Перейти к материалам
истории

«В целом мир — мужское место» Юрий Дудь снял фильм про Кремниевую долину, но в нем нет ни одной женщины-предпринимателя. Мы нашли их сами — в Netflix, Adobe и других проектах

Источник: Meduza

Журналист Юрий Дудь 23 апреля выпустил фильм «Как устроена IT-столица мира». Его герои — русскоязычные стартаперы, которые уехали в Кремниевую долину и добились там успеха. За три часа Дудь рассказывает истории восьми героев, однако среди них нет ни одной женщины, что вызвало среди зрителей много споров и обвинения в дискриминации в адрес создателей фильма. Реакции со стороны самого Дудя пока не последовало. «Медуза» поговорила с женщинами-предпринимателями из Кремниевой долины об их работе и о том, что они сами думают о фильме Дудя.

Альбина Ицхоки

Компания Netflix, старший рисерчер

Я очень люблю Дудя, смотрю все его передачи. И герои фильма про Кремниевую долину — отличные примеры для всех нас, они мотивируют людей на успех. Но показывать только мужчин неправильно. Возможно, сам Дудь не понимает, насколько это важно. Поэтому я сняла свое видео для девушек.  

Общество столетиями было так устроено, что женщинам поручали роль мам, жен, домохозяек. А все остальные роли и специальности — для мужчин. Сейчас Долина и все передовые компании пытаются изменить этот дисбаланс. Пока здесь даже нет пропорции 50 на 50, но к этому стремятся. Например, в Стэнфорде много технических специальностей, туда всегда идут мальчики. И Стэнфорд решил во всех вводных лекциях (куда приходит тысяча человек) приглашать женщин как преподавателей. Они провели исследование, и оказалось, что если преподает женщина, то потом гораздо больше девочек записываются [на факультет]. 

Когда я была моложе и работала в Америке в других компаниях, были сложности. На больших встречах на тебя смотрят несерьезно, относятся просто как к молодой девушке. Если ты хорошо выглядишь, это еще хуже. В патриархальных странах есть такой стереотип: красивая — значит, мозгов нет. Но я поняла, что как только ты начинаешь говорить, отношение к тебе меняется. Ты не только оболочка, у тебя есть свое мнение, мозги. Поэтому этот первоначальный барьер надо ломать.

Все передовые компании в Долине пытаются бороться с дискриминацией и предоставляют одинаковые права всем людям, вне зависимости от их пола, расы, национальности, и других характеристик.

Анастасия Сартан

Основатель Stylehacks.ai и портала карьерного старта Grintern.ru

Я посмотрела фильм Дудя на перемотке. Есть впечатление, что он отлично отработал и очень круто знает свою массовую российскую аудиторию. Но действительно интересно понять, почему он не включил в фильм женщин: не нашел соответствующих героев, не подумал об этом или просто далек от контекста diversity?

Я переехала в Долину в 2015 году. Никогда не думала, что буду жить в Америке. Муж получил предложение по работе, и я решила его поддержать. Переезд был сложным решением: до этого я училась в Нью-Йорке и мне там не понравилось, к тому же у меня был свой стартап, онлайн-магазин одежды TrendsBrands. Я была с годовалым ребенком и беременна вторым.

Не было никакого понимания, что я хочу делать в Кремниевой долине. Я стала думать о своем прошлом стартапе и начала вести телеграм-канал Epytom, где люди узнавали, что сегодня надеть, как сочетать вещи. Рекомендации были под московскую погоду, и читатели стали просить рекомендации под погоду в других странах и регионах. Мы построили бота, перевели все это в мессенджер, потом в голосовые носители, я закончила дополнительное образование на data science, потом возглавила команду разработки искусственного интеллекта и в конце концов появился наш стартап StyleHacks. Мы получили инвестиции от Google и фонда Питера Тиля, Founders Fund. 

У нас есть и мужская аудитория, но продукт все-таки больше женский. В Америке когда приходишь питчить женский продукт, инвесторы часто говорят: «Прикольно. Пойду покажу жене, дочке». Но если ты придешь питчить биотек, то, скорее всего, они пойдут показывать его эксперту. Не факт, что жена или дочка состоятельного человека — целевая аудитория любого фэшн-стартапа. Такой подход может усложнять подъем инвестиций.

Но есть и выигрышные стороны женского предпринимательства. Я выступала на ежегодной конференции от Vanity Fair, где все спикеры были женщины, на панели Google и F8 (ежегодной конференции Facebook для разработчиков), открывала конференцию по искусственному интеллекту в ритейле в Нью-Йорке. Уверена, что мужчинам гораздо сложнее получить шанс выступать на таких конференциях, у них конкуренция больше, чем среди женщин-спикеров в мире технологий. 

В России было несколько случаев, когда меня просто не воспринимали [как профессионала], потому что я была молодой девушкой. Мы ездили в регионы и я всегда брала с собой ментора от инвесторов — мужчину за 40, который буквально повторял то, что я говорила. Так было проще доносить свои мысли. 

Марина Могилко

Сооснователь проектов LinguaTrip и fluent.express

Когда я занималась фандрайзингом, мне было 25 лет. Я выглядела на 19 и ходила на рабочие встречи с дядечками 50-60 лет. У них отношение как к внученьке, которая пришла что-то рассказывать. Но если проект классный, проблем здесь никаких нет. Есть Сьюзан Воджицки с четыремя детьми, которая возглавляет YouTube. Марисса Майер, гендиректор Yahoo, принимала пост и была беременна близнецами. Она сказала: «Не волнуйтесь, я сейчас рожу и вернусь к работе». Женщин здесь поддерживают. В компаниях есть правила: например, важные решения должны принимать в соотношении 50-50 мужчины и женщины. А женщина-фаундер может изучить портфель фонда, увидеть, что они не инвестируют в девушек, и завернуть работу фонда.

Чтобы все получалось, неважно — девушка ты или парень, нужна четкая уверенность, что ты делаешь то, что действительно нужно рынку. На любой встрече с инвесторами они будут специально доказывать, что твой продукт — ничто. Они хотят услышать, в чем смысл продукта, какую проблему он решает. Лучший момент приехать в Долину — это когда у тебя пошли первые юзеры и выручка, так как находиться тут дорого. Если все только началось, но свербит приехать, то лучше упаковать встречи в две недели, по 5-7 в день. Если ты хочешь поднять раунд, нужно провести 170-200 встреч, и около 150 раз ты услышишь отказ. Надо быть морально готовым к этому. Меня спасало, что в тот момент нам уже писали первые клиенты, которые говорили, что мы делаем полезную вещь. 

В Долине, когда мы приходили к инвесторам и говорили, что у нас есть выручка, они удивлялись. Большая часть стартапов убыточна и нацелена на рост больше, чем на зарабатывание денег. В начале пути мы играли в эту игру, пытались строить нетворкинг и пойти по волне хайпа Долины. А потом осознали, что если хотим строить здоровый бизнес, нужно фокусироваться на выручке. Тут мало кто так делает. После первого раунда мы отказались сидеть «на игле» инвесторов, а здесь многие сидят от раунда до раунда, поэтому сейчас, во время пандемии, будет много закрытий. Мы развиваемся здесь вопреки местной культуре.

Большинство встреч с инвесторами — это встречи с мужчинами. В целом мир — мужское место. Но в открытую женщин никто не притесняет. Один китайский инвестор на конференции сказал: «Если я инвестирую в тебя, то приглашу в китайский ресторан в Шанхай, там такой вид». Я поняла, что человек не очень адекватно себя ведет, и ушла. Американские инвесторы в открытую ничего не говорят. 

Я посмотрела фильм про Кремниевую долину совсем чуть-чуть, потому что всех героев знаю лично и понимаю, про что пойдет речь. Сняли хорошо, качественно. После фильма мне пишут подписчики в инстаграм: почему никого из девушек не показали? Но Юрий Дудь — это блогер, не «Википедия». Он не обязан снимать объективную картину мира. Он снимает как видит, как ему удобно. Это его право как блогера.

Катерина Ленгольд

Серийный предприниматель, инвестор, писатель

Большую часть жизни я проработала в аэрокосмической индустрии. Эта индустрия традиционно воспринимается как «мужская». На конференциях я часто была единственной девушкой, которая выступает на сцене. Помимо гендерных предрассудков, против меня еще и играл эйджизм. Я была в три раза младше других спикеров. Но я смотрела на это как на возможность опровергнуть стереотипы. Ты выходишь на сцену и люди думают: «Что эта девчонка может рассказать?» А ты делаешь блестящую презентацию, рассказываешь о своих достижениях и идеях, которые меняют индустрию. 

Люди все меньше верят ярким оберткам. Им важно видеть, что внутри. Если ты можешь продемонстрировать глубину, это открывает возможности, вне зависимости от того, мальчик ты или девочка, откуда ты и сколько тебе лет. Кроме того, важно еще уметь обозначать границы. Этому нужно учиться и регулярно практиковать. Часто именно стеснительность, страх приводят к тому, что девушки не отстаивают свои права.

В США за дискриминацию компании могут получить серьезные юридические последствия. Но законы — это только одна сторона медали. Другая сторона — внутренняя политика компании. Например, когда Шерил Сэндберг стала операционным директором Facebook, количество девушек в компании сильно выросло. Личный пример Шерил, наряду с внутренней перестройкой, привлекли в компанию сотни девушек.

Два месяца назад я выступала в Сан-Франциско на мероприятии, посвященном женщинам-предпринимателям. Речь шла о том, что 9 из 10 партнеров в венчурных фондах — мужчины. Это влияет на объем капитала, который инвестируется в компании с основателями-девушками. Но с другой стороны, отчетливо виден тренд, который переворачивает ситуацию. Этот тренд задает именно Кремниевая долина, в частности через такие инициативы, как allraise.org.

Мир очень выиграет от появления большего числа ролевых моделей среди девушек. Важно видеть успешных людей, которые на тебя похожи, с кем ты можешь себя соотнести. Это придает уверенности, что и ты тоже сможешь. Думаю, из-за отсутствия интервью с девушками из Кремниевой долины, фильм Дудя проиграл. Он мог бы вдохновить в два раза больше людей, будь в нем не только герои, но и героини. 

Анастасия Вестфаль

Компания Аdobe, продукт-менеджер

Страница Анастасии Вестфаль в Facebook

Я из Калининграда. После поездки в Америку в 2010 году захотела там получить образование, в 2012 году поступила на магистратуру в Сан-Франциско. Было тяжело учиться, но я получила небольшую стипендию как женщина в предпринимательстве. После окончания университета я поработала и на стартапы на начальной стадии, и в крупных корпорациях Western Union и Salesforce. Недавно я устроилась в Adobe и отвечаю за развитие продукта на русскоязычном рынке. У нас в отделе 12 человек, из них 10 женщин, причем они занимают и руководящие позиции. И если я буду нанимать в команду человека, то я тоже, вероятно, возьму девушку, так как в целом в IT большая диспропорция между полами, там примерно 75% мужчин. С другой стороны, если специалист-мужчина будет объективно лучше, то конечно, он предпочтительнее — иначе это дискриминация.

Когда я работала в стартапах, я была там единственной девушкой. И мне было грустно, не хватало женского общения и взгляда на решение бизнес-задач. Легче понять человека, если он твоего пола. Ко мне были требования, как к мужчинам, и иногда было некомфортно, хотелось сказать: «Я женщина, у меня другой подход».  

Потом я вернулась на время в Россию. Мужу предложили работу консультанта в Воронежский стартап, и мы на год переехали туда. Я ходила на собеседования в «Авито», «Букинг», но ту зарплату, которую я просила, в России мне никто не мог дать. Мне не верили, что я вернулась по своему желанию. У меня открытым текстом спрашивали: «У вас есть дети? Вы замужем? Замужем, значит у вас скоро будут дети и вы будете в декрете». В США, кстати, задавать такого рода вопросы противозаконно. В 2017 году мы решили вернуться в Америку. 

Не считаю, что женщин в чем-то обделили в фильме [Юрия Дудя]. Захотел снять мужчин — снял их. Мой муж сказал, что ему было бы неинтересно смотреть про женщин, потому что он себя с ними не ассоциирует. И я согласна. Женщины смотрят про женщин, мужчины про мужчин. Но здесь, в Кремниевой долине, неважно, какого ты пола, чтобы добиться успеха. Ты можешь быть и никакого пола, главное — профессионалом.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Беседовала Александра Сивцова

Реклама