истории

Дуров покрывает террористов, добропорядочные сайты не пострадали, скоро проверим Facebook Позиция главы Роскомнадзора по блокировке Telegram. В пяти абзацах

Meduza
07:15, 18 апреля 2018

Александр Натрускин / Sputnik / Scanpix / LETA

С 16 апреля в России ограничивают доступ к мессенджеру Telegram. Пытаясь выполнить решение суда, Роскомнадзор заблокировал более 16 миллионов IP-адресов как самого Telegram, так и облачных сервисов Amazon и Google. Это привело к сбоям в работе сторонних сайтов. 18 апреля, через два дня после начала блокировки, в «Известиях» вышло программное интервью главы Роскомнадзора Александра Жарова. Если у вас нет времени (и желания) читать его целиком, вот краткий пересказ (прямые цитаты даны в кавычках).

Мы начали блокировать Telegram в 11:30 утра 16 апреля. Сначала заблокировали 9000 их собственных адресов, и «Telegram начал резко деградировать». Через несколько часов мессенджер начал использовать сервисы Amazon и Google. «И тут перед нами встал серьезный вызов. Необходимо было понять, находятся ли на этих адресах какие-то добропорядочные ресурсы». Всего мы заблокировали около 20 подсетей, то есть более 10 миллионов адресов (на утро 18 апреля заблокировано 16,3 миллиона адресов — прим. «Медузы»). Рассказы, что пострадали обычные сайты, — неправда.

Apple и Google должны удалить Telegram из своих магазинов приложений. Остальные американские компании также должны принять меры, чтобы сервис не был доступен в России. «Если рассматривать набор IP-адресов, то, например, 6 миллионов [заблокированных] IP Amazon — это практически половина из всех, которые у них в принципе есть. Всего их порядка 13 миллионов (на самом деле в публично доступном диапазоне облачного сервиса Amazon более 60 миллионов адресов — прим. „Медузы“). То есть по большому счету они сейчас решают вопрос, будут ли работать на территории РФ или нет». Amazon уже отказала из-за этого в хостинге приложению-рации Zello.

ФСБ давно говорит, что телеграмом пользуются террористы и экстремисты. Поэтому у мессенджера и попросили ключи шифрования от переписки, а он требования не исполнил и не выходит на связь. Мы видим только адвокатов Telegram, которые занимаются процессуальными вопросами. Даже Антон Розенберг, бывший партнер создателя Telegram Павла Дурова, говорит, что администраторы могут передать ключи от обычных (несекретных) чатов.

Вообще и «ВКонтакте», и Telegram развивались за счет пиратского контента. Да, Telegram говорит, что удаляет детское порно и аккаунты террористов, но это лукавство. «Потому что одной рукой я удаляю, другой — покрываю то, что там остается. И я полагаю, что для господина Дурова это определенная философия».

За то, что случилось с «ВКонтакте», а теперь и Telegram, мне обидно. Ведь их делала сильная и одаренная команда (а не только и не столько Павел Дуров). Но других мессенджеров достаточно. «И позицию „наша любимая тележенька лучше всех, мы хотим работать только в ней“, мне кажется, перевешивает террористическая угроза». Самые популярные (но не все) способы обхода блокировок мы вычислим и тоже заблокируем. «Попытки некоторых Telegram-каналов призвать к массовому скачиванию VPN — это попытка выставить себя элитой». Есть китайская модель — блокировать все, а есть западная — находить и наказывать конкретного пользователя. «У нас пока свой уникальный путь». Мы до конца 2018 года устроим проверку Facebook, которая должна перенести данные россиян в Россию и удалить запрещенный контент. Если они этого не сделают, «встанет вопрос о блокировке».

Михаил Зеленский