Перейти к материалам
истории

Почему в Советском Союзе делали такие плохие кроссовки? Отрывок из книги «Кроссовки: культурная биография спортивной обуви»

Meduza
ТАСС

Кроссовки — возможно, самая модная обувь последних лет. В издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга «Кроссовки: культурная биография спортивной обуви» эксперта моды (и нашего автора!) Екатерины Кулиничевой. «Медуза» с разрешения издательства публикует отрывок из книги, посвященный попыткам советской промышленности сделать качественные кроссовки. Книгу можно заказать на сайте НЛО, презентация пройдет в Москве в магазине Sneakerhead (Никольская 10/2 с. 2Б) 26 октября в 19:00.

В 1980-е годы к старым проблемам индустрии, которые фиксировались еще в 1950-е годы (например, слишком медленные темпы улучшения качества и ассортимента), добавились новые. В частности, стремительно выросло технологическое отставание этого сектора советской промышленности. В статье 1989 года в числе основных проблем индустрии спортивной обуви называли недостаток производственных мощностей, сырья и материалов, слабую степень концентрации и специализации производства, недостаточное использование достижений научно-технического прогресса, низкое качество и узость ассортимента товаров, предназначенных для активного отдыха, отсутствие четкой и скоординированной системы организации производства, эффективной системы управления и планирования, ведомственную разобщенность, внутриведомственную разрозненность и мелкосерийность производства.

По данным, опубликованным в 1989 году в статье «Рынок товаров для спорта и туризма: состояние, проблемы и перспективы», спрос населения на спортивную обувь удовлетворялся менее чем на 30%, то есть ситуация была хуже, чем с одеждой (где спрос удовлетворялся на 40%) и спортивным инвентарем индивидуального пользования (менее чем на 50%).

По данным опроса населения, проведенного Всесоюзным научно-исследовательским институтом конъюнктуры и спроса (ВНИИКС), обеспеченность населения кроссовками в среднем на душу населения в 1989 году составляла 0,41 пары. Это меньше, чем, например, спортивными костюмами (0,85 штуки). При этом мужчины были в большей степени обеспечены кроссовками, спортивными костюмами и брюками, чем женщины, а дети — больше чем взрослые. Самая высокая обеспеченность этими изделиями отмечается у молодежи 18–29 лет, что неудивительно, ведь кроссовки воспринимались в первую очередь как часть молодежной моды. Из ста опрошенных этого возраста семьдесят пять человек имели кроссовки, однако это меньше, чем число людей, имевших, например, спортивные брюки или костюмы.

Нормативы обеспечения населения по большинству видов спорттоваров, разрабатываемые ВНИИКСом, не выполнялись даже тогда, когда плановые задания для промышленности оказывались меньше прогнозируемого спроса, что со спорттоварами случалось довольно часто.

Так, в 1986-1987 годах по сравнению с плановыми заданиями было недопоставлено 6,3 миллиона пар спортивной резиновой и резинотекстильной обуви, 1,5 миллиона пар туристских ботинок, 140 тысяч пар ботинок футбольных, 6,1 миллиона пар ботинок для баскетбола, 2,4 миллиона пар теннисных туфель. В числе организаций, которые недовыполняли план, были в том числе и специализированные предприятия Госкомспорта и ВФСО «Динамо».

Аналогичная ситуация наблюдалась и в 1988 году. По мнению автора статьи, плановые задания не были выполнены из-за недоразмещения объемов и отказов предприятий промышленности от заключения договоров, при этом «особенно неудовлетворительное положение сложилось по обуви». В результате заявки торговли на этот год, например на теннисные и кроссовые туфли, а также ботинки для туристов были обеспечены всего на 33–52%. По расчетам Минторга СССР, в целом в 1988 году торговле было недопоставлено 102 миллиона пар обуви для спорта и активного отдыха, в том числе 12 миллиона баскетбольных ботинок и 6,5 миллиона теннисных туфель.

Кроме того, выросло число магазинов, «осуществлявших торговлю спорттоварами с перебоями». Все это позволяет автору статьи сделать неутешительные выводы: «Следует отметить, что задача развития ускоренными темпами производства спортивных и туристских товаров, поставленная Комплексной программой развития производства товаров народного потребления и сферы услуг на 1986–2000 годы, в рамках 12-й пятилетки решена не будет». Сам внутренний рынок спортивных товаров назван «несбалансированным», снова констатируется, что «качество их не соответствует мировому уровню», а спортивная индустрия названа «отстающей отраслью народного хозяйства».

До самого конца СССР будут раздаваться призывы увеличивать объемы производства спортивной обуви, расширять ассортимент и повышать ее качество, пересмотреть систему оплаты труда и нормирования материало- и трудоемкости производства, сильно ограничивающие предприятия, и т. д. Однако проблемы так и не будут решены. Ассортимент спортивной обуви, выпускаемый советскими предприятиями, также имел свою специфику. В частности, выпускалось большое количество устаревших типов спортивной обуви, которая могла использоваться как многофункциональная. Так, в советской промышленности гораздо дольше, чем в Европе и Америке, в больших объемах выпускался такой вид спортивной обуви, как гимнастические туфли. Это была мягкая кожаная обувь на шнурках или резинке, чаще всего на кожаной подошве, которую в быту называли «спортивные тапочки».

С технической точки зрения гимнастические туфли можно назвать прадедушками современных кроссовок. Как видно по фотографиям, их действительно часто использовали для уроков физкультуры и даже для занятий любительским спортом, когда не было возможности достать что-то другое. Такая обувь была легкой и мягкой, однако она уже не соответствовала требованиям, которые стали предъявлять к спортивной обуви во второй половине XX века, когда на первый план вышли защитные функции (амортизация, предотвращение пронации и супинации и т. д.).

Из материалов журнала «Новые товары» также видно, что еще в 1970-е годы большая часть новых образцов спортивной обуви, попавшей на его страницы, представляла собой то, что принято называть кедами: обувь старого типа с простой резиновой подошвой и верхом из кирзы или ткани. На американском рынке к тому моменту подобная обувь уже считалась устаревшей в сравнении с более технологичной беговой, баскетбольной или многофункциональной, изготавливаемой из кожи и синтетических материалов. В какой-то момент спортивную обувь типа «кеды» в США успели даже «сбросить с корабля современности». В 1977 году в газете Тhe New York Times появилась статья с названием «Мне жаль кеды: их век закончен», автор которой обнаружил, что специализированный магазин больше не продает обувь старого типа с резиновой подошвой и текстильным верхом, которая в детстве ассоциировалась у него с «уроками физкультуры, игровой площадкой и летом»: «Теперь я знаю, что если бы я только мог сделать их двухмерными, я бы поместил свои кеды в альбом рядом с меню своего школьного выпускного». Однако в СССР простые кеды в большом количестве производились вплоть до распада страны.

Только в 1980-е годы на страницах «Новых товаров» начинают в более-менее заметном количестве появляться образцы той обуви, которую принято называть кроссовками — удобная и потенциально многофункциональная, с более плотным верхом из кожи или синтетических материалов, довольно массивной подошвой из особых видов резины или искусственных полимеров, как правило, с небольшим подъемом в области пятки. При этом нужно иметь в виду, что в «Новых товарах» публиковались опытные образцы, которые только предстояло внедрить в производство, а это далеко не всегда проходило успешно. На основных зарубежных рынках, таких как американский, ассортимент спортивной обуви неуклонно расширялся за счет все более узкой специализации.

Так, в США в 1970-х годах продавали даже специальные кроссовки для парашютных прыжков, не говоря о разных видах теннисной и беговой обуви, причем речь шла не об опытных образцах, как в СССР, а уже о выборе на полках магазинов. Однако в Советском Союзе, как показывают каталоги и другие производственные материалы, этого не происходило, и ассортимент спортивной обуви для широкого рынка отличался гораздо меньшим разнообразием и вариативностью.

Ситуацию с повышением качества сильно осложнял тот факт, что сама советская промышленность долго делила спортивную обувь на мастерскую, предназначенную для спортсменов высокого уровня, и массовую, и к этим двум категориям предъявлялись разные стандарты качества и технологичности. Распространенной была следующая точка зрения: «обувь, предназначенная для квалифицированных спортсменов, должна изготовляться из лучших материалов, с более строгим соблюдением ее формы, повышенным качеством пошива и отделки, более легкой, удобной и надежной в эксплуатации». В то же время считалось, что обувь для обычных физкультурников может быть более простой — дискурса превентивной медицины для простых советских физкультурников не существовало.