Перейти к материалам
истории

Кремлю не нужен такой мягкий губернатор Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров объявил, что подает в отставку из-за «разобщения народа». Почему он уходит на самом деле?

Источник: Meduza
Валерий Шарифулин / ТАСС / Vida Press

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров 24 июня обратился по телевидению к жителям республики и заявил, что в ближайшее время покинет свой пост. Евкуров возглавляет регион больше десяти лет, а его очередной срок начался меньше года назад, в сентябре 2018-го. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев объясняет, как уход руководителя кавказской республики связан с Рамзаном Кадыровым и почему найти преемника в «уставшую от силовиков» Ингушетию — непростая задача.

Кремль мог простить главе Ингушетии массовые акции протеста. Но не простил

Юнус-Бек Евкуров, который управляет Ингушетией с 2008 года, объявил, что уйдет в отставку, в эфире республиканского телевидения. «Все, чего мы достигли, что есть у нас сегодня, — ничто, если нет единства нашего народа. Я отчетливо вижу, что сегодня оно проходит испытание на прочность. Я не слепой, власть не затмила мне глаза. Давайте наберемся мужества сказать, что все мы — власть, которую я представляю, общественные, религиозные организации — ответственны за то, что сегодня мы разобщены. Каждый из нас стоит перед выбором: личные интересы или интересы республики. Призываю все заинтересованные стороны сделать свой выбор. Я свой выбор сделал», — объяснил свои намерения Евкуров.

Уважаемые жители республики!

С ноября 2008 года я, Юнус-Бек Евкуров, руковожу республикой, которая является для меня Родиной.

В первую очередь хочу поблагодарить вас, дорогие земляки, за поддержку во всех начинаниях, направленных на благо людей.

За эти годы мы вместе с вами проделали огромный путь. Совместно с органами правопорядка мы победили такое явление, как терроризм, минимизировали экстремизм. И самое главное, добились мира. Мы потеряли на этом пути многих достойных сынов, настоящих патриотов нашего народа (вечная память погибшим).

С помощью федерального центра мы с вами построили и продолжаем строить школы, детские садики, больницы, спортивные объекты, дороги. По многим показателям республика стала лидером среди регионов России. Буквально на днях у нас случилась еще одна большая радость — родился полумиллионный житель нашей республики.

Но ни одна из наших больших и малых побед, будь то победа над злом терроризма или, наоборот, созидательное благоустройство нашего общего дома, не была бы возможной без нашей общей работы. Без единства ингушского народа в достижении поставленных на каждом этапе целей. Благодарю вас за это.

Преодолев трудности, обустроив мирную жизнь в родной республике, мы никогда не останавливались на достигнутом. Вместе мы ежедневно работаем на решение главной задачи — рост благополучия и достатка каждой ингушской семьи. Мы доказали, что умеем достигать поставленные цели. Вместе решим и эту задачу.

Дорогие жители республики!

Все, чего мы достигли, что есть у нас сегодня, — ничто, если нет единства нашего народа.

9 сентября 2018 года решением депутатов Народного собрания я был избран главой Республики Ингушетия на очередной срок. 

В соответствии с законом мои полномочия истекают в 2023 году — через четыре года.

Как я уже говорил, есть программы развития нашей республики, есть планы и уверенность в том, что эти планы осуществимы.

Но одним из главных условий для этого является единство нашего народа. Я отчетливо вижу, что сегодня оно проходит испытание на прочность. Я не слепой, власть не затмила мне глаза.

Давайте наберемся мужества сказать, что все мы — власть, которую я представляю, общественные, религиозные организации — ответственны за то, что сегодня мы разобщены. Каждый из нас стоит перед выбором — личные интересы или интересы республики. И каждый, я подчеркиваю, каждый поступает в соответствии со своим воспитанием, своими идеалами.

Призываю все заинтересованные стороны сделать свой выбор. Я свой выбор сделал. Как ингуш, как патриот, как боевой офицер, дававший присягу защищать родину, я принял решение обратиться к президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину с просьбой о досрочном сложении с меня полномочий главы республики.

Приняв это непростое для себя решение, я обещаю вам, что и впредь буду делать все возможное для процветания нашей великой страны России и нашей родной Ингушетии.

Душой и сердцем остаюсь навсегда с Ингушетией, со своим народом, с каждым из вас!

Честь имею!

Решение покинуть пост главы республики, которая с осени 2018 года переживает политический кризис, оказалось неожиданным. Источник «Медузы», близкий к полномочному представителю президента в Северо-Кавказском федеральном округе, говорит, что неделю назад отставку Юнус-Бека Евкурова «еще ничего не предвещало, никакой информации не просачивалось».

Эти сведения подтверждает другой источник «Медузы», близкий к администрации президента России. «Слухи пошли несколько дней назад, — говорит он. — Несмотря на то что в республиках Кавказа, кроме Чечни, нет прямых выборов, плановые отставки и назначения глав идут в марте-апреле. Кадровое решение в июне — признак аврального, непланового решения. На Кавказе нужно вести сложные переговоры с кланами, семьями, чтобы избрание депутатами [главы региона] прошло спокойно и без проблем. Уже на этой стадии идет предварительное распределение постов, должностей».

В качестве должности, которая в ближайшее время станет «предметом для торга» при голосовании за нового главу республики в ингушском парламенте (чтобы оно прошло «спокойно и без проблем»), источник «Медузы», близкий к кремлевской администрации, называет кресло сенатора — представителя исполнительной власти Ингушетии. Сейчас его занимает бывший премьер республики Муса Чилиев; новый глава республики после своего избрания сможет предложить другого посланника региона в верхнюю палату российского парламента. «На Кавказе кресло в Совете Федерации — это не про влияние и даже не про неприкосновенность, это статус. Важно, представитель какой семьи его имеет. Если статусом надо наделить кого-то другого, то потерявшая семья должна получить что-то более-менее равноценное взамен», — говорит собеседник.

Причиной поспешной отставки Евкурова этот же источник считает накалившуюся обстановку из-за пересмотра границ Ингушетии и Чечни (последний большой материал «Медузы» об этом конфликте вышел в апреле 2019 года). «Кавказ такая территория — там может что-то быстро вспыхнуть и погаснуть. Но тут вспыхнуло и не гаснет. Проблема не в том, что люди вышли, проблема в том, что они не уходят», — резюмирует он.

Протесты против установления новых границ Ингушетии и Чечни идут с осени 2018 года. 26 сентября Юнус-Бек Евкуров, который был переизбран главой республики незадолго до этого, подписал соглашение об изменении границ республик с главой Чечни Рамзаном Кадыровым.

Жители Ингушетии сочли случившийся в рамках этого соглашения обмен территориями неравноценным (республика уступила Чечне больше 7% территории) и 4 октября вышли на многотысячный митинг перед зданием ингушского парламента. В этот день депутаты должны были утвердить подписанный документ о границах: согласно официальным результатам голосования, в парламенте соглашение было ратифицировано, однако часть депутатов заявила, что процедуру фальсифицировали — и большинство парламентариев голосовало против.

На следующий день акция в столице республики Магасе собрала уже несколько десятков тысяч человек. В октябре 2018 года в Ингушетию несколько раз приезжали чеченские делегации во главе с Рамзаном Кадыровым, который угрожал лидерам протеста. Для разрешения кризиса в республике провели совещание с участием полпреда в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Матовникова и главы управления внутренней политики администрации президента Андрея Ярина.

30 октября Конституционный суд Ингушетии признал соглашение с Чечней об изменении границ незаконным. Протесты прекратились, поскольку активисты сочли, что достигли цели. Но Юнус-Бек Евкуров обжаловал решение республиканского суда в Конституционном суде России — и в декабре 2018 года федеральный суд признал новые границы законными. 26–27 марта в республике вновь случились многотысячные протестные акции, которые сопровождались столкновениями с силовиками. Причиной выступлений помимо вопроса о границе стало решение республиканского руководства об изменении регионального закона о референдумах: из него предполагалось исключить статьи об изменении границ республики. Одним из требований протестующих оказалась отставка Юнус-Бека Евкурова. Стихийные акции продолжаются в Ингушетии до сих пор.

Что кроме договора о границе с Чечней сработало против Евкурова

Источник, близкий к администрации президента, утверждает, что политические позиции Евкурова были слабыми и до начала протестов. Решение о его переназначении в 2018 году выглядело очевидным только на первый взгляд, рассуждает собеседник «Медузы», но случилось оно скорее по инерции. «Евкуров — Герой России, он в очень хороших отношениях с Владимиром Путиным. Но в республике от него люди устали, там общие для Кавказа проблемы: коррупция, средства из федерального центра расходятся непонятно куда. Впрочем, и открытого противостояния и ненависти не было — ничего не пылало. Поэтому и переназначили», — вспоминает он.

Политтехнолог, несколько лет назад сотрудничавший с полпредством президента в Северо-Кавказском округе, также указывает, что Ингушетия долгое время не считалась проблемным регионом: «Мы [полпредство] туда особо и не лезли. Это был тихий, по сравнению с тем же Дагестаном, регион, который Евкуров более-менее контролировал. Были опасения и сомнения по поводу агрессии чеченцев в сторону ингушей [из-за территориального спора], но не по поводу внутренних дел в республике».

Бывший пресс-секретарь главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова (до 2010 года) адвокат Калой Ахильгов объясняет, что в республике все-таки ждали отставку главы региона в 2019 году. Предполагалось, что это случится не позже осени. «В отставке сейчас есть своя логика — осенью у нас пройдут прямые выборы муниципальных властей. Зачем идти на них с непопулярным главой?» — рассуждает он. По мнению Ахильгова, Евкуров совершил «политический суицид», когда подписал договор о границах с Чечней: «До этого половина республики была не против, чтобы он продолжал управлять. Были вопросы к коррупции, кадровым решениям, но примерно половина жителей считала, что он в целом успокоил регион с точки зрения террористической активности, что стало безопаснее».

Политолог, специалист по Северному Кавказу Алексей Малашенко полагает, что к отставке Евкурова вел его «образ правления». «Это советский полковник, который искал компромисса [в том числе по вопросу о границе с Чечней], а в России сейчас это не принято. Другой ошибкой главы Ингушетии было, что он полез в ислам (имеется в виду затяжной конфликт с ингушским религиозным лидером Исой Хамхоевым из Духовного центра мусульман Ингушетии, в дела которого вмешивался глава республики, а тот заявил об „отречении“ Евкурова от общины — прим. „Медузы“). Рамзан Кадыров (который апеллирует к религии в чеченской политике, опираясь на образ своего отца-проповедника — прим. „Медузы“) — это одно, но другое дело — когда Евкуров, светский руководитель, лезет в религию», — напоминает Малашенко.

Эксперт уверен, что отставка Евкурова инспирирована Москвой — и поводом для нее стали массовые протесты: «[В республике] появилась антиевкуровская оппозиция. Общество раскололось, Евкуров обратился к репрессиям [против активистов] и перестал управлять ситуацией» (по итогам протестов в Ингушетии завели больше 200 административных дел, из 26 обвиняемых 22 человека сидят в СИЗО; подробнее об этом можно прочитать в статье «Медиазоны»).

Новому главе Ингушетии будет непросто. А больше всех выиграл Рамзан Кадыров

Адвокат Калой Ахильгов утверждает, что стиль бывшего военного Евкурова, основной задачей которого в начале работы на посту главы региона была борьба с терроризмом, жителям Ингушетии приелся и они «устали от силовиков»: «Предпочтительным [в качестве преемника] выглядит экономист с командой и программой развития».

Алексей Малашенко даже в общих чертах не берется прогнозировать, кто может возглавить республику. «Я не знаю заметного нового лидера среди ингушей. Назначение варяга может привести к отторжению: Ингушетия — мононациональная республика, это не Дагестан. Возможен вариант с назначением местного и командированием к нему „второго секретаря“», — рассуждает эксперт. Он не исключает и третий вариант развития событий: Юнус-Бека Евкурова «попросят остаться ингушские депутаты» и президент России — а он согласится.

Малашенко добавляет: «Он [Евкуров] хотел сделать как лучше, договориться, уйти от давления. С другой стороны — Кремлю не нужен такой мягкий губернатор. В итоге все на руку Рамзану Кадырову [и его стилю правления на Кавказе]: Евкуров — хороший человек, но посмотрите, к чему привела мягкость и попытки компромисса [с соседями и местными элитами]».

«Медуза». Работаем 24/7. И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка

Андрей Перцев