Перейти к материалам
разбор

Навальный назвал имена кандидатов для «Умного голосования» на выборах 8 сентября Эта стратегия нравится не всем — разбираем аргументы ее сторонников и противников

Источник: Meduza
Сергей Бобылев / ТАСС / Vida Press

Команда Алексея Навального назвала кандидатов, которых 8 сентября на выборах в разных регионах предлагается поддержать в рамках «Умного голосования», направленного против выдвиженцев «Единой России». Чтобы получить информацию об альтернативных кандидатах, все желающие могут зарегистрироваться на сайте и получить информацию по почте или просто ввести свой примерный адрес. Как утверждают разработчики, отбор проводился не только на основании социологических данных, но и на базе собственных электоральных разработок Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), а отобранные политики имеют наибольшие шансы на успех. Имена названы за пять дней до голосования, так что по закону кандидаты уже не могут быть сняты с выборов властями или взять самоотвод. В 2019 году в центре внимания — выборы в Мосгордуму, и именно по их поводу к «Умному голосованию» особенно много претензий. «Медуза» разбирает основные аргументы сторонников и противников системы Навального.

Придется голосовать непонятно за кого

Суть претензии. Противники «Умного голосования» опасаются, что после того, как до выборов не допустили подавляющее большинство независимых кандидатов, оставшимся в списках нельзя доверять. «Голосуя назло тов. майору за мутных персонажей из ручных псевдопартий, человек как бы не понимает, что тов. майор тщательно отобрал этих персонажей и уже с ними договорился — или ему и договариваться не надо, потому что он знает, за какие ниточки дергать», — пишет журналист Леонид Бершидский.

Галерист Марат Гельман считает, что «Умное голосование» склоняет «поступаться принципами» и «голосовать за коммуниста со Сталиным на лацкане». Михаил Ходорковский полагает, что «голосование за кандидатов, которые не заявляют четко свою позицию против репрессий и политического использования уголовного преследования, — предательство». 

Сомнительность будущего выбора отчасти подтвердил ближайший соратник Навального Леонид Волков, который в интервью «Медузе» заявил, что в окончательном списке «будет пара приличных людей, но в основном — сброд».

Противники «Умного голосования» мотивируют свою позицию не только этическими аргументами, но и практическим опытом. Во время парламентских выборов 2011 года Алексей Навальный предложил оппозиционно настроенным избирателям голосовать за любую партию, кроме «Единой России». Это привело, в частности, к тому, что лучший результат в своей истории получила партия «Справедливая Россия», которая переживала оппозиционный этап своей истории и даже переняла лозунг Навального «Против жуликов и воров». От нее в Думу прошли такие депутаты, как Елена Мизулина — автор закона о защите детей от «вредоносной» информации в интернете, который стал одним из ключевых элементов интернет-цензуры в России. Депутат Леонид Левин не так давно активно продвигал закон об изоляции российского сегмента интернета. Именно Госдума, избранная по итогам кампании 2011 года, получила прозвище «бешеный принтер» — за множество репрессивных законов.

Ответ. Нелестную характеристику Леонида Волкова в адрес кандидатов, которых будет предложено поддержать участникам «Умного голосования», отчасти дезавуировал Алексей Навальный. «Среди тех, кто баллотируется сейчас, есть потрясающие замечательные люди, многих из которых я знаю много лет, — заявил политик. — Они участвовали в протестных акциях, они и сейчас участвуют. Впрямую призывали, они смелые и замечательные люди. Они не в большинстве, но их немало. И это не единицы».

Навальный не согласен и с тем, что опыт 2011 года нужно признать неудачным: «То, что произошло в 2011 году, как раз показывает правильность нашей стратегии. Просто не хватило голосов, во-первых, а, во-вторых, они в Москве, как мы помним, сфальсифицировали… Что привело потом к тому самому протестному движению. Которого бы не было без стратегии — голосуй за любую партию против „Единой России“. Но был же момент, помните пару недель, когда они все ходили с белыми лентами, когда они хотели пойти на митинги. Когда все было хорошо. Но этого мы достигли слишком маленьким перевесом».

Этот аргумент разделяет политолог Владимир Гельман, который пишет, что переход (или возвращение) тех же «справороссов» на провластные позиции не был запрограммирован, а стал результатом ослабления протестов. Отчасти об этом же говорит Волков, который приводит в пример опыт Германской Демократической Республики (ГДР). В этой стране другие партии были полностью подконтрольны правящей Социалистической единой партии Германии (СЕПГ), но «как только политическая ситуация качнулась, как только советский блок ослаб, как только упала [Берлинская] стена, на первых же выборах эти партии сказали: „Плевать, мы теперь хотим ведущую роль“».

Социолог Григорий Юдин утверждает, что «бенефициарами протестного голосования станут не партии, а конкретные кандидаты, и контролировать их избирателю в московском округе гораздо проще, чем воздействовать на партийное начальство». Более того, по его мнению, многие из этих кандидатов, добившись поддержки избирателей, вполне способны на внутрипартийный переворот — против лояльных Кремлю лидеров.

В самой Москве тот факт, что Мосгордума в реальности — один из наименее влиятельных региональных парламентов в России, — тоже служит аргументом, скорее, в пользу «Умного голосования». Поскольку этот орган решает очень мало, нет большой разницы, кто именно будет заседать в нем, — важен сам негативный для властей результат выборов. Самое главное: если на выборах не проголосовать «непонятно за кого», то в Мосгордуму попадет «понятно кто» — кандидаты от власти.

Ответ на ответ. Аргумент о ГДР, если его расширить, предполагает, что марионеточные партии вполне могут стать самостоятельными силами, если изменятся обстоятельства. На самом деле история ГДР этого не подтверждает. Помимо СЕПГ, в ГДР были действительно разрешены еще нескольких партий — Христианско-демократическая, Либерально-демократическая, Национал-демократическая. Все они по факту подчинялись правящей. На последних выборах в истории Восточной Германии в 1990 году именно христианские демократы одержали победу, но другие «системные» партии либо не участвовали в них, либо набрали меньше 1%. 

Более того, порядок событий был обратным тому, о котором говорят разработчики и сторонники «Умного голосования»: не прежние марионеточные партии заявили свои права и добились изменения системы, а сама система фактически развалилась. После чего произошли и свободные выборы, и сущностные изменения партийного ландшафта. Что касается России, то на губернаторских выборах в 2018 году победили несколько оппозиционных кандидатов, и до сих пор ни один из них не проявил себя как борец с системой.

Разработчики «Умного голосования» лишают избирателей выбора и делают его сами — по не очень понятным критериям

Суть претензии. Сторонники «Умного голосования» часто упирают на его простоту — нужно всего лишь зарегистрироваться на сайте, получить письмо с указанием, за кого голосовать, прийти на избирательный участок и сделать это. Но возникает вопрос: точно ли это «умно»? По каким критериям отобраны альтернативные кандидаты? Насколько можно доверять механизму отбора? К примеру, Михаил Ходорковский вместо этого предлагает голосовать только за тех кандидатов, которые открыто выступили против политических репрессий.

В свою очередь, Роман Юнеман — кандидат, собиравший подписи при поддержке ФБК Алексея Навального и допущенный до выборов, — обвинил Леонида Волкова в том, что голосовать предлагается не за него, а за «третьего по силе кандидата в нашем округе» Владислава Жуковского. По его словам, вопреки изначальным обещаниям, организаторы не стали проводить социологических исследований в округе, где баллотируются оба, а решение приняли без каких-либо обоснований. Он также утверждает, что его команда заказала собственное исследование, по результатам которого он опережает даже «административного кандидата».

Ответ. Леонид Волков не ответил Юнеману напрямую, но в одном из комментариев у себя в фейсбуке написал, что у ФБК есть «наработанные представления», согласно которым у Жуковского выше шансы получить голоса 65% избирателей, которые до сих пор не определились с выбором и будут делать его прямо на участке. «Нам всегда удавались гораздо более точные прогнозы на выборах, чем можно получить простой экстраполяцией», — утверждает Волков. Что касается других способов отбора кандидатов, то в списке Михаила Ходорковского оказалась, например, Валерия Касамара, поддерживаемая мэрией Москвы.

Поправка. В первоначальной версии статьи говорилось, что Роман Юнеман шел от ФБК. На самом деле это не так. Как другим независимым кандидатам, ФБК предоставил ему помощь на этапе сбора подписей, о чем сам Юнеман говорил в интервью «Медузе». Мы приносим извинения.

Любое участие в выборах добавляет легитимности действующей власти

Суть претензии. Если независимые кандидаты не допущены, выборы принципиально нельзя считать легитимными. Даже если провластные кандидаты где-то проиграют, система в целом только выиграет: избранные депутаты не сформируют реальную оппозицию (по причинам, изложенным выше), а власть будет использовать результаты выборов как свидетельство собственной демократичности. 

«Если уж поступаться принципами, то, может, пойти сотрудничать с режимом, как [режиссер Константин] Богомолов, ну или хотя бы начинать с ними переговоры, искать точки соприкосновения, как советует [мой] отец», — пишет Марат Гельман. «Имитационные электоральные процедуры придают легитимности режиму как внутри России, так и за рубежом, создавая видимость реальной поддержки россиянами путинской диктатуры», — утверждает Гарри Каспаров. Научные исследования авторитарных режимов подтверждают, что они используют выборы для повышения собственной легитимности. 

Ответ. Согласно терминологии американских политологов Стивена Левицки и Лукана Вэя, российский политический режим следует определять как «конкурентный авторитаризм». «В режимах такого рода формально действующие демократические институции обычно рассматриваются как главные средства достижения и осуществления политической власти, — пишут они. — Однако при этом власть имущие нарушают демократические законы так часто и до такой степени, что режим перестает соответствовать минимальным требованиям, предъявляемым к демократии». В то же время они отмечают, что «само наличие действующих демократических институтов дает оппозиционным силам возможность — которой они часто пользуются — бросить вызов правительству».

Это явно усиливает значимость не просто проведения выборов, а именно победы на них. Политолог и журналист Кирилл Рогов пишет, что «ядром и смыслом стратегии [умного голосования] является стремление сломать обманный механизм легитимации назначенного властями победителя». Иными словами, сам факт поражения поддерживаемого властями кандидата уже можно считать успехом. История последних избирательных кампаний в России демонстрирует, что интерпретация итогов выборов не становилась для власти проблемой ни при низкой явке, ни при (относительно) слабых результатах — если только удавалось добиться победы.

Единственное исключение — парламентские выборы 2011 года, на которых «Единая Россия» формально победила, но после этого начались массовые протесты. Но это только подтверждает правило: общественное недовольство возникло из-за обоснованных сомнений в честности достигнутой победы. Значит, «Умное голосование» как способ противодействия власти может быть эффективным и в случае, если оппозиционерам (пусть и сомнительным) удастся выиграть, и если власть пойдет на фальсификации. И наоборот, неучастие в выборах ничем не грозит властям, поскольку они строят свою легитимность не на числе проголосовавших, а на самом факте проведения выборов и победе в них.

Ответ на ответ. Массовые фальсификации становятся очевидными, если у них есть множество свидетелей, то есть наблюдателей, которые и вышли на первый митинг после выборов в 2011 году. Как политическая стратегия «Умное голосование» без большого числа наблюдателей рискует провалиться. А этой стороной кампании оппозиция, похоже, занята меньше, чем в предыдущие годы.

«Умное голосование» не очень эффективно при мажоритарных выборах 

Суть претензии. Тот же Кирилл Рогов пишет, что стратегия «Умного голосования» «оптимальна на губернаторских выборах, а также на выборах по партийным спискам, потому что ведет к серьезным символическим поражениям тех, кто организует псевдовыборы» — но в то же время «видимо, имеет очень ограниченный смысл на мажоритарных выборах». Объясняет он это тем, что слишком размыт результат: «Тут выбрали вот эдакого скунса, тут, наоборот, вот такого зяблика, а там и вовсе какого-то мутного шимпанзе? И что — кто победил? Объяснять целому городу, что мы победили, потому что, по замыслу Собянина, там должны были сидеть оппосум, гадюка и курица? Даже если это можно объяснить, это не вдохновляет».

Ответ. Поскольку конечная цель оппозиционных избирателей на этих выборах — не в том, чтобы завоевать власть в городе (что все равно невозможно в силу ограниченности возможностей Мосгордумы) и не в том, чтобы продвинуть именно кандидатов, предложенных Навальным, то оценить результат довольно просто. Чем меньше в Мосгордуму пройдет депутатов, близких к мэрии, тем более эффективна кампания. Поэтому «Умное голосования» — всего лишь посреднический инструмент, задача которого именно в том, чтобы помочь в достижении именно этой цели.

Еще недавно Навальный был за бойкот выборов. Потому что на самом деле только бойкот эффективен

Суть претензии. Руководитель фракции «Яблоко» санкт-петербургского законодательного собрания Борис Вишневский напомнил, что Навальный призывал к бойкоту президентских выборов 2018 года, хотя в них участвовали два кандидата с либеральной программой — Григорий Явлинский и Ксения Собчак. Гарри Каспаров выступает за бойкот выборов, потому что, по его словам, «становиться частью этой профанации не только бессмысленно, но и вредно».

Этот аргумент фактически распадается на два: что Навальный политически не чистоплотен и что бойкот — более эффективный способ противостояния нынешнему режиму. Первый из них — сугубо оценочное суждение, по поводу второго есть довольно много научной литературы. Например, британский политолог Оливер Смит в целом позитивно смотрит на бойкот как на форму борьбы с авторитарными политическими режимами, хотя признает, что он эффективен не здесь и сейчас, а в более долгосрочной перспективе. Это связано, в частности, с тем, что выборы без участия оппозиционно настроенных избирателей дают правящему режиму ощущение собственной стойкости, которое может оказаться обманчивым.

Ответ. В научной литературе нет консенсуса по поводу реальной эффективности бойкотов. Мэттью Френкель в 2010 году проанализировал 171 одну попытку бойкота и пришел к выводу, что только в 4% случаев бойкоты привели к реальным политическим изменениям. По мнению исследователя, это происходит в двух случаях:

  • когда для признания выборов состоявшимися существует минимальный порог явки (не московский и не российский случай)
  • когда оппозиция готова сопровождать бойкот массовыми акциями гражданского неповиновения, по сути, революционного свойства (а несмотря на попытки властей описать летние протесты в Москве как массовые беспорядки, они были мирными)

Еще одно исследование свидетельствует о том, что бойкоты бывают эффективны не сами по себе, а в сочетании с рядом других внешних и внутренних изменений. То есть они редко сами вызывают перемены, а только иногда становятся частью уже начавшихся.

Наконец, московские власти много лет выигрывают при крайне низкой явке, так что бойкот должен напугать их меньше всего. И наоборот, как пишет Григорий Юдин, при такой явке «даже у небольшого протестного голосования может быть очень высокая результативность». В общем, по каким бы причинам Навальный ни отошел от идеи бойкота, которую он продвигал в 2018 году, в любом случае, это исправление ошибки.

Непонятно, что будет с персональными данными

Суть претензии. Чтобы получить информацию по электронной почте от системы «Умного голосования», нужно пройти процедуру регистрации на сайте. А она включает в себя, помимо электронной почты, улицу и номер дома. По словам Михаила Ходорковского, это «списки, которые могут помочь ФСБ портить вам жизнь». Опасения на этот счет могли усилиться и после того, как телеграм-канал «Товарищ майор» опубликовал базу данных людей, которые ходили на митинги.

Ответ. «У нас ни разу за всю историю нашей работы с базами данных не было утечек, — утверждает Леонид Волков. — Все истории такого рода, безусловно, для того и публикуют, чтобы люди боялись оставлять свои данные». В принципе, на сайте «Умного голосования» не нужно указывать полную информацию о себе — только ту, что необходима для идентификации вашего округа. Для надежности можно зарегистрировать отдельный электронный адрес специально для «Умного голосования» — например, на иностранном сервисе.

Но можно не регистрироваться вообще, поскольку список кандидатов есть на сайте — правда, организаторы опасаются атак на него. Информация о выбранных кандидатах, скорее всего, все равно довольно быстро распространится по интернету — но велика вероятность появления фейков, которые нужно будет отфильтровать самому.

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Дмитрий Карцев

Реклама