истории

Алекс Коган продавал данные пользователей фейсбука, которые использовались в политических целях. Что он делал в России?

Meduza
Алекс Коган (сейчас он сменил фамилию на Спектр)
Алекс Коган (сейчас он сменил фамилию на Спектр)
We are Praxis / YouTube

17 марта газеты The Guardian и The New York Times опубликовали серию материалов о британской политтехнологической компании Cambridge Analytica, которая, как утверждается, помогла Дональду Трампу выиграть выборы президента США с помощью микротаргетинга политической рекламы в соцсетях. В этих материалах, в частности, рассказывается об Александре Когане — ученом с российскими корнями, который в начале 2010-х с помощью разработанного им психологического теста собрал данные о 50 миллионах пользователей фейсбука, а потом продал их Cambridge Analytica. В материалах The Guardian упоминается, что Коган также преподавал в Санкт-Петербургском государственном университете. «Медуза» выяснила у преподавателя психологического факультета СПбГУ Янины Ледовой, которая делала совместный исследовательский проект с Коганом, что тот делал в России и зачем ученые собирают данные пользователей соцсетей.

Янина Ледовая

старший преподаватель кафедры общей психологии СПбГУ, соавтор проекта по исследованию пользователей соцсетей вместе с Алексом Коганом

Мы познакомились с Алексом Коганом в 2013 году. Он приехал в Петербург как турист и заодно захотел встретиться с нами — пообщаться как психолог с психологами. Он по-русски не читает и не пишет, только говорит; в детстве уехал из страны. Через год после нашей встречи он по нашему приглашению вернулся [в Петербург] и в течение четырех дней читал у нас на факультете лекции и вел мастер-классы.

После этого старшие коллеги подумали: «Университету нужны иностранцы. Вот к нам пришел иностранец — молодой, активный, говорит по-русски, занимается интересными вещами». Он согласился помочь нам сделать проект про соцсети, и мы получили одобрение от СПбГУ. Все получилось совершенно случайно и по-человечески: и Алекс открытый человек, и мы пошли ему навстречу. А сейчас я уже читаю в прессе, что мы русские тролли и что корни исследований, которыми пользуются Cambridge Analytica, ведут к университету, в котором учился Путин. 

Это все раздуто и неточно. Исследование, с которым нам помогал Алекс, никакого отношения к Cambridge Analytica не имеет. Алекс закончил отношения с Cambridge Analytica в 2013 году. Мы работали над нашим совместным проектом в 2015–2017 годах. Более того, Алекс не имел доступа к данным нашего исследования. Большую часть времени он был за границей, мы ему писали письма, созванивались по скайпу с вопросами, он нас консультировал, а дальше говорил: «А теперь справляйтесь сами».

Раздуты разговоры и про могущество Cambridge Analytica. Говорят, что экстравертам присылали сообщения: «Голосуйте за Трампа, потому что он такой открытый и общительный!» А тревожным людям писали: «Выбирайте, он вас защитит». И это повлияло на ход выборов. Но никто не может с уверенностью сказать, что человек встанет с дивана и пойдет голосовать, потому что ему прислали такое сообщение, а не нейтральный призыв голосовать. Я не видела исследований, которые бы показывали четкую побудительную сознательную силу таких таргетированных сообщений. С точки зрения здравого смысла и моего исследовательского опыта — это очень бабушка надвое сказала. Всем просто нравится думать, что так можно воздействовать. В Cambridge Analytica работают хорошие продажники. Они просто говорят: «Ну это же очевидно! Конечно, тревожный человек, получив такое сообщение, побежит спасаться так от тревоги!»

О том, что Алекс имел к Cambridge Analytica отношение, мы недавно узнали из СМИ вместе со всеми. Наше исследование затрагивало другие темы. Первая: можно ли отличить психологически здоровых пользователей соцсетей от уязвимых групп населения и отправлять последним бесплатную рекламу о психологической помощи. Мы составили опросники — вопросы были связаны с психологическим здоровьем и травматическим опытом. Вся информация из наших опросников никаким третьим лицам не уходила, осталась только в рамках нашего проекта. Дальше опросников продвинуться не получилось: для этого нужны деньги.

Второе, что мы исследовали, — можно ли по открытым постам в фейсбуке отслеживать психологические переменные в поведении их авторов. Речь идет о тех людях, которые пишут оскорбительные сообщения в фейсбуке, агрессивно себя ведут, троллят. Тут опять же были опросники, только связанные с так называемыми темными чертами личности: нарциссизм, макиавеллизм, неклиническая психопатия — черты, которые связывают с возможным социально неодобряемым поведением, с попытками манипулировать другими. Нас интересовало, можно ли детектировать этих нехороших людей и потенциально обезвреживать. Это было первое в России такое исследование, нам хотелось понять — можно ли провести эти корреляции. У нас получилось собрать данные и провести такие сопоставления. На этом проект завершился.

Обновление от 21 марта. В интервью «Би-би-си» Алекс Коган заявил, что обвинения в его адрес стали для него «шоком» и что Facebook и Cambridge Analytica используют его в качестве «козла отпущения». «Cambridge Analytica заверили нас, что наши [исследования] были абсолютно легальны и не нарушали правила Facebook», — добавил он. Университет Кембриджа сообщил изданию, что получил заверения от Когана в том, что ресурсы университета никак не использовались в его работе с Cambridge Analytica, — и не нашел доказательств обратного.

Записала Полина Еременко