Перейти к материалам
истории

«Какая-то отработка, чтобы одни дяди заметили, что другие дяди работают» Главред телеканала «Дождь» Александра Перепелова — о визите полиции в студию прямого эфира

Источник: Meduza
Личный архив Александры Перепеловой

В дни московских протестов против недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму телеканал «Дождь» снял платные ограничения на свой прямой эфир и открыл сбор средств на покрытие расходов. Прямые включения «Дождя» с митингов смотрели десятки тысяч зрителей, а счет пожертвований перевалил за пять миллионов рублей. В разгар прямого эфира 27 июля, когда в центре Москвы жестко разгоняли протестующих, в студию «Дождя» пришла полиция — чтобы вручить главному редактору Александре Перепеловой повестку на допрос. Журналистка рассказала «Медузе» об этом визите и планах сделать открытый эфир телеканала постоянным.

— В сообщении на сайте «Дождя» говорится, что расходы на прямой эфир составляют 680 тысяч рублей, но я так понимаю, что вам удалось собрать гораздо больше?

— 680 тысяч — это стоимость прямого эфира в день, а мы хотели бы, конечно, все время работать в открытом прямом эфире, поэтому собираем сколько хватит. В принципе, если это будет работать, это может стать каким-то постоянным решением, если мы сможем собрать достаточно людей, которые будут нам покрывать расходы на открытый эфир. Нам нужно, чтобы телеканал «Дождь» был открытым. А сколько удалось собрать — посмотрите в трансляции, там цифра все время обновляется (на момент публикации сумма собранного составляла 5 миллионов 377 тысяч рублей — прим. «Медузы»).

— А сколько зрителей было на пике вчерашней трансляции?

— Вчера в самой высокой точке, когда я уходила на допрос, на ютьюбе прямой эфир смотрело 45 тысяч человек.

— Расскажите, как выглядел этот визит полиции к вам в студию. Вы вообще готовились к подобным вещам? У вас эти камеры наблюдения, с которых вы транслировали приход полицейских, там специально висят?

— У нас эти камеры давно висят. Когда пришли к «Навальный Live», мы поняли, что их надо закоммутировать так, чтобы была возможность в любой момент выдать картинку и звук с них в прямой эфир. Больше мы никак не готовились. Более того, было ужасно смешно, потому что я курила внизу, и ко мне подходит человек в гражданском, похожий на курьера какого-то, и говорит — а где тут телеканал «Дождь». И тут из-за угла выходит огромное количество этих чуваков, и они идут к нам. Я звоню [Наталье] Синдеевой и говорю: Наташ, к нам пришли. В общем, было как такой ситком.

— И куда вас вызывали?

— Меня вызывали на допрос в главное следственное управление Следственного комитета на Новокузнецкой — там же, где всех по митингам допрашивают, [Кира] Ярмыш c [Русланом] Шаведдиновым (сотрудники Фонда борьбы с коррупцией — прим. «Медузы») там же были, только в другом корпусе. Что за уголовное дело — непонятно. Я даже не думала, что такое возможно — они сказали мне, что имеют право не говорить. Более того, ответчик по нему тоже не известен. Допрос касался нашей профессиональной деятельности, все крутится вокруг митингов в июле 2019 года в Москве. Много вопросов про Мосгоризбирком.

— А вы видели пост Маргариты Симоньян про «кое-каких ребят», которые смотрят «Дождь» по работе? Кого она имела в виду?

— Это вообще странное что-то. Я после этого допроса поехала решать всякие вопросы на работе и этот информационный фон уже не отслеживала. Она еще написала, что якобы у нас обыски — то есть люди совсем не проверяют информацию, какие обыски. Они просто этим огромным кагалом пришли всего лишь вручать мне повестку. Зачем они это сделали, зная, что у нас все снимается, что мы все показываем?

— То есть это какая-то акция устрашения?

— Может, какая-то отработка, чтобы одни дяди заметили, что другие дяди работают. А Симоньян тоже решила как-то хайпануть на этой теме.

— Из той же серии сообщения о том, что якобы в эфире «Дождя» призывали к вооруженным восстаниям или что-то в этом духе.

— Господи, да это Миша [Фишман, ведущий «Дождя»] подошел к девчонке, которая села на асфальт и взял у нее интервью. Разумеется, никто никого не призывал, у нас же есть мозги все-таки. Понятное дело, что сложно справиться с эмоциями, особенно когда тебе достается дубинкой по плечу. Но наши корреспонденты — профессиональные люди, они отработали не один митинг и знают, что никого нельзя призывать ни к чему, что журналисты этим не занимаются, глупо даже это обсуждать. Но сообщать о том, что и где произошло, они имеют право.

— Ждете каких-то еще действий в адрес «Дождя»?

— Я сейчас готовлюсь к тому, что будут вызывать на допросы моих сотрудников, в том числе тех, кто делал эфиры или работал в полях. Мы их готовим к этому. Думаю, что могут потребовать от меня как от главного редактора каких-то материалов. Больше ни к чему пока не готовимся.

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Алексей Ковалев

Реклама