Перейти к материалам
Журналист Илья Азар на одиночном пикете в поддержку создателя паблика «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова
истории

«Илья поехал в спецприемник, где много людей и не проводят тестирование на коронавирус» Адвокат Ильи Азара — об аресте журналиста на 15 суток за одиночный пикет

Источник: Meduza
Журналист Илья Азар на одиночном пикете в поддержку создателя паблика «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова
Журналист Илья Азар на одиночном пикете в поддержку создателя паблика «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова
Телеграм-канал «Avtozak LIVE»

28 мая Тверской районный суд Москвы арестовал журналиста и муниципального депутата Илью Азара на 15 суток. Азара задержали из-за одиночного пикета у здания МВД на Петровке в поддержку создателя паблика «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова и Виктора Немытова. «Медуза» поговорила с адвокатом журналиста Леонидом Соловьевым о законности решения суда.

— 26 мая Илья Азар стоял в одиночном пикете, который не требует согласования с властями. Тем не менее полиция его задержала, а Тверской суд сегодня посчитал его виновным в повторном нарушении законодательства о митингах и арестовал его на 15 суток. Как суд объяснил такое решение?

— Суд мотивировал достаточно просто. Поскольку в указе мэра [об ограничениях из-за коронавируса] говорится, что публичные мероприятия запрещены, человек может быть привлечен по статье о нарушении проведения пикетов. Однако это совсем не так. В нашей письменной позиции, которая была представлена суду, мы отразили, что закон о митингах — он является главенствующим по отношению к указу мэра — говорит о том, что у мэра нет полномочий на установление запретов на проведение пикетов. Запрещать одиночные пикеты возможно только при введении президентом режима чрезвычайного положения. Мы знаем, что данный режим не был введен.

Если и говорить о том, что может вменяться Азару, то только статья за нарушение режима самоизоляции. Это максимум. И то под вопросом. [Эта статья тоже вменяется] — рассмотрение будет только 16 июня.

— Как суд объяснил, что его признали виновным по статье о нарушении проведения пикетов?

— Формально в решении суда есть ссылка на то, что указ мэра запрещает публичные мероприятия. Значит, это [статья] 20.2, поскольку там [тоже] написано «публичные мероприятия». Вот такое поверхностное понимание.

Такой формальный подход суда недопустим: раз в указе мэра значатся «публичные мероприятия», будем привлекать по 20.2. Суд должен заниматься анализом доводов. Я почему, в общем-то, и сокрушаюсь. Я представил в письменном виде [свои доводы] суду, но никакого анализа моей позиции не было сделано. Поэтому нет никакого объяснения [такого решения суда]. Если бы оно было, я бы, может, посидел, подумал. Но суд, к сожалению, этим не занялся и формально подошел к вопросу.

— Как проходило заседание? Присутствовал ли Илья?

— Илья присутствовал. Он добровольно пришел в суд, несмотря на то, что не был задержан [после пикета]. То есть его отпустили из отдела полиции позавчера. Второй момент — он не был формально уведомлен о том, что проводится судебное заседание. У него не было судебной повестки.

— Это законно, что его не уведомили?

— В материалах дела содержится расписка о том, что мы уведомлены сотрудником полиции, что 28-го числа будет заседание. Но это не формальное уведомление. В законе указано, что полицейский не может уведомлять об этом. Нет такого порядка. Тем не менее мы не стали заниматься юридической подоплекой этого вопроса и добросовестно пришли на заседание. Судья была удивлена, что мы пришли. В расписании [наше дело] не значилось, тем не менее нас рассмотрели. Отказались допросить наших свидетелей. Соответственно, мы получили такое решение. 

— Изменился ли судебный процесс в ситуации, когда его гласность обеспечить сложнее?

— Зрители не присутствуют. Средства массовой информации тоже не присутствуют. Мы пытаемся оперативно сообщать новости через телеграм. Мне сложно судить, каким образом это [отсутствие зрителей и журналистов в суде] могло повлиять на решение. Потому что мы уже ранее получали жесткие решения при полностью набитых залах. Я не думаю, что это имеет какую-то взаимосвязь. 

— Почему суд назначил наказание в виде 15 суток, а не штрафа? Накануне Виктор Немытов получил такое же наказание за одиночный пикет. Как суд объясняет, что в условиях пандемии назначает арест?

— Суд мотивирует это тем, что якобы в одиночном пикете создается угроза распространения инфекции. Однако на самом деле при одиночном пикете это невозможно, потому что никто ни с кем не контактирует. И при соблюдении социальной дистанции никаких проблем с проведением одиночного пикета не может быть.

Сейчас Илья поехал в спецприемник, где много людей, где нет карантинного отделения, не проводят тестирование на коронавирус. Кто еще здесь создает угрозу распространения инфекции?

— Решения по Азару и Немытову — способ показать, что сейчас любая форма уличного протеста невозможна?

— Судя по тому, что есть два таких решения жестких, да. Это такой прямой указ. 

— Что вы намерены делать дальше? Будете ли обжаловать решение Тверского суда?

— Да, конечно, я завтра подаю жалобу на это решение. По закону они должны назначить апелляционное заседание на следующий день после подачи жалобы, даже несмотря на выходной.

По [делу] Виктора Немытова я сегодня тоже обжаловал решение [в Мосгорсуде]. Час назад я подал жалобу в канцелярию, пока еще не звонили, не сообщали. 

— Как считаете, удастся ли добиться отмены решения суда?

— Я не хотел бы строить прогнозов. Наверное, это не ко мне вопрос. Я считаю, что мы на 100% правы. Говорить, как и почему решат, мне кажется, будет неэтично.

Кристина Сафонова