречи во дворах, встречалась с общественниками. У «Умного голосования» было столько подписчиков в интернете, конечно, я ему признательна. В 2014 году я тоже опиралась на широкую коалицию, если бы не она — я бы не победила.

— Вы работаете уже второй созыв. Чувствуете разницу в работе? Тогда депутатов от оппозиции было меньше.

— Конечно, когда нас много, то это лучше для работы, но и сопротивление нам больше. В прошлом созыве меня из партии не исключали!

— Сейчас активно применяют и черный пиар против оппозиционных парламентариев.

— Конечно! Не к чему у меня прицепиться, дворца у меня нет, но в дело идет наглая ложь. Когда лгут политические противники, единороссы, — это один разговор, но когда это делают свои, коммунисты, — то это очень обидно. Что же вы, ребята, так низко опускаетесь, прям залезаете в чужой унитаз, и все помои, что они туда вылили, вы оттуда достаете.

— Вас в рамках этих кампаний называют «сталинисткой».

— Я не понимаю эти ярлыки, я действую по принципу «не сотвори себе кумира», но я предпочла бы не говорить на эту тему. У нас море современных проблем, у нас сейчас репрессии. Надо говорить о них, чтобы мы не оказались в тюрьмах, об изменениях в Конституцию, которые я считаю государственным переворотом. Это нас объединяет, это общая беда для всех, а вопросы давнего времени нас разъединяют.

— Вас исключили из партии, при этом вы взаимодействуете с депутатами из других фракций: «Яблока», «Справедливой России». Вы не планируете создать отдельную депутатскую группу?

— Мы давно, по сути, объединенно работаем, мы и так единомышленники и в формальном объединении не видим необходимости. Меня исключили из партии, но я пока не выхожу из фракции — зачем пока это делать? Нам еще в голову не приходит создавать оппозиционную группу, а власти уже думают об этом: раньше любое количество депутатов могло создать группу, сейчас их количество должно быть не менее девяти человек.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Беседовал Андрей Перцев

Реклама