Перейти к материалам
Сирийские беженцы и турецкие солдаты в Идлибе, 2 марта 2020 года
истории

Россия поддержала Сирию в войне с Турцией. Даже если теперь турки остановят наступление в Идлибе, российские военные в очень большой опасности

Источник: Meduza
Сирийские беженцы и турецкие солдаты в Идлибе, 2 марта 2020 года
Сирийские беженцы и турецкие солдаты в Идлибе, 2 марта 2020 года
Aaref Watad / AFP / Scanpix / LETA

Турция 1 марта официально начала военную операцию с целью уничтожения войск правительства Башара Асада в провинции Идлиб на северо-западе Сирии. Первый день войны оказался крайне тяжелым для сирийской армии: Турция задействовала ударные дроны, которые нанесли войскам Асада тяжелые потери. Союзник Асада — Россия, до того объявившая сирийское небо закрытым для иностранной авиации, — в первый день не предприняла никаких ответных действий против турецких дронов, ограничившись авиаударами по отрядам протурецких «прокси», ведущих операцию «на земле». 2 марта президент Турции Реджеп Эрдоган объявил, что не будет воевать в Идлибе с Россией, а его действия нацелены только на «сирийский режим». Через несколько часов после этого заявления, казалось, обескровленные сирийские войска провели контрнаступление, захватив стратегически важный город Серакиб. После этого в город вошла российская военная полиция. Таким образом, Россия лишила Турцию, которая обещала с ней не воевать, возможности нанести ответный удар. «Медуза» разбирается, что значат эти странные правила войны и чем она может закончиться.

Что успела сделать Турция в первые дни войны?

  • Турция 1 марта официально начала операцию «Весенний щит» против сирийской армии. Цель — вытеснить ее из пограничной провинции Идлиб (и некоторых соседних районов провинций Хама и Алеппо) на линию, которая была определена сочинскими соглашениями с Россией и Ираном осенью 2018 года.
  • Еще до официального начала «Весеннего щита» — с ночи на 28 февраля — десятки турецких беспилотников ударили по сирийской армии, нанеся ей тяжелые потери в живой силе и технике. Турция в последние годы совершила прорыв в производстве ударных дронов и теперь является одним из мировых лидеров в этой области. Все атаки турецкое министерство обороны фиксировало на видео, которые были показаны всему миру. Судя по ним, турки убили как минимум десятки сирийских военных, уничтожили десятки единиц бронетехники, артиллерийских установок и целые транспортные колонны противника. Одновременно, дальнобойная артиллерия с турецкой территории нанесла удары по авиабазам в сирийском тылу. 
  • Президент Эрдоган сказал, что позвонил Путину и попросил его не мешать операции. Россия действительно не вмешивалась: ее средства ПВО, призванные обеспечивать режим «закрытого неба» для всех иностранных военных самолетов и дронов над территорией Сирии, никак не ответили на атаку Турции. Выяснилось, что сирийские военные не могут справиться с воздушной угрозой самостоятельно. За все пять дней атак им удалось сбить только два ударных дрона.
  • Турция не задействовала в небе над Сирией пилотируемую авиацию. Однако ее военные самолеты наносили удары из турецкого воздушного пространства. Вероятно, это объясняется договоренностями с Россией: Минобороны РФ заявило в конце февраля, что «не может гарантировать безопасности иностранным самолетам над Сирией».
  • На земле Турция пока массово не задействовала свои собственные войска: в операции использовались в основном протурецкие «прокси» из сил сирийской оппозиции и исламистов, близких к «Аль-Каеде», которые до этого года фактически контролировали Идлиб. Неизвестно, связано ли это с договоренностями с Россией или с тем, что Анкара опасается больших потерь своей армии.
  • Сирийские противники Асада не смогли воспользоваться успехами турецких дронов: за 1 марта им удалось захватить лишь несколько городов на юге провинции. По «прокси» продолжали наносить удары российская и сирийская авиация. Турецкая армия не препятствовала российским самолетам, но 1 марта она сбила два сирийских бомбардировщика Су-24.
  • На востоке войска Асада, несмотря на все потери, пытались захватить стратегически важный город Серакиб на пересечении двух главных сирийских шоссе — М5 и М4. Им мешали турецкие дроны, которые уничтожали сирийскую артиллерию и колонны снабжения. Ударам подверглись и правительственные танки, наступавшие на город.
  • 1 марта Турция нанесла удары по базам движения «Хезболла» и иранского Корпуса стражей исламской революции. В ответ иранские дипломаты заявили, что «Турции стоит помнить про своих сыновей, которые находятся в зоне досягаемости нашего оружия». После этого сообщений про удары по иранским базам больше не поступало.
  • 2 марта президент Эрдоган официально объявил, что Турция не собирается воевать в Идлибе с Россией и Ираном, а его целью является долговременное перемирие. Для этого Турция планирует вытеснить войска Асада из провинции.

Как реагировала Россия?

Власти России говорили, что рассчитывают завершить войну на переговорах между президентами Путиным и Эрдоганом, которые состоятся 5 марта в Москве. Однако, как выяснилось 2 марта, Россия решила подготовиться к переговорам силовыми методами, не вступая в открытый конфликт с Турцией. Днем сирийские войска при поддержке российской авиации сделали то, что не смогли накануне: ими был захвачен город Серакиб; началось и контрнаступление на юге провинции, где удалось захватить несколько сел. Следом за сирийскими подразделениями в Серакиб вошли российские военные полицейские и спецназ, охраняющий сирийских командиров. Как только в городе оказались российские военные, турецкие дроны прекратили удары. 

Теперь город находится в относительной безопасности: вряд ли сирийская оппозиция сможет вновь взять его без турецкой авиационной поддержки. Российские военные, напротив, подвергаются серьезной опасности: они оказались прямо на линии соприкосновения с исламистами, не вполне подчиняющимся Турции и обладающими, в том числе, собственными артиллерией и танками.

Вечером 2 марта поступили сообщения, что Россия перебрасывает в Сирию дополнительные силы: из Черного моря в Средиземное вышел большой десантный корабль «Новочеркасск», способный перевозить войска и бронетехнику; за день на российской базе «Хмеймим» в Сирии приземлились восемь военно-транспортных самолетов Ил-76. Вероятно, войска будут задействованы на всей линии фронта в Идлибе так же, как в Серакибе. Так Россия установит «красную линию», за которую Турция не сможет распространить свою операцию без риска вступить в прямую конфронтацию с Россией.

И что теперь делать Турции?

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сказал, что переговоры Путина и Эрдогана 5 марта будут «тяжелыми». Россия, скорее всего, вновь предложит Турции зафиксировать в Идлибе линию разграничения между протурецкой оппозицией и сирийским правительством, которая учитывает все завоевания войск Асада последних двух месяцев. Ранее, как сообщали анонимные турецкие дипломаты, Москва предлагала создать в Идлибе «зону безопасности» вдоль границы Турции глубиной в 30 километров. Эта зона даже меньше, чем та территория, которую сейчас контролируют турецкие войска и их «прокси» из сирийской оппозиции. Предложение о создании в Идлибе «зоны безопасности» для беженцев поддержала 2 марта и канцлер Германии Ангела Меркель. Эрдоган продолжает настаивать, что сирийская армия должна оставить все, что ей удалось занять в Идлибе в 2019 и 2020 годах и вернуться на линию 2018 года. До 5 марта Турция и ее сирийские союзники могут попробовать выбить правительственные войска из Серакиба или других важных пунктов, но делать это нужно будет уже в новых условиях присутствия непосредственно на фронте российских войск.

Если переговоры, которые начинаются с взаимоисключающих позиций, закончатся неудачей, и в Идлибе не будет установлено перемирие, российские войска в Сирии могут оказаться в самом опасном положении за все время конфликта — последний раз в открытых боевых действиях они участвовали во время битвы за Пальмиру и боев за Дэйр-эз-Зор. Даже если Турция не захочет вступать в конфликт с Москвой непосредственно, она может воевать с ней руками союзников. Часть российских подразделений будет располагаться в зоне досягаемости огня исламистов и протурецких «прокси», которые будут получать военную помощь от Анкары.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дмитрий Кузнец

Реклама