Перейти к материалам
истории

В фонде Доктора Лизы «Справедливая помощь» происходит что-то непонятное СМИ пишут об уголовном деле. Президент фонда Ксения Соколова заявляет о его «рейдерском захвате»

Meduza
Директор «Справедливой помощи» Ксения Соколова участвует в раздаче еды бездомным, 8 марта 2017 года
Директор «Справедливой помощи» Ксения Соколова участвует в раздаче еды бездомным, 8 марта 2017 года
Евгений Фельдман для «Медузы»

Источники в правоохранительных органах говорят, что возбуждено уголовное дело о злоупотреблениях в фонде «Справедливая помощь». Его создала Доктор Лиза, а после ее смерти возглавила Ксения Соколова

6 августа источник агентства «Москва» в правоохранительных органах сообщил, что Следственный комитет возбудил уголовное дело о злоупотреблении полномочиями в благотворительном фонде «Справедливая помощь». Этот фонд, помогающий бездомным, малоимущим, тяжело больным, умирающим и другим людям, был создан в 2007 году Елизаветой Глинкой (Доктором Лизой).

В декабре 2016 года Глинка погибла в катастрофе самолета Минобороны Ту-154, летевшего в Сирию. Вскоре стало известно, что руководить фондом будет журналистка Ксения Соколова, которая ранее работала в журналах GQ, «Сноб» и Esquire, а также в том же 2016 году неудачно пыталась стать депутатом Госдумы. Критики этого назначения указывали, что у Соколовой нет медицинского образования и нужного опыта; та отвечала, что ее задача не в том, чтобы заменить Глинку, а в том, чтобы выстроить эффективную систему работы организации. О том, как прошли первые месяцы работы Ксении Соколовой на посту президента «Справедливой помощи», «Медуза» подробно писала весной 2017 года.

В декабре 2017 года Соколову обвиняли в увеличении своей зарплаты и расходов «Справедливой помощи». Тогда телеканал Рен-ТВ без ссылки на источники информации выпустил сюжет, в котором утверждалось, что новая глава фонда «подняла себе зарплату в пять раз» — до 173 тысяч рублей. Сама Соколова называла публикацию «вбросом», в котором «умело перемешаны правда и ложь». При этом она подтвердила размер своей зарплаты, а об остальных тратах фонда обещала отчитаться раньше срока. «Медузе» удалось найти на сайте организации отчеты только за 2016 год — хотя Соколова сказала «Медузе», что публиковала отчеты за 2017-й на сайте «Справедливой помощи».

В феврале 2018 года часть бывших работников «Справедливой помощи» учредила новый благотворительный фонд «Доктор Лиза». Его директором стала бывшая помощница Глинки Наталья Авилова. Она сообщила «Медузе», что покинула «Справедливую помощь» из-за разногласий с Соколовой «по стратегии работы и по финансовым вопросам». В частности, Авиловой не нравилось «повышение зарплат и расширение штата». «Компромисс найти не удалось, отчета о работе и финансовых тратах получить тоже не удалось, — заключает Авилова. — Единственным конструктивным решением было разойтись».

Уголовное дело якобы касается двух контрактов на одни и те же юридические услуги. Соколова говорит, что на нее пишут «доносы» не первый раз; в фонде об обвинениях ничего не знают

Информагентство «Москва» сообщает, что, по версии следствия, неустановленные лица в руководстве «Справедливой помощи» заключили контракты на оказание одних и тех же услуг с двумя юристами — Анной Агранович и Александром Куликовским. В результате фонду якобы был нанесен ущерб на 1,79 миллиона рублей. Указывается, что зарплата Агранович составляла 180 тысяч рублей в месяц. Кроме того, она получила отдельное вознаграждение за июнь — еще 356 тысяч рублей. Подтвердить эту информацию в Следственном комитете «Медузе» не удалось: телефон пресс-службы ведомства 7 августа не отвечал.

Ксения Соколова в разговоре с «Медузой» сказала, что «факт открытия дела пока никак не подтвердился». По ее словам, в СК ведут уже «пятую доследственную проверку по доносу одной из сотрудниц фонда»; до этого «было вынесено четыре отказа в возбуждении дела, так как никаких нарушений, злоупотреблений и так далее в работе фонда не было найдено».

Ничего не знают об уголовном деле и в попечительском совете «Справедливой помощи». Его член, директор Агентства социальной информации Елена Тополева-Солдунова сказала «Медузе», что узнала о возбуждении уголовного дела из новостей и «очень удивилась». При этом она знает о нескольких доследственных проверках в отношении организации, потому что о них на заседаниях совета говорила сама Соколова. «Она рассказывала, что ее приглашали на какие-то „опросы“, — кажется, это так называется, — вспоминает Тополева-Солдунова. — Я знаю, что какие-то действия в отношении фонда со стороны органов велись. Но чтобы уголовное дело!»

Юристы «Справедливой помощи» говорят, что их услуги были необходимы фонду. Другие благотворители объясняют происходящее «разборками»

Анна Агранович рассказала в своем фейсбуке, что два юриста были нужны организации. По ее словам, она занималась «даже не приведением в порядок правовой документации, а созданием ее с нуля», потому что «при всей масштабности, грандиозности личности Доктора Лизы и ее деятельности места для скучной возни с документами в ее жизни почти не было».

Агранович также пишет, что второй человек, упоминающийся в контексте обвинений — Александр Куликовский, — занимался другой работой. Она также считает размер своей зарплаты адекватным: «Да, я, будучи адвокатом с двадцатилетним стажем, исходя из объема необходимой работы, времени и сроков выполнения этой работы, оценила свою работу во всем уже известные и так будоражащие цифры. Эта сумма была одобрена руководством организации».

В «Справедливой помощи» «Медузе» сообщили, что прекращают сотрудничество с Агранович и Куликовским как юристами. Контракт с Агранович расторгли еще в феврале, а Куликовский штатно работает руководителем одной из программ фонда — и контракт с ним как с юристом тоже вскоре будет расторгнут.

Руководитель благотворительного фонда «Нужна помощь» Митя Алешковский в разговоре с «Медузой» заявил, что ему точно известно: работа юристов оплачивалась не из адресных денег (то есть тех, которые благотворители перечисляют конкретным людям или на конкретные программы). «Ксения Соколова привлекла миллионы рублей на уставную деятельность, из них и был оплачен труд юристов, — утверждает Алешковский. — Заводить из-за этого уголовное дело — чушь. Ведь суть обвинения фактически в этом: организация наняла двух юристов и платила им рыночные зарплаты». Алешковский уверен: в том, что происходит сейчас с уголовным делом внутри фонда, виноваты «внутренние разборки», а не «кровавая гэбня».

Кто сейчас управляет «Справедливой помощью» — непонятно. У организации новый президент; Ксения Соколова говорит, что произошел «рейдерский захват» фонда

В июне попечительский совет фонда советовал правлению организации досрочно прекратить полномочия Ксении Соколовой: по данным «Коммерсанта», потому, что она не предоставила план работы и бюджет на 2018 год, а также отчет за 2017-й. Как заявили «Медузе» в «Справедливой помощи», с 1 июля должность президента организации занимает Татьяна Константинова.

Елена Тополева-Солдунова рассказала «Медузе», что новый руководитель «Справедливой помощи» нужен для перехода на новый этап работы. «Ксения сыграла очень важную роль в жизни организации — она пришла руководить в очень непростой момент, стала фактически антикризисным менеджером, — объясняет член попечительского совета. — Ее задачей было сделать так, чтобы фонд преодолел непростой период и начал работать. Сейчас же важно, чтобы организация работала не в режиме подвига, а в рутинном режиме с соблюдением всех процедур. И нам показалось, что для этого нужен новый менеджмент. И нам показалось, что Татьяна отлично справится». Солдунова утверждает, что никакого конфликта с Соколовой у попечительского совета и правления не было.

Татьяна Константинова занимается благотворительностью с 2006 года — тогда же она познакомилась с Елизаветой Глинкой. В 2010 году Константинова зарегистрировала благотворительный фонд «Живой» (помогает россиянам в возрасте от 18 до 60 лет, имеющим серьезные заболевания), в котором работала руководителем до 2014 года. После этого была исполнительным директором фонда поддержки слепоглухих «Со-единение».

По словам Константиновой, Соколова больше не работает в фонде ни на какой должности: «За тот месяц, что я занимаю должность президента, я видела ее один раз — на заседании попечительского совета. Дела она мне не передавала». Об уголовных делах в отношении фонда Константинова тоже ничего не знает — но говорит, что сотрудники рассказывали ей о проверках СК и о том, что для этого запрашивали документы.

Ксения Соколова не согласна с точкой зрения Константиновой и попечительского совета. «Любые решения попечительского совета носят рекомендательный характер, — сообщила она „Медузе“. — С этой рекомендацией [об отстранении] я не согласна, что отражено в протоколе заседания [попечительского] совета». Журналистка считает, что произошел «рейдерский захват фонда с применением подлога». На вопрос «Медузы», считает ли она, что по-прежнему возглавляет «Справедливую помощь», Соколова не ответила.

Анна Чесова