истории

«Если не оказываешь женщине знаков внимания, она может обидеться» Депутаты Госдумы — об обвинениях в адрес их коллеги Слуцкого в домогательствах

Meduza

24 февраля три журналистки — две из парламентского пула и телевизионный продюсер — рассказали «Дождю» о домогательствах со стороны председателя комитета Госдумы по международным делам Леонида Слуцкого (партия ЛДПР). В тот же день сотрудница «Дождя» Елизавета Антонова заявила, что Слуцкий «постоянно пристает к молоденьким девушкам-журналисткам». Слуцкий обвинения в свой адрес отверг, назвав их провокацией. Работающие в Госдуме репортеры обратились к спикеру Вячеславу Володину и потребовали, чтобы действия Слуцкого оценила комиссия по этике. «Медуза» попросила нескольких депутатов Госдумы рассказать, что они думают об обвинениях в адрес коллеги.

Ирина Роднина

депутат Госдумы, член комиссии по вопросам депутатской этики, «Единая Россия»

Владимир Федоренко / Sputnik / Scanpix / LETA

Я не хочу это обсуждать. Если это их [журналисток] самое большое достижение в журналистской деятельности, то что тут можно сказать?

Знаю о подобном скандале с Вайнштейном. Этих актрис мне хочется спросить только об одном: если у Вайнштейна такая репутация, зачем вы ходили к нему? Мне кажется странным, что актрисы молчали 20 лет, а потом решили признаться. Ну, замечательно. Безумству смелых поем мы славу. Благо, эта практика не перешла на Россию. Среди моих знакомых не стало больше людей, которые бы жаловались на домогательства.

Оксана Пушкина

заместитель председателя комитета Госдумы по делам семьи, партия «Единая Россия»

Владимир Андреев / URA.RU / ТАСС

Я не могу уверенно сказать, верю ли тому, что журналистки говорят про Слуцкого. Но я уверена, что если у них есть какие-то доказательства, они обязаны обращаться в суд с иском против депутата. Заодно и проверим, как работают или не работают законы по этому вопросу. Было бы здорово, чтобы после всех разбирательств со Слуцким сами же журналистки и написали бы статьи о том, как они ходили по мукам. Нужно объединяться против насилия и говорить о нем громко, только тогда будет эффект.

Я сейчас дорабатываю законопроект о равных правах мужчин и женщин, который был внесен еще в 2003 году. Из-за последних событий с депутатом Слуцким теперь обязательно внесу туда дополнения о сексуальном насилии на работе и само понятие «харассмент». Люди, нарушающие свободу и права своих коллег, должны будут понести материальную, административную, конституционную, дисциплинарную и даже уголовную ответственность.

Валерий Гартунг

член комиссии Госдумы по вопросам депутатской этики, партия «Справедливая Россия»

Марат Абулхатин / фотослужба Госдумы РФ / ТАСС / Vida Press

Я член комиссии по этике, поэтому выносить мнение до того, как к нам обратились стороны конфликта, не хотел бы. А пока рассматривать вот эти анонимные заявления [журналисток]… Возможно, они даже открыто выступали по телевизору, но я не слышал об этом. Но я думаю, что если это [факты домогательств] было, то это плохо. Но опять же: важны детали, которые указывали бы ясно на то, были ли его действия домогательством. Если честно, мне просто трудно поверить, что депутат может вот так к журналистке относиться.

Не знаю, приживется ли у нас тенденция [открыто говорить о сексуальных домогательствах], которая возникла в США из-за скандала с Вайнштейном, но надеюсь, что нет. Ведь на Западе это уже приобрело гипертрофированные формы. Тем более, если конфликт коснется людей творческих профессий: у них вообще более тонкое восприятие.

Знаете, если не оказываешь женщине знаков внимания, то она может обидеться. А если мужчина оказывает знаки внимания, то она тоже может обидеться. Где эта середина? Это очень интимный вопрос. Кто-то это воспримет как знаки внимания, а кто-то — как оскорбления.

За 20 лет работы в Думе в первый раз сталкиваюсь с тем, чтобы кто-то жаловался на депутата из-за того, что тот якобы домогался.

Тамара Плетнева

депутат Госдумы, КПРФ

Антон Новодережкин / ТАСС / Scanpix / LETA

Да я Слуцкого знаю сколько лет! Он воспитанный, очень добрый человек. Я там [в его кабинете] не была, но он, может быть, просто посмеялся с девчонками. Чтобы он домогался или вообще что-то в таком духе — ой, даже слушать это не хочу. Когда-нибудь правду этот «Дождь» говорил или путное что, а? Вообще закрыть им [допуск], и пусть они в Думе больше не появляются!

Про Харви Вайнштейна я не знаю, и меня эти темы абсолютно не волнуют. У меня есть более серьезные вещи, которыми мы занимаемся.

Антон Морозов

депутат Госдумы, ЛДПР

Александр Щербак / ТАСС

У нас в законодательстве понятие сексуального домогательства не определено, поэтому под ним можно интерпретировать любой галантный жест в сторону женщины. Допустим, пригласил на чашку кофе или поприветствовал, или сказал комплимент.

Я знаю Леонида Эдуардовича [Слуцкого] как очень обходительного и галантного мужчину, джентльмена и очень крепкого семьянина. Поэтому я не допускаю возможности, что он мог позволить себе в адрес женщины какие-то неприличные жесты. И тем более, я исключаю вероятность того, что Слуцкий физически домогался журналисток.

Слуцкий пользуется большим вниманием со стороны журналистов, поэтому я недавно предложил ему в комментариях в фейсбуке переключить часть внимания журналисток на себя, не более того. Некоторые комментаторы подумали о чем-то плохом, но они судят по себе. Речь совсем не шла о физическом контакте.

Думаю, журналистки ополчились против Слуцкого, потому что сейчас Леонид Эдуардович набирает влияние на Западе в контактах с нашими партнерами. Он недавно встречался с женщиной — министром иностранных дел Австрии, с депутатами Европарламента поддерживает контакт. Он организовал поездку в Сирию и Крым, мы вместе ездили. Я так предполагаю, что кому-то на Западе не нравится его активность — и таким образом его компрометируют. Возможно, российские журналистки получили заказ скомпрометировать его с Запада.

Игорь Лебедев

лидер фракции ЛДПР в Госдуме, сын Владимира Жириновского

Анна Исакова / фотослужба Госдумы РФ / ТАСС / Scanpix/ LETA

Я убежден, что журналистки оговорили депутата Государственной Думы и председателя по международным делам нашего парламента Леонида Слуцкого.

Девочки-журналисты, которые пытаются сейчас Слуцкого голословно обвинить в какого-то рода домогательствах, должны представить доказательства подобных действий. В случае, если эти доказательства представлены не будут, я считаю, что они как минимум должны извиниться, а как максимум — это клевета и оговор.

Более того, я думаю, что кандидатура Слуцкого для клеветы была выбрана неслучайно, потому что подобных действий [обвинений со стороны журналисток] не произошло бы в адрес рядового депутата. Обвинения идут именно в адрес председателя по международным делам, потому что на Западе сейчас в разгаре дело Вайнштейна, и все поголовно обвиняют друг друга в домогательствах или притеснениях, которые произошли 50 лет назад. Это расценивается там положительно, и люди, которых обвиняют, претерпевают большие затруднения в своей дальнейшей политической карьере. Поэтому кандидатура Слуцкого выбрана журналистками именно в связи с тем, что теперь в глазах западных политиков Слуцкий может стать так называемой нерукопожатной фигурой. А мы понимаем, что в этом случае ему будет трудно быть председателем комитета по международным делам.

Мне кажется, журналистки покушались именно на председателя по международным делам, а не конкретно на Слуцкого. Если бы эту должность занимал другой человек, обвинили бы в домогательствах его.

Тем более, девочки [журналистки] утверждают, что инцидент произошел год назад (из слов одной из журналисток следует, что инцидент с ней произошел в 2017-м, однако когда именно, она не уточнила; другие журналистки дат не упоминали — прим. «Медузы»). Возникает законный вопрос: «Что же вы год назад молчали? Что же вы только сейчас проснулись?» Да и вообще вопросов много.

Я в правоохранительных органах не работаю, поэтому не знаю, какими должны быть доказательства, что к человеку домогались, но они точно должны быть. Как минимум, если бы журналистки были уверены в своей правоте, они должны были бы обратиться в комиссию по депутатской этике, но и этого не было сделано. Можно оболгать любого человека. Я тоже часто вступаю в переписку с представителями СМИ не по своей инициативе. И что, получается, меня тоже можно обвинить в домогательствах? Ну, полная чушь!

К счастью, в нашей стране мода жаловаться на харассмент, которую вводит Америка, не приживется, потому что подать женщине руку, уступить место в метро, написать в конце SMS «Целую, обнимаю» — для нас в порядке вещей. А на Западе это уже расценивается как домогательство. И если, не дай бог, у нас когда-нибудь будут приняты нормы законодательства, которые включают за такие действия наказания, то после вступления этого закона в силу, полстраны можно будет в тюрьму посадить. Это бред полный! У наших людей совсем другие воспитание и менталитет.

Ирина Кравцова