новости

Чечня и Ингушетия по-новому поделили территории. Ингуши вышли на акции протеста, в Магасе перекрыли въезд и отключили интернет

Meduza
Глава Чечни Рамзан Кадыров и глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров подписывают соглашение о закреплении границы между регионами в Магасе, 26 сентября 2018 года
Глава Чечни Рамзан Кадыров и глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров подписывают соглашение о закреплении границы между регионами в Магасе, 26 сентября 2018 года
Пресс-служба главы Республики Ингушетия / ТАСС / Scanpix / LETA

Кадыров и Евкуров подписали договор о границе. Чечня и Ингушетия обменялись частями территории

26 сентября главы Чечни и Ингушетии Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров подписали соглашение о закреплении границы между регионами. По словам Евкурова, договор закрепил границу, сложившуюся «с момента самостоятельности» Ингушетии (то есть с 1992 года), однако стороны «внесли коррективы внизу, на равнинной части», обменявшись «метр на метр» нежилыми территориями, относящимися к «гуповским сельхозугодьям». В официальном сообщении на сайте Ингушетии сказано при этом, что процесс определения границы «коснется лишь горно-лесистой части территорий». 

Какими именно участками обменялись республики, на момент публикации материала неясно: официально текст документа еще не опубликован, а информагентства сообщали противоречивые данные. Сперва утверждалось, что республики обменялись территориями Малгобекского района Ингушетии и Надтеречного района Чечни, а потом оказалось, что Ингушетия отдала Чечне участок Сунженского района, получив взамен все ту же часть Надтеречного района.

И Кадыров, и Евкуров назвали событие историческим, которое будет способствовать развитию отношений между народами. «До этого момента между двумя субъектами России не было юридически оформленной границы. Это давало поводы для различных политических провокационных спекуляций явным врагам вайнахского народа», — написал Кадыров в телеграме.

В сообщении на сайте Ингушетии решение названо «компромиссным». Евкуров отметил, что стороны «смогли избежать конфликтов, возможных кровопролитий, кровных обид».

Накануне подписания договора в Ингушетии начались протесты. Въезд в столицу региона перекрыли, в крупных городах отключили интернет

В конце августа 2018 года общественное движение «Опора Ингушетии» рассказало, что в лесной зоне недалеко от села Аршты (оно давно является предметом спора между Чечней и Ингушетией) появилась строительная техника из Чечни и местные силовики. «Были произведены работы по вырубке ценных пород деревьев, уничтожению плодородного слоя почвы, изменению природного ландшафта», — приводит издание «Кавказский узел» заявление общественников; директор заповедника подтвердил изданию эту информацию.

Министр по национальной политике Ингушетии Муслим Яндиев в тот момент сообщал, что чеченские строители хотели отодвинуть ингушский блокпост на километр вглубь республики: «Мы им объяснили, что вот граница проходит, вот карта. Не знаю, какие цели они преследовали. Сейчас работы остановлены, блокпост не перенесли». Пресс-секретарь Рамзана Кадырова Альви Каримов заявил, что рабочие ремонтировали дорогу, чтобы «ей могли пользоваться жители и Ингушетии, и Чеченской Республики».

5 сентября «Кавказский узел» сообщил, что чеченские строители и силовики не только продолжили работы, но и «продвинулись вглубь Сунженского района Ингушетии» «на 15 километров». Ни пресс-секретарь Юнус-Бека Евкурова Халид Танкиев, ни прокуратура Сунженского района, где находится Аршты, тогда не смогли прокомментировать ситуацию.

25 сентября глава Сунженского района Иса Хашагульгов объявил в своем инстаграме, что подает в отставку. Как рассказал «Медузе» глава ингушского отделения правозащитного центра «Мемориал» Тимур Акиев, в тот же день в мессенджерах стало распространяться сообщение — в нем ингушей призывали прийти к администрации Сунженского района и потребовать объяснений. В сообщении утверждалось, что Хашагульгов подал в отставку «в знак протеста» против передачи части территории Сунженского района Ингушетии Чеченской Республике (сам чиновник говорил, что уволился добровольно).

Как пишет «Кавказский узел», на сход собрались около 70 человек и «многочисленные сотрудники полиции», как минимум один человек был задержан. Собравшиеся призвали ингушей выйти на сход 26 сентября, в день подписания соглашения о границе между республиками.

Днем 26 сентября в Сунже на стихийный митинг собрались около 50 человек, а на митинг в республиканской столице Магасе — больше сотни. Как пишет издание «Кавказ.Реалии», к собравшимся вышел мэр города Беслан Цечоев с просьбой разойтись по домам; когда обращение не подействовало, митингующих стали разгонять полицейские с дубинками. Издание также пишет, что въезды в город были перекрыты бетонными блоками; о том, что силовики закрыли город, сообщил «Медузе» и Тимур Акиев. Кроме того, во время акции протеста в Магасе и Назрани не работал интернет, на остальной территории республики он работал с перебоями.

В итоге, судя по последним сообщениям, часть Сунженского района действительно передали Чечне — как и опасались протестующие.

Митинг в Магасе, 26 сентября 2018 года
ТУТ ЧЕЧНЯ

Чечня и Ингушетия спорят из-за Сунженского района 25 лет. Случались и вооруженные столкновения

С момента распада Чечено-Ингушской автономной республики в 1992 году граница между Чечней и Ингушетией официально установлена не была — как пишет «Кавказский узел», так как восточные чеченские районы «де-факто уже не подчинялись Москве». В центре разногласий между республиками в 2000-е и 2010-е годы оказались территории нынешних Сунженского района Ингушетии и городского округа Сунжа. В 1930-х, до образования Чечено-Ингушской автономной области, часть этой земли относилась к Чеченской АО — ее передали туда после упразднения Сунженского казачьего округа.

В 1993 году президент Ингушетии Руслан Аушев и Джохар Дудаев, возглавлявший заявившую о независимости Чечню, подписали договор, по которому Сунженский район почти целиком — за исключением Серноводска и станицы Ассиновской — признавался частью Ингушетии. Как пишет «Кавказский узел», такое положение дел закреплял и протокол, подписанный в 2003 году президентом Чечни Ахматом Кадыровым и президентом Ингушетии Муратом Зязиковым в 2003 году.

Споры по поводу границы между республиками активизировались в 2005 году. Тогда Рамзан Кадыров (на тот момент — исполняющий обязанности главы правительства Чечни) заявил, что «как в соседних регионах, так и в самой Чечне хорошо известно, где проходила граница до объединения субъектов и где она должна проходить после размежевания». В последующие годы в обеих республиках были созданы комиссии по размежеванию, которые работали над своими версиями соглашения о границе; определить границы муниципальных образований требовал и принятый в 2009 году федеральный закон.

Конфликт усилился в 2012–2013 годы. Глава Чечни Рамзан Кадыров называл общеизвестным фактом, что Сунженский район и «значительные территории» Малгобекского района «являются частью Чечни», и обвинял власти Ингушетии в обращениях в Москву за «все новыми и новыми территориями из соседних районов ЧР».

В конце 2012-го парламент Чечни принял закон об образовании в составе Сунженского района Чечни (куда входили лишь Серноводск и Ассиновская) еще шести муниципалитетов с населенными пунктами, находящимися в Ингушетии. «Мы имеем на руках необходимые законодательные акты и исторические материалы, чего не скажешь об ингушской стороне. Что касается пресловутого соглашения с Дудаевым о передаче чеченских земель — он не был легитимным президентом, и все его решения и указы аннулированы», — говорил Кадыров. Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров отвечал, что Сунженский район является «неотъемлемой частью» Ингушетии.

В марте 2013 года Кадыров призвал добавить в принятый чеченским парламентом закон село Аршты, в котором, как он указывал, «проживают более 1500 чеченцев и всего лишь 161 ингуш». В апреле в Аршты произошло столкновение между полицейскими из Чечни и Ингушетии. Чеченские силовики утверждали, что проводили спецоперацию по поимке полевого командира Доку Умарова (он был убит через несколько месяцев); в Ингушетии настаивали, что чеченцы хотели устроить митинг по поводу присоединения села к Чечне. После этого у Аршты поставили стационарный блокпост, а Евкуров велел не пускать в республику силовиков из Чечни без согласования.

Евгений Берг, Виктор Давыдов