истории

Однажды нас взломали хакеры, а прощаемся мы так: «Давай, лаби, чао» И еще 98 фактов о «Медузе» от сотрудников «Медузы»

Meduza

Сегодня нам четыре года, йу-ху! К этому дню рождения мы написали сто фактов о «Медузе». Из них вы узнаете, почему мы не классический русский стартап, что случилось с алкогольным магазином, который находится в здании редакции, и как нас однажды взломали хакеры.

1. Редакция «Медузы» находится в Латвии. Не в Литве. 

2. В редакции есть традиция: (почти) каждую пятницу летом мы пьем просекко. А зимой — что покрепче.

4. А еще в «Медузе» десять (!!!) главных редакторов. Девять бывших и один действующий (но он же одновременно и бывший). 

5. «Медуза» была названа «Медузой» по ошибке. Автор идеи (привет, Игорян!) имел в виду Лернейскую гидру, которой отрубают голову, а вырастает новая. Но всем понравилось и так.

6. Наш главный рабочий инструмент — мессенджер слэк (Slack). Всего у нас там 370 каналов (к счастью, не все уже активны). За все время в них отправлено 5,5 миллиона сообщений (за последнюю неделю — 150 тысяч). В день в слэке пишут примерно 80 человек, далеко не все из них — наши сотрудники.

7. Больше всего сообщений в слэке написал Султан Сулейманов — 349 630 (ой, уже 349 631). Главный редактор Иван Колпаков занимает второе место и отстает от лидера на 49 000 сообщений.

8. «Медуза», наверное, единственная медийная компания в мире, в которой человек, работавший журналистом, перешел на работу в технический отдел. Это бывший редактор «Шапито» Султан Сулейманов! (С назначением, старичок!) 

10. Обидный факт про начальство. Самый непопулярный материал «Медузы» в 2018 году — это интервью, которое главред Колпаков и издатель Красильщик взяли у главреда Buzzfeed News Бена Смита. Не очень виральное получилось! Меньше 10 тысяч просмотров :(

11. В сентябре 2018 года у нас было 802 пользователя из Исландии. Вообще у нас есть читатели из 231 страны (почему-то «Гугл.Аналитика» считает, что в мире именно столько стран). Ребята из Исландии, помашите рукой с ледника! 

12. В «Медузе» работают 25% женщин и 75% мужчин. 

13. За четыре года существования канала, куда мы собираем опечатки от читателей, в него пришло примерно 80 тысяч сообщений (нет, большая их часть — не про «Беларусь» и «в Украине», а про настоящие опечатки). 

14. В слэке есть канал #backstage. У него такое описание: «Чуткий фидбэк коллегам». Ахахахахах! (В этом канале одни сотрудники ругают других из-за каких-нибудь рабочих косяков.) 

15. Все русские стартапы начинаются в квартире, а потом переезжают в офис. У «Медузы» получилось наоборот: сейчас мы вещаем из квартиры в жилом рижском доме. А раньше сидели в скучном опенспейсе. 

16. Опенспейс (первая редакция, там мы провели полгода) — это модный офис возле центрального рынка, где негде было пообедать. Поэтому был изобретен институт дежурства по обедам. Самые вкусные обеды приносил с рынка Красильщик. 

17. У сотрудников «Медузы» суммарно 36 детей. Из них трое родились в Риге. Одного из детей назвали латышским именем (каким, не скажем).

18. В редакции 10 вегетарианцев, 15 курящих и 47 выпивающих. 

19. Однажды «Медузу» взломали хакеры. Мы очень испугались, а на следующий день поняли, что сами заказали эту атаку, чтобы проверить, насколько мы устойчивы.

20. Первая нативная реклама на «Медузе» появилась практически случайно — ее придумали на встрече с рекламодателем и клиентами. Это были карточки.

22. У «Медузы» есть приложения для iOS и Android, но нет отдельных разработчиков ни под iOS, ни под Android. Раньше были, а теперь мы делаем одно приложение для всего сразу.  

23. В отделе «Разбор» на стене висит плакат: «Если хочешь узнать правильный ответ, опубликуй неправильный». Кажется, это чистая правда. 

24. Подкасты «Медузы» слушают больше миллиона раз каждый месяц, всего их уже шесть штук: только что появился «Книжный базар», а скоро будет еще один.

26. После того как нас заблокировали в Казахстане, мы выпустили на сайте карточки про то, как обойти блокировки сайтов, — но забыли, что сайт заблокирован в Казахстане и карточки никто не сможет прочитать. Сейчас материал про обход блокировок заблокирован и в России. 

27. Самый быстрый карьерный рост в «Медузе» был у Максима Иванова. Как только он прошел испытательный срок, сразу стал начальником отдела «Шапито». 

28. Только 0,03% читателей «Медузы» пользуются телефонами Blackberry. Ни у одного сотрудника «Медузы» нет телефона Blackberry. 

29. У 77% сотрудников «Медузы» — айфоны (да, нас тоже поразил этот факт!!!). 

30. Однажды мы решили открыть магазин стикеров. Напечатали гору классных наклеек в Америке — и отправили их в Россию, но не смогли растаможить. Идиоты! Поэтому у нас нет магазина стикеров :( 

31. В «Медузе» есть религиозное движение — чиликонкарнианство. Верующие поклоняются Чили, Кону и Карне и каждую среду причащаются чили кон карне (в ресторане неподалеку). 

32. 13 сотрудников учат, учили или (плохо) выучили латышский язык. Среди тех, кто учит, и гендиректор Галина Тимченко. А прощаются в Латвии так: «Ну окей, давай, лаби, пока, чао». Обязательно нужно произнести все слова! 

33. У сотрудников «Медузы» 37 домашних животных. Двое сотрудников считают своими питомцами цветы в горшке, но они в общую статистику не включены.

34. Красильщик за 2018 год 60 раз летал на самолете. Больше всех в редакции. 

35. В «Медузе» только один человек работает на Linux. Угадайте кто. Подсказываем: название отдела начинается на «р», а заканчивается на «р»…

36. Редакция «Медузы» находится в квартире восьмого чемпиона мира по шахматам Михаила Таля. Мы страшно впечатлены этим фактом и частенько режемся в шахматы. 

37. В редакции «Медузы» есть уголок отдыха. В нем стоит огромный телевизор, к которому подключены Xbox One и Xbox 360. Мы почти всегда играем на старом. И обычно в «НХЛ«15». 

38. С тех пор как у «Медузы» появились подкасты, так называемый уголок отдыха (она же чильная) превратился в так называемую студию.

40. В редакции «Медузы» есть пять больших маркерных досок. И две маркерные досочки. На главной доске мы записываем планы на каждый день. А еще там есть «Склад» — это материалы с далеким дедлайном (или недодуманные темы для материалов). 

41. В первой редакции мы постоянно играли в новус — это такая латвийская моряцкая разновидность бильярда (!!!). В новую редакцию он тоже переехал, но тут его толком некуда ставить. 

42. А еще мы играем во флорбол. Один из редакторов даже купил клюшку для флорбола за 40 (!!!) евро. Эта покупка вошла в список самых бессмысленных в истории «Медузы». 

43. Почти у каждого сотрудника в телефоне есть фотография этой водонапорной башни. Потому что рядом находится отдел миграции! (А еще кладбище, но это уже другая история.)

Smig / Wikimedia Commons

45. В «Медузе» вышло два материала со словом «Андрюха» в заголовке. Они никак не связаны между собой. Ищите сами! 

46. В редакции лежит куча дров. В Риге довольно промозгло, поэтому осенью и весной мы топим камин (да, у нас есть камин!). 

47. Мы не портал. (А для тех, кто называет «Медузу» «порталом», в аду есть отдельное помещение. Попадают в него через специальный портал.)

49. Раньше мы вручали русским журналистам из других изданий «Рижский бальзам» — за лучшие тексты. Но у нас есть и внутренняя премия — бутылка вина за лучший материал недели. Его выбирает ареопаг (совещание начальников) по пятницам. 

50. Целых 23% сотрудников «Медузы» не пьют! Как это произошло, непонятно. 

51. Мало кто в этой редакции способен отличить Саратов от Самары. Тем не менее каждый раз, когда мы путаем эти города, редактор Козенко, который вырос в Саратове, грозит подать на нас иск в ЕСПЧ. (Однажды он сам перепутал Саратов с Самарой! Вот мы тебя и сдали.)

52. Редактору Козенко вообще живется довольно тяжело: его дольше других проверяют на границе, его не любят сервисы доставки. Дело в том, что полный тезка Андрея Козенко заседает в Госдуме и на него наложили западные санкции. 

54. ¾ наших читателей видят сайт «Медузы» с телефонов. Скорее всего, вы среди них.

55. Одно время у «Медузы» была кнопка для переключения цвета с белого на черный. Она появилась сразу после запуска осенью 2014-го. В 2015-м мы ее убрали, и тут же читатели стали ругаться, что белый фон режет глаза (!!!). 

56. «Медуза» сменила логотип после запуска. Но вы вряд ли сможете отличить старый от нового.

Meduza rebranding
Ilya Krasilshchik

57. Сотрудники «Медузы» ведут телеграм-каналы: про птиц («Северный глупыш»), отсутствие новостей («Латвийские новости»), кроссворд, который невозможно разгадать («Платье подруги»), подкасты (Let It Be Square), нативную рекламу («Логотип побольше»). И пару секретных. 

58. В редакции любят спорить и устраивать странные пари. Например, станет ли через пару лет общеупотребительным феминитив «авторка».

59. Редакция обожает эмодзи, но избегает буквы «ё».

60. На Украине. Белоруссия. Киргизия. Молдавия. Простите все.

62. У нас есть сотрудник, который работает из Генуи. Иногда мы ездим к нему в гости. 

63. Редакция «Медузы» — это 0,002% жителей Латвии. Аудитория «Медузы» больше, чем все население Латвии, Литвы и Эстонии. 

64. 100% сотрудников редакции в Риге добираются до офиса пешком. Ну ок, некоторые иногда приезжают на велосипеде. Еще у нас есть один электросамокат и одно моноколесо (оба электрических агрегата принадлежат одной семье!). 

65. У нас есть «Ферма». Нет, не майнинговая — школа журналистики. За три года мы выпустили 114 «фермеров». Трое из них теперь работают у нас. 

66. У нас есть конференция «Шторм», на которую в 2018 году пришли 900 человек. Конференция была придумана почти случайно. Мы хотели устроить вечеринку для рекламодателей, но потом решили, что это слишком скучно.

68. Непосредственно под редакцией находится алкогольный магазин. Однажды мы выпили в нем все просекко и весь бурбон. Не шутка.

69. Рядом с редакцией — стадион «Сконто». Мы ходим туда смотреть Лигу Европы. Однажды даже попали в трансляцию местного ТВ. 

70. Один редактор «Медузы» сходил на 11 домашних матчей «Динамо-Рига» в сезоне. Но это уже факт про хоккей. 

71. Целых 13 сотрудников «Медузы» окончили журфак. Вообще, это довольно много!

72. Главреду «Медузы» Колпакову пытались не выдать рабочую визу, потому что у него диплом историка! И, по мнению миграционной службы, он должен работать учителем истории, а не редактором. 

73. Дети сотрудников редакции (даже бывших) занимаются в одном и том же футбольном клубе — рижском «Динамо». Tikai Rīga, tikai uz priekšu! Или просто: Sarauj! 

74. В какой-то момент пять сотрудниц «Медузы» ходили в одинаковых черных пальто из магазина Cos (да, в Риге есть Cos — именно сюда в первую очередь бегут наши друзья из Москвы). 

75. Когда в Риге открылась «Икея», хотелось плакать. Ее открыли на четвертый год нашей жизни в этом городе. 

76. За мебелью в первый офис издатель, главный редактор (тогда — зам. главного редактора) и аналитик «Медузы» ездили в варшавскую «Икею». А Колпаков еще и умудрился поцарапать грузовик на обратном пути! 

77. Пока мы работаем в Латвии, эта страна переместилась из Восточной Европы в Северную. Так решила ООН. 

78. Четверо сотрудников «Медузы», работающих в Риге, никогда не купались в Балтийском море. Зато по крайней мере другие четверо — купались голыми.

79. В 1997 году один из спецкоров занял второе место на олимпиаде по москвоведению. Теперь у него статус «Почетный житель» на сайте мэра Москвы для обращений граждан «Наш город». И 219-е место из 192000 пользователей.

81. В «Медузе» работают три гражданина Латвии. 

82. Авторы карточек сначала каждый раз пытались заново придумать первый вопрос, чтобы не начинать со «Что случилось?». Но потом сдались. Вместе с ними сдались и журналисты других русских изданий. 

83. Черновые названия подкаста «Как жить» — «Одна баба сказала» и «Нас не забыли спросить».

85. Черновик текста Полины Еременко про поиск инопланетян составлял 650 тысяч знаков (это как треть «Анны Карениной»). 

86. У нас нет ночных редакторов. Поэтому когда ночью происходит что-то важное, кто-то, кому пришел пуш, должен разбудить всех. Кто отправляет пуш, не всегда понятно. 

87. Один наш разработчик ушел от нас в Booking.com и уехал в Амстердам.

88. Однажды главный редактор попросил нас сделать так, чтобы на летучке не было произнесено ни одного матерного слова. Не получилось. 

89. Однажды спецкор успел на рейс за 20 минут до его отлета, забежав в самолет последним. О командировке он узнал за два часа до этого. 

90. Говорят, один из спецкоров незаконно перешел ради текстов две государственные границы. Но мы не уверены. 

91. За четыре года материалы «Медузы» прочитали суммарно 983 428 443 раза. 

92. Мы выпустили 41 356 коротких новостных заметок, 6862 шапито, 620 карточек, 8451 длинный текст, 183 игры и 226 тестов. Зачем вам это знать, непонятно. 

94. Однажды нашу сотрудницу уволили из мужского журнала с формулировкой «У вас нет парадоксального чувства юмора». А оно у нее есть, и мы ее с радостью наняли!  

95. В Латвии переходят на зимнее время. Поэтому когда вы в следующий раз утром будете думать «че-то «Медуза» медленно обновляется», помните, что у вас восемь утра, а у нас — семь и мы еще зеваем. 

96. Однажды на редактора «Медузы» пролила суп бывшая жена мэра Риги. 

97. Однажды сотрудник «Медузы» решил поехать на велосипеде из Латвии в большое путешествие. Доехал до Эстонии — и вернулся: было очень скучно ехать. 

98. Когда случился военный переворот в Турции, редакция была пьяна почти в полном составе из-за вечеринки «Фермы». Поэтому онлайн событий в Турции начался с фразы «В турции случился военный онлайн». 

99. Вскоре после переезда в Ригу мы заметили тут караоке Medusa Lounge, а потом и машину с номером «MEDUZA». В караоке мы побывали — и не раз, а вот чья это машина, так и не выяснили.

100. Когда мы нанимаем нового сотрудника, то заставляем пройти обряд посвящения: съесть бутерброд со шпротой, выпить рюмку «Рижского бальзама» и сказать «Laipni lūdzam».