Перейти к материалам
Пассажиры, прибывшие из Пекина, в терминале F аэропорта Шереметьево. 19 февраля 2020 года
истории

«На меня озираются, как на прокаженного» Московские власти начали следить за китайцами везде, но те этого почти не заметили. Зато заметили, как поменялось отношение к ним

Источник: Meduza
Пассажиры, прибывшие из Пекина, в терминале F аэропорта Шереметьево. 19 февраля 2020 года
Пассажиры, прибывшие из Пекина, в терминале F аэропорта Шереметьево. 19 февраля 2020 года
Сергей Чириков / EPA / Scanpix / LETA

В середине февраля из-за вспышки коронавируса в Китае московские чиновники обязали диспетчеров Мосгортранса сообщать полиции о появлении китайцев в транспорте, а сотрудников метрополитена — собирать данные о состоянии здоровья выходцев из КНР. Мэр Москвы даже поручил использовать систему распознавания лиц — для контроля передвижений китайцев по столице. «Медуза» поговорила с китайцами и выходцами из других азиатских стран, которые живут в Москве и выяснила, что усиленного внимания со стороны полицейских и властей они пока почти не заметили — зато столкнулись со всплеском ксенофобии со стороны москвичей (которые часто принимают за китайцев вообще всех выходцев из стран Азии).

Несколько дней назад власти Москвы начали ограничивать свободное перемещение граждан Китая по городу. За ними следят работники Мосгортранса и система распознавания лиц

19 февраля глава Межрегионального профсоюза работников общественного транспорта Юрий Дашков рассказал «МБХ медиа», что диспетчерам Мосгортранса поручили вызывать полицию, если им поступит сигнал о появлении в общественном транспорте китайцев. Официальный аккаунт Мосгортранса в твиттере сначала написал, что это фейк, однако чуть позже организация признала, что мониторинг за гражданами Китая в транспорте действительно ведется и «в случае необходимости принимаются необходимые профилактические меры».

На следующий день это же издание со ссылкой на источник сообщило, что Московский метрополитен поручил сотрудникам останавливать граждан Китая в метро и просить их заполнить анкету: назвать дату прибытия в Москву, его цель, место фактического проживания, есть ли у них симптомы ОРВИ, проходили ли они карантин и планируют ли они покидать Москву в ближайшие 15 суток. Кроме того, от китайцев требуют раскрыть номер карты «Тройка» — чтобы отслеживать их передвижения по Москве.

21 февраля мэр Москвы Сергей Собянин на своем сайте подтвердил, что сотрудники метрополитена и Мосгортранса вместе с полицией и скорой помощью проводят «мониторинг прибывших из Китая». Для контроля передвижений китайцев используют и городскую систему распознавания лиц. Она нужна, чтобы контролировать людей, помещенных под карантин, объяснил московский мэр: всех, кто прибывает в Москву из Китая, изолируют по месту жительства или пребывания, например, в гостиницах. «Все пассажиры, прибывающие из Китая (в том числе транзитом через другие страны), проходят на месте медицинский осмотр, у них берут пробы для анализа на коронавирус», — сообщил Собянин.

В тот же день пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отвечая на вопрос об этих рейдах, заявил, что в России не должно быть «действий дискриминационного характера». Однако главная задача властей состоит в том, чтобы «по возможности оградить россиян и нашу страну от проникновения коронавируса», и «эти меры демонстрируют свою эффективность», добавил он.

Сами граждане Китая и выходцы из других азиатских стран пока почти не заметили повышенного внимания властей. Зато жалуются на рост ксенофобии со стороны москвичей

Выпускник факультета журналистики МГУ Ван Ким с женой снимает квартиру на юге Москвы и работает в центре города. Он рассказал «Медузе», что после появления новостей о вспышке коронавируса жить в Москве стало «тяжело психологически».

«Я захожу в метро и моментально вижу, как все на меня озираются, как на прокаженного, все расступаются, — рассказывает Ким. — Подхожу к кассе в магазине, продавец прикрывает рукой нос и рот. Это притом что до меня она продавала продукты человеку, который кашлял и чихал, а она реагировала совершенно спокойно. Одна продавщица недавно попросила меня расплатиться картой, когда я протянул ей деньги, — видимо, не захотела брать в руки деньги от меня; другая кассир перед тем, как меня обслужить, демонстративно надела перчатки. Такие моменты делают жизнь тут очень тяжелой».

Студентка факультета ИСАА (Институт стран Азии и Африки) МГУ Линь Янг рассказала «Медузе», что за последние месяцы полицейские ни разу не просили ее предъявить документы на улице. Зато она столкнулась с психологическим давлением со стороны однокурсников: «Даже ребята, которые знают, что я уже полгода не была дома [в Пекине], смотрят на меня с опаской — как будто моя национальность автоматически делает меня заразной». Другие китайские студенты, по ее словам, стали больше находиться в своих комнатах в студенческом общежитии и выходят только по серьезной необходимости. «Но такого, чтобы кого-то задерживали на улице и куда-то увозили, еще не было. Мои друзья говорят, что все ограничивается проверкой документов и вопросом, давно ли был в Китае».

Выпускник факультета журналистики МГУ Фэй Фонг рассказал, что он сам с проверками со стороны полицейских не сталкивался: «Я живу в таком районе Москвы, где мало китайских ребят». Но он обратил внимание на специфическую реакцию на китайцев у москвичей: «Когда в метро чихают россияне без маски, это кажется всем нормальным. А если видят китайца в маске, то это уже опасно». Из-за сообщений в СМИ о пристальном внимании к китайцам со стороны правоохранительных органов китайские студенты, по словам Фонга, стали стараться меньше выходить на улицы города.

На подобное психологическое давление жалуются не только китайцы, которые живут в Москве, но и азиаты других национальностей. Вьетнамка по имени Вэйлинь (свою фамилию девушка попросила не называть) работает официантом и кассиром во вьетнамском кафе «Фо бо» на «Курской» уже четвертый год. По ее словам, посетители, приходя в кафе, относятся к ней как раньше — совершенно нормально. Но стоит ей выйти с работы, как москвичи начинают воспринимать ее как угрозу: «Я вижу, с какой опаской и пренебрежением на меня смотрят люди в транспорте и мои соседи по лестничной клетке. Но это все пока происходит молча, напрямую меня никто не спрашивал о вирусе». По словам Вэйлинь, в январе ее остановил в метро полицейский со словами: «Из Китая? Давно прибыла?» Затем он попросил ее предъявить документы и объяснить, почему она находится в России. Закончил проверку полицейский словами: «А как чувствуем себя? Как горло?» и порекомендовал на время вспышки вируса поменьше выходить из дома. Подобным образом полицейские проверяли ее с тех пор еще несколько раз. Впрочем, по ее словам, документы у нее время от времени проверяли на улице и до этого.

Галым Айман работает в Москве таксистом. Несмотря на то, что по национальности он казах, Айман тоже ощутил на себе неприязнь, которую москвичи испытывают сейчас по отношению к китайцам. Он рассказывает, что однажды клиент даже угрожал, что напишет на него жалобу в Uber из-за того, что сервис «рискует здоровьем клиентов, допуская на работу коронавирусных китайцев». За зараженного китайца, по словам Аймана, клиент мог принять его из-за того, что у него была простуда и во время поездки он несколько раз чихнул. При этом полицейские чаще проверять документы у Аймана не начали.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Ирина Кравцова, Петр Лохов

Реклама