Перейти к материалам
истории

«До этого мы никогда не отправляли овец в космос» Создатель «Уоллеса и Громита» Ник Парк — о продолжении «Барашка Шона» и номинациях на «Оскар»

Источник: Meduza
ddp / Vida Press

В российский прокат выходит мультфильм «Барашек Шон: Фермагеддон» — второй полнометражный мультфильм о беспокойной отаре овец, проживающей в британской провинции. В этой серии на ферму из космоса прилетает инопланетянка Лу-Ла, а Шону предстоит вернуть ее домой. Один из сценаристов мультфильма — Ник Парк, обладатель четырех премий «Оскар» и создатель знаменитых Уоллеса и Громита. «Медуза» обсудила с ним новую серию о приключениях овец, недальновидность человечества и отношение к престижным наградам.

— Вы участвуете в создании «Барашка Шона» с 2007 года, и всегда как сценарист, но не как режиссер. Почему так получилось?

— Не могу сказать, что принимал большое участие в создании идеи этого мультфильма. Я придумал героев «Уоллеса и Громита», вы наверняка знаете их. Но сериалом «Барашек Шон» занимался режиссер Ричард Старзак, позже он и придумал сделать из него полнометражный фильм, а за ним и вторую часть, собственно, «Барашек Шон: Фермагеддон». Меня пригласили поучаствовать в нем только как автора некоторых идей, шуток, каких-то частей сюжета — я был частью команды. До этого мы никогда не отправляли овец в космос, понимаете? И это показалось нам хорошей идеей. (Смеется.)

— Кто в итоге придумал совместить земную историю с космической?

— Это была идея Ричарда. У него всегда есть подобные мысли, мы всегда пытаемся придумать что-то новое, каких-то необычных персонажей. Первая часть «Барашка» была об отаре овец, покинувшей пределы своей фермы, тогда они отправились в большой город. А после него к нам пришла идея научно-фантастического фильма о героях, покидающих пределы Земли. Нам показалось это довольно интригующим. Нас увлекла эта идея, и мы ждали этот фильм как дети, в хорошем смысле этого слова.

— А новая героиня Лу-Ла — она тоже космическая овечка? Или она другое животное? Или просто пришелец?

— Определенно она инопланетянин, пришелец из других миров. И Шону она очень нравится — он ведь не любит границы, заборы и все в этом духе. И Лу-Ла на него очень похожа — она очень любопытна, любит искать что-то новое, изучать мир. Правила для нее ничего не значат, она их игнорирует, находясь в непривычной для себя обстановке. Она находит в Шоне этот похожий дух, им нравятся одни и те же вещи, никого не слушаться. Но она ничего не понимает про этот мир, не несет никакой ответственности за свои поступки, поэтому она так всем увлечена и так непослушна. Шон становится для нее кем-то вроде старшего брата — он объясняет ей земные правила, что делать можно, а что нельзя.

— Ваши мультфильмы созданы для детей, но часто они смотрят их с родителями. Какой основной посыл для взрослых вы в них закладываете?

— С самого начала, с момента создания нашей студии (Aardman Animations, — прим. «Медузы») мы никогда не думали, что это маркетинговая компания, мы хотели делать кино для себя, понимаете? И в то же время мы хотели обращаться к детям. Потому что мы сами немного как дети, когда делаем эти фильмы. Я всегда чувствовал, что больше всего меня вдохновляет то, что было заложено еще в детстве — это те же вещи, которые тогда заставляли смеяться, пугали. Это чувство продолжает жить с тобой.

Конечно, какой-то посыл для взрослых в фильмах всегда был, но его легко могли понять и дети. Я думаю, все дело в честности. Шон учится уважать какие-то вещи — как заботиться о том, что ты действительно любишь, а не просто делать все, что тебе заблагорассудится. Несмотря на то, что он любит нарушать правила, он видит, что у каждого решения есть последствие. Он попадает в неприятности и понимает, что ситуацию нужно исправить. Думаю, этот момент понимают и взрослые, и дети.

— А вы никогда не хотели сделать шоу только для взрослой аудитории — не знаю, про «Брекзит» или королевскую семью?

— (Смеется.) На самом деле нет, никогда не хотел. На студии люди постоянно приходят с разными идеями, к примеру, мои коллеги сделали короткометражный мультфильм для Гринписа, это правда здорово. Но думаю, он хорошо подойдет для всех возрастов. Он о загрязнении океанов, о том, что происходит с планетой. Студия хочет расширяться, в ней работают люди, которых интересуют абсолютно разные направления, и мы пытаемся найти какие-то мирные уголки, чтобы сделать что-то для взрослых. Но лично мне больше интересно заниматься чем-то смешным, приносить радость детям и всем остальным. Не думаю, что конкретно я мог бы работать с чем-то исключительно взрослым.

«Барашек Шон: Фермагеддон». Трейлер
Кинокомпания ВОЛЬГА

— Предыдущую часть «Барашка Шона» номинировали на «Оскар», «Фермагеддон» номинирован на премию BAFTA. Важны ли для вас вообще награды? Как они на вас влияют?

— Это всегда непредсказуемо. Мне очень повезло с «Оскарами» и всем остальным, потому что индустрия растет с каждым годом, появляется так много разнообразных мультфильмов, и у многих студий рождаются большие проекты, сделанные с применением компьютерной графики. Выходит очень много фильмов. Сфера становится конкурентной, и это на самом деле здорово. Вокруг «Шона» в целом достаточно много внимания, а награды — только повод к тому, чтобы все узнали о менее известных фильмах. Так что это всегда немного сложно — вся эта тема с премиями. Получать награды приятно, но иногда лучше, чтобы широкая публика узнала о каком-нибудь другом прекрасном авторе.

— Так что для вас награды не самое главное.

— Да, пожалуй… Всегда легко пойти путем успеха, гламура, престижа — так всегда происходит, если вас собираются номинировать. Но в то же время иногда стоит притормозить и снова спросить себя: а зачем ты вообще делал этот фильм?

— Владелец фермы кажется самым глупым персонажем во всей истории, хотя он единственный герой, являющийся человеком. Он хочет всех одурачить, но в итоге у него ничего не получается. Вы часто встречаете таких персонажей вокруг себя?

— Думаю, он важный герой, он очень узнаваем как тип. И судя по тому, что вы говорите, это вообще какая-то международная вещь. Он показан таким, каким видят его овцы, и в этом содержится некоторая правда. Он в буквальном смысле живет вслепую, просто плывет по течению. Он часто ничего не понимает, он слишком медленный, чтобы уловить хоть что-то. Я, кстати, никогда не думал об этом, но это такая интересная метафора — обычно овцы ассоциируются у нас с чем-то глупым и медленным, даже если вспомнить Библию и заблудших овец. А здесь все наоборот, люди и овцы меняются ролями. Этот человек ничего не видит и не понимает, куда он идет. Такая недальновидность, конечно, и в жизни иногда встречается.

— Да, единственное, о чем он мечтает, — это огромная красная машина для стрижки травы.

— А овцы в этой истории, наоборот, мечтают о свободе.

— Иногда кажется, что все ваши мультфильмы существуют в одной вселенной. Не было планов создать один большой кросс-овер?

— Мы думали о чем-то таком… Но все-таки мы хотели, чтобы эти миры существовали отдельно. Сначала мы предполагали, что Уоллес и Громит могут появиться в первом фильме [про Шона], но в итоге мы решили, что лучше не смешивать эти истории, потому что у них разные правила. Придумать какое-то небольшое пересечение историй, конечно, можно, но это далеко не так просто, смешивать эти миры.

— Над каким проектом вы работаете сейчас?

— Сейчас мы планируем второй «Побег из курятника» — уже скоро начнутся съемки, мои коллеги его режиссируют, а я буду сценаристом. Сам я работаю отдельно над продолжением «Уоллеса и Громита», но не могу пока что рассказать много об этом, еще слишком рано.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Наталья Гредина

Реклама