Перейти к материалам
разбор

Путин рассказал, как власти планируют бороться с бедностью. Это сработает? Сколько вообще бедных в России?

Источник: Meduza
Эдуард Корниенко / Reuters / Scanpix / LETA

20 июня на «прямой линии» президента Владимира Путина несколько раз спросили о падении доходов населения, из-за которого многим не хватает денег даже на еду. Путин ответил, что во всем виноват кризис 2014-2015 годов, а именно падение цен на нефть и другое экспортируемое Россией сырье. За неделю до этого похожая тема стала предметом спора между чиновниками. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что высокий уровень бедности, особенно в семьях с детьми, является «позором России», и добавил, что из-за нее возможен социальный взрыв. Кремль ответил Кудрину, что его слова «являются эмоциональными». «Медуза» разобралась, так ли все плохо в России с бедностью и можно ли ее побороть в обозримом будущем.

Сколько в России бедных? Их количество растет?

В последние годы уровень жизни наших граждан снижался, сейчас около 12,5 миллиона человек находится за чертой бедности. Бедность в России стала позором, поскольку в стране с таким уровнем ВВП на душу населения, с такими постоянно растущими зарплатами не должно быть такого числа бедных, в особенности в семьях. 70% наших бедных граждан проживает в семьях, в основном это дети.

глава Счетной палаты Алексей Кудрин, «Познер», 17 июня 2019 года

Кудрин прав?

Кудрин оговорился: в России 12,9% официально признанных бедных, а не 12,5 миллионов. В миллионах выходит больше — 18,9. При этом официально — по данным Росстата — количество бедных падает: в прошлом году доля людей с доходами ниже прожиточного минимума и, собственно, количество бедных, немного снизились — впервые с 2014 года. Год назад за чертой бедности жили 13,2% граждан.

«Позором» бедность стала в предыдущие четыре-пять лет: в самом успешном 2012 году официальных бедных было 10,7% или 15,4 миллионов. Хотя ситуация намного лучше, чем была 20 лет назад, когда за чертой жила почти треть населения.

В 2018 году количество бедных сократилось даже несмотря на то, что средние располагаемые доходы всего населения вновь снизились (пятый год подряд). Бедным помогло то, что государство дважды повысило минимальный размер оплаты труда (МРОТ), который теперь в среднем по России превышает прожиточный минимум.

Разве по-настоящему бедных не больше, чем 12,9%?

35,4% семей в стране не могут позволить себе купить две пары подходящей по сезону обуви каждому из членов семьи.

Росстат, 31 марта 2019 года

Честно говоря, я был бы признателен Росстату за разъяснение этих данных. Мы затрудняемся в понимании этих данных.

пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, 3 апреля 2019 года

Сколько на самом деле бедных в России?

Все зависит от того, как подсчитывать бедность. Есть две основные методики: монетарная (бедным считается человек, доход которого меньше, чем некая величина; именно она действует в России официально) и «лишенческий» (депривационный) — бедность определяется по самоощущениям человека, которого спрашивают, что он может себе позволить, а что — нет.

В России эти две группы бедного населения не совпадают: например, в относительно успешном 2013 году в стране было от 10,8% бедных «по доходам» (по данным Росстата») до 13% по данным экспертов ВШЭ. В то же время лишенными большинства минимальных благ себя считали 25% населения. Причем эти две группы не полностью входят одна в другую. В сумме получалось 32% людей, которых можно было считать бедными по одной или по обеим методикам.

Несовпадение двух групп хорошо видно на простом примере: официально, большинство пенсионеров в России не считаются бедными, поскольку размер пенсий превышает прожиточный минимум (исключение составляют те немногие, кто имеет иждивенцев); однако именно среди пенсионеров больше всего тех, кто, согласно опросам, испытывает «лишения».

Доля бедных «по самоощущению» в России напрямую зависит от того, какие вопросы им задают исследователи, и может доходить до 50%. Такой результат (по отдельным вопросам) получил Росстат в 2018 году, когда провел исследование уровня жизни (его делают раз в два года). Выяснилось, что почти 40% граждан не могут купить всем членам семьи две пары обуви в год, а 50% — не могут дважды съездить в отпуск за пределы своего региона. После того, как Кремль потребовал у Росстата объяснений, статистики указали, что новые результаты хотя и не самые радужные, но они лучше, чем в 2016 году.

Согласно другим опросам, определенные «лишения» ощущают 70% граждан — в основном это невозможность купить товары длительного пользования. «Объективно бедных», которым не хватает денег на самое необходимое — еду, одежду, оплату коммунальных услуг — по данным ВЦИОМ, может быть до 40%.

Ольга Мальцева / AFP / Scanpix / LETA

Как бедность в России отличается от бедности в других странах?

Есть международные методики — тоже «монетарные» (по доходам) и «лишенческие» (по ощущениям). По любой из тех, что употребляются для измерения бедности в Африке или Латинской Америке, в России бедных почти нет. Всемирная линия «самого минимального дохода», отделяющего абсолютно бедных от остальных — 1,9 доллара на человека в день; таких в России — менее 0,05%. Аналогично обстоит дело и со всемирной методикой подсчета бедности по «лишениям» — согласно распространенному индексу Global Multidimensional Poverty Index (MPI), который учитывает доступность начального образования, медицины, нормального жилья и электричества, бедных в России почти нет.

Большинство стран не ориентируются на самых бедных, а используют собственные методики оценки или универсальные, привязанные к среднему доходу. Так, в развитых странах бедными по доходу считаются те, кто получает меньше половины от среднего по стране. Таких в России более 18%, что больше, чем в большинстве развитых стран.

Но главное отличие России от большинства стран — многообразие причин и проявлений бедности. В стране сосуществуют «бедности» из трех эпох — доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной.

  • Доиндустриальная бедность в России встречается в сельской местности, где по-прежнему мало предприятий, способных платить высокие зарплаты.
  • Индустриальная бедность — самая распространенная в стране. Она связана с тем, что в России по-прежнему большая часть предприятий использует низкоквалифицированную рабочую силу, предложение которой выше, чем спрос на нее.
  • Постиндустриальная бедность, свойственна развитым странам, которые лишились значительной части промышленности; рабочие места старых промышленных предприятий там заменили, хотя и не полностью, немногочисленные вакансии для высококвалифицированных рабочих (операторов сложной техники) и места в новой сфере услуг; во многих старых промышленных центрах новой работы на всех не хватает. В России же деиндустриализация после распада Советского Союза не сопровождалась созданием новых рабочих мест; большинство уволенных рабочих вынуждены были уйти на должности в торговле и секторе услуг с маленькими зарплатами.

Ситуация осложняется тем, что в России невелика мобильность населения, особенно бедного. Многие бедные не могут ни приобрести новые навыки, которые позволят им найти новую высокооплачиваемую работу, ни переехать в более богатый регион.

На это накладываются проблемы людей, которые не работают: больше всего бедных (по доходу) в семьях с детьми; больше всего испытывающих «лишения» — среди пенсионеров. Отчасти это связано с демографией — например, старением населения. Отчасти — с тем, что государство не смогло наладить систему социального обеспечения.

За последние 20 лет вся эта многообразная бедность стала хронической, что усложняет борьбу с ней.

Как власти хотят бороться с бедностью?

Генеральный способ [поднять доходы населения] — это повышение производительности труда, развитие экономики и на этой базе увеличение и улучшение уровня жизни граждан, именно на этой базе.

Владимир Путин, «Прямая линия», 20 июня 2019 года

Это поможет?

Когда экономика в 2000-х и начале 2010-х быстро росла, численность бедных снижалась. Однако одного только роста производительности явно не хватит для того чтобы выполнить майский указ 2018 года самого Путина, который требует снизить монетарную бедность вдвое- 6,6% «официальных» бедных — к 2024 году.

Как подсчитали эксперты института Brookings, для того, чтобы добиться снижения бедности вдвое за пять лет, требуются темпы роста, вряд ли доступные российской экономике — 4,4% в год (в прошлом году — лучшем со времен кризиса — они составили 2,3%). При нынешних темпах роста количество «официальных» бедных не опустится ниже отметки 10%.

Всемирный банк указывает, что потенциал роста российской экономики на ближайшие годы остается на уровне 1,5% в год; чтобы нарастить его хотя бы до 3%, увеличения производительности труда не хватит; будут нужны реформы, причем не самые популярные — от улучшения инвестиционного климата и пенсионной реформы до привлечения в страну мигрантов (численность рабочей силы в России сейчас снижается).

Есть другие способы?

Цель снижения бедности вдвое достижима и без высоких темпов роста экономики. Этого можно добиться за счет перераспределения государственных средств. Правительство предложило несколько перераспределительных мер для поддержки бедных семей с детьми (это 40% всех бедных); предполагаются выплаты пособий по уходу за первым ребенком в размере прожиточного минимума семьям, чей доход не превышает 45 тысяч рублей, создание групп дошкольного образования, в которых могли бы работать малообеспеченные матери и так далее.

Эксперты ВШЭ считают эти меры недостаточными и предлагают действовать более агрессивно и адресно: позволить получать всем бедным семьям пособия за счет материнского капитала, выплачивать пособия тем безработным малоимущим, которые найдут работу (социальный контракт). На все это потребуется 234 миллиарда бюджетных рублей в первый год начала перераспределения. Похожие цифры насчитали и эксперты Brookings — 0,27% ВВП в год или примерно 280 миллиардов рублей.

Сложнее будет бороться с относительной бедностью — «лишениями» у тех, кто формально находится выше черты. ВШЭ считает, что потребуется создать миллионы новых рабочих мест в корпоративном секторе — как в промышленности и строительстве, так и в малом бизнесе — и перевести туда людей, которые сейчас работают в некорпоративном секторе, то есть в неформальной экономике. Для этого опять же потребуются большие инвестиции — как государственные, так и частные и изменение структуры экономики.

Дмитрий Кузнец

Реклама