Перейти к материалам
истории

«В мире так много фильмов о Рождестве — почему бы не быть двум мультфильмам о Дне мертвых?» Интервью режиссера «Тайны Коко», лучшего мультфильма 2017 года

Источник: Meduza
Oscar Gonzalez / NurPhoto / Sipa USA / Vida Press

Одним из самых успешных фильмов 2017 года стал мультфильм студии Disney / Pixar «Тайна Коко» — история о мексиканском мальчике, который хочет стать музыкантом и отправляется в путешествие в царство мертвых. Картина, собравшая в мировом прокате 713 миллионов долларов, номинирована на «Оскар». Режиссер «Тайны Коко» Ли Анкрич проработал в Pixar больше 20 лет: начинал как монтажер, а впоследствии стал режиссером «Истории игрушек 3» и соавтором «В поисках Немо». «Медуза» поговорила с Ли Анкричем о том, как устроена работа в Pixar, каково американцу было снимать историю про Мексику и почему смерть — не главная тема мультфильма.

— Вы можете на примере «Тайны Коко» рассказать, как Pixar обычно делает мультфильмы?

— Все начинается с идеи. В данном случае мне пришла в голову идея сделать мультфильм, вдохновленный мексиканским Día de Muertos, Днем мертвых. Затем мы начали думать, какую из этого можно сделать историю. Несколько раз ездили в Мексику, сняли там очень много фотографий, сделали кучу рисунков и набросков, из которых потом вырос визуальный мир мультфильма. На сценарий ушло три года: мы пробовали разные варианты, и постепенно складывался сюжет «Тайны Коко». Мне кажется, весь процесс мало отличается от создания игрового кино, по крайней мере, первый этап одинаковый — ты придумываешь идею, а потом пытаешься ее развить.

— Обычно Pixar проводит большие исследования для каждого своего мультфильма. Эти поездки в Мексику отличались от того, что вы делали раньше?

— Это правда, мы серьезно подходим к содержанию мультфильмов, проводим исследования, чтобы не ошибиться в деталях. «Тайна Коко» — необычный мультфильм, поэтому мы несколько раз отправлялись в другую страну, чтобы показать чужую культуру на экране настолько точно, насколько это возможно. Pixar расположена в Северной Калифорнии, мы не могли просто взять и забить в гугл «что такое День мертвых?», важно было пообщаться с людьми, которые его празднуют, погрузиться в культуру. Мы с командой посетили несколько больших городов, побывали в деревнях, даже пожили с несколькими мексиканскими семьями.

— Вы чувствовали какое-то дополнительное давление из-за того, что вы, американец, делаете мультфильм про мексиканскую культуру и фольклор?

— Да, конечно. Как только мне дали зеленый свет, я почувствовал, как на плечи легла огромная ответственность: нужно было сделать все с уважением, при этом не опуститься до клише и стереотипов. В Голливуде так часто делают, когда снимают что-то о других культурах. Помимо экспедиций в Мексику мы, разумеется, позвали для работы над мультфильмом экспертов по мексиканской культуре, чтобы они нас консультировали. И все равно до последнего момента я не был уверен, что «Тайну Коко» хорошо примут, особенно в Мексике, — но там она побила все рекорды, так что, кажется, мы неплохо сделали свою работу.

Disney Россия

— В чем заключается работа режиссера? Человеку, далекому от анимации, трудно представить, чем может заниматься режиссер мультфильма.

— Моя работа очень похожа на работу режиссера игрового кино. Я целиком ответственен за фильм, на мне держатся все аспекты его создания: от работы со сценарием до кастинга, от взаимодействия с продакшн-дизайнерами, с которыми мы определяем, как все в итоге будет выглядеть, до общения с режиссером-постановщиком, с которым мы решаем, какое будет освещение, как будет двигаться камера. Сходства с обычным кино больше, чем отличий.

Главная разница в том, что мы ничего не снимаем на площадке, где одновременно нужно собрать много разных элементов. Мы все эти элементы можем разделить и заниматься ими по отдельности, поэтому нам меньше приходится идти на компромиссы: все, что ты придумал, легко можно воплотить на экране.

— При этом лично вы вроде бы ничего не рисуете.

— Я немного рисую, но да, я не аниматор. Мне это совершенно не мешает, особенно в работе с аниматорами. Они играют персонажей напополам с актерами озвучания, ведь они отвечают за их движения, мимику. Когда я общаюсь с аниматорами, я не говорю им, как именно я бы все изобразил, а говорю как с актерами: мы обсуждаем персонажей, что у них на душе, что происходит в конкретной сцене, какой подтекст; в общем, даю им всю информацию, чтобы они «сыграли» персонажа. А умею я рисовать или нет, никак не влияет на мою работу в студии.

— Карьеру в Pixar вы начинали как режиссер монтажа. Вы до сих пор монтируете свои мультфильмы?

— Да, но не в одиночку. Со мной работает целая команда монтажеров — все-таки я занят режиссированием, так что не могу все резать и клеить один. Но я курирую все, что они делают. Работа режиссером монтажа — это моя первая любовь, и монтаж для меня — хороший способ подумать над проблемами, которые появляются во время работы над фильмом, разобраться, как сделать мультфильм лучше. Не могу от этого отказаться, страсть к монтажу у меня в крови.

— О мексиканском Дне мертвых в последнее время стали часто говорить в американской поп-культуре: с него начинается последний фильм о Джеймсе Бонде, о нем же мультфильм «Книга жизни», который вышел за три года до «Тайны Коко». Как вы думаете, откуда такой интерес к этому празднику?

— Честно говоря, не знаю. Вы правы, он стал чаще появляться в кино и вообще в поп-культуре. Возможно это просто совпадение. Мы уже вовсю работали над «Тайной Коко», когда вышли «Спектр» и «Книга жизни». Просто иногда что-то витает в воздухе. Día de Muertos всегда был рядом: в США много латиноамериканцев, люди его отмечают, хотя многие не очень понимают и путают с Хэллоуином — тем более что его празднуют сразу после Хэллоуина. Надеюсь, мы с помощью «Тайны Коко» смогли просветить зрителей — они поймут, в чем смысл праздника, и полюбят его.

— Вы, наверное, расстроились, когда узнали, что выходит «Книга жизни» — мультфильм, во многом похожий на ваш, где главный герой-мексиканец тоже отправляется в царство мертвых.

— Да, поначалу я был обескуражен. Мне казалось, что часть успеха «Тайны Коко» будет заключаться в оригинальности: мы делали мультфильм, не похожий ни на что. Когда я услышал, что выходит другая история, тоже про День мертвых, у меня опустились руки. Я очень нервничал, пока «Книга жизни» не вышла, а когда мы с командой его посмотрели, то успокоились — несмотря на совпадающие образы, истории были совершенно разные. В конце концов, в мире так много мультфильмов и фильмов о Рождестве — почему бы не быть двум мультфильмам о Дне мертвых?

Disney

— Pixar всегда снимает мультфильмы на большие темы: любовь, эмоциональное взросление, свобода выбора. «Тайна Коко», как минимум, отчасти — о смерти. Как вы подошли к такой, в общем, недетской теме?

— Мы почти сразу решили, что не делаем фильм о смерти. Мы понимали, что смерть будет занимать большое место в мультфильме, что она нужна, чтобы эту историю рассказать, но сама картина не о смерти, не о боли утраты, не о том, как справиться с потерей близкого человека. Мы делали фильм о семье. О том, что мы должны помнить о своих предках и корнях, понимать, что на то, какой ты человек, сильно влияют люди, которые были до тебя. Все эти темы связаны с Днем мертвых, так что ни разу во время работы над «Тайной Коко» нам не казалось, что наш мультфильм может как-то не подходить для детей.

Все люди умирают, не нужно пытаться от кого-то скрыть этот факт. Но можно подумать о предках и решить, какую жизнь ты хочешь прожить, как ты хочешь, чтобы тебя вспоминали, что ты хочешь передать следующим поколениям — это все мы пытались выразить в фильме, не фокусируясь на одной только смерти.

— Вы 20 с лишним лет работаете в Pixar и наверняка выучили, что именно вызывает у зрителей эмоциональный отклик. Как вы избегаете манипуляций и делаете так, чтобы ваши мультфильмы оставались искренними?

— Все истории уникальны. Можно подумать, что раз мы так долго этим занимаемся, есть какая-то формула, список, с которым мы сверяемся, чтобы сделать эмоциональный мультфильм, но это не так. Да, Pixar существует долгое время, но каждый свой фильм мы делаем, как будто он самый первый. Приходится полагаться на собственные инстинкты.

В случае с «Тайной Коко» мы довольно рано придумали один образ: мы представили Мигеля, который поет песню своей прабабушке в конце фильма, — и это помогает ей прийти в себя. Мы нашли такой эмоциональный момент, но этого же недостаточно. Нужно было проделать всю остальную работу, написать целую историю, которая приведет к этому моменту. В общем, никакой формулы нет. Да, мы хотим тронуть зрителей, но для этого приходится много работать, усердно и тщательно собирать мультфильмы по кусочкам.

С 16 февраля цифровая премьера анимационного фильма «Тайна Коко» доступна в iTunes.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Григорий Пророков

Реклама