истории

«Вы тут немного посидите, и мы вас без проблем отпустим» Рассказы волгоградских журналистов, которых отправили в автозак, чтобы они не сняли разгон акции Навального

Meduza
11:57, 2 февраля 2018

Алексей Волхонский / «V1.ru — Волгоград»

28 января в десятках городов России случились организованные штабами Алексея Навального акции, призывающие к бойкоту выборов президента. Во многих местах митинги были несанкционированными и привели к массовым задержаниям. В Волгограде, прежде чем начать задерживать активистов, полиция посадила в автозак журналистов — в первую очередь фотографов, чтобы те не снимали происходящее. Всего в Волгограде были задержаны 65 сторонников «Забастовки избирателей»; журналистов же отвезли в ОВД и отпустили без предъявления обвинений. «Медуза» поговорила с ними о том, что происходило 28 января.

Екатерина Герасимова

журналистка сайта «Волжский.ру»

Я шла на акцию 28 января как на обычное редакционное задание. В ходе прошлых митингов инциденты с полицией были, но только у сторонников Навального, а не у журналистов. Поэтому никто из коллег не ожидал подобного.

Прямо во время акции полиция попросила пройти всех представителей СМИ в автозак. Просили вежливо, но настойчиво, отказов не принимали.

Внутри автобуса оказались шестеро журналистов, в том числе и мой муж, он тоже был на задании. Оказались вдвоем и в автозаке — прямо новая страница в семейной истории. Но все же каждый из нас был на работе от своего издания.

Полицейские ничего не объяснили и причин задержания не озвучили. Примерно час катали по центру Волгограда, в соцсетях уже гуляла шутка, что полиция проводит не то прогулку, не то обзорную экскурсию для СМИ. Наконец нас отвезли в Центральное РОВД. Там у нас переписали паспортные данные и отпустили. Сейчас с коллегами обсуждаем дальнейшие действия: главные редакторы нескольких изданий, и моего в том числе, уже направили редакционные запросы в МВД России с просьбой пояснить причины задержания сотрудников СМИ. Пока сложно делать какие-то прогнозы: дождемся ответа МВД и примем с коллегами общее решение о дальнейших действиях.

Руслан Герасимов

фоторедактор сайта «Новости Волгограда.ру»

Я работал максимально корректно, понимая, что акция не согласована, возможны какие-то беспорядки или провокации. Сбор людей начался около 14:00. В 14:30 колонна пошла по проспекту Ленина в сторону центра. На выходе из подземного перехода полиция, в том числе ОМОН, преградили толпе путь. Пройти удалось лишь около 150 метров. Здесь начались первые задержания.

Я стоял за спинами бойцов ОМОНа и выполнял свою работу — снимал происходящее. Ко мне подошли двое полицейских, не представились и попросили проследовать в автозак. Я хотел показать удостоверение журналиста, на что мне ответили: «В автозаке и покажете». Апелляция к статье 144 УК РФ (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов — прим. «Медузы») действия не возымела. Доставляли настойчиво, но вежливо.

Очутившись в «служебном автобусе», я увидел своих коллег из других изданий. Был очень удивлен: не видел, что их задерживали. Сразу позвонил жене, хотел предупредить, что меня задержали, и попросить ее уйти из толпы. Оказалось, зря — спустя пару минут привели и ее. Я сразу же написал в телеграм о задержанных коллегах, попросил максимального распространения.

Мы поехали по центру города, никаких причин задержания названо не было. На все вопросы нам отвечали: «Мы делаем свою работу». Кстати, поразила человечность полиции — в личных беседах. Пожалуй, соглашусь с Навальным, что сама полиция во многом поддерживает взгляды оппозиционера; они обычные люди — снимают форму по вечерам и ходят в магазины.

Никаких извинений или объяснений мы так и не получили. Но было заметно, что в отделении с нами работали оперативно и даже избыточно уважительно.

Настроение противоречивое. Выходить работать на митинги не страшно — работа такая. Но настолько по-хамски и бесцеремонно относиться к правам журналистов — это что-то новое. Кому пришла в голову идея — задержать журналистов, к тому же всех, кто работал на акции? Задерживать журналистов — алогично. Для того чтобы они ничего не написали, нужно, чтобы ничего и не происходило.

Алексей Волхонский / «V1.ru — Волгоград»

Слава Ященко

фотограф издания «Кавказский узел»

Я увидел, как задерживали журналиста Ярослава Малых, пытался объяснить офицеру, что он работает, посмотрите на удостоверение, которое он и так вам всем показывал. Меня почему-то тогда вместе со всеми не тронули. Через полчаса работы я увидел, что задерживают активиста. Начал его снимать, и тогда офицер полиции подхватил меня под локоть. Он не хотел слушать, что я журналист, отмахнулся, и нас вместе с активистом повели в автобус. Там было только двое задержанных, а остальные — полицейские. Я предложил капитану показать удостоверение, чтобы от меня отстали. Он сказал: «Я здесь ни при чем». Попробовал выйти из автозака, но меня не выпустили.

Нас отвезли на верхнюю террасу набережной. Там стоял автозак, куда заводили активистов. Меня поставили в очередь на обыск перед посадкой. Пока стоял, меня окликнул главный редактор городского информагентства New Day, он спросил, а что я вообще делаю в очереди с активистами. Коллега переговорил с офицером полиции, тот меня освободил. Самое интересное мы так и не сняли.

Эта ситуация — важный момент для нашей местной журналистики. Лично я буду судиться — редакция поддерживает. Если у коллег будет коллективное обращение, я поддержу. Это было оскорбление, нужен ответ. У регионального Союза журналистов странная позиция: они просто никак не реагируют на это. Я каждый день захожу к ним на сайт, смотрю, есть ли с их стороны обращение к губернатору или еще куда-нибудь. Но для них как будто ничего не случилось.

Алексей Волхонский

фотограф издания «V1.ru — Волгоград»

Перед акцией я понимал, что, наверное, уж полицейские смогут отличить меня от активиста, который выкрикивает лозунги и идет с плакатами, — и не переживал. А полицейские очень хорошо понимали, кто здесь журналист. Самыми первыми начали задерживать именно нас. Я все время забегал вперед, чтобы снимать колонну, и ко мне подошли двое в форме со словами: «Что вы делаете?» Я показал редакционный бейдж с печатью и сказал, что журналист. В ответ полиция мне сказала: «А мы и не заметили! Будем потом разбираться, а теперь идите с нами в автобус». Я успел поснимать акцию только семь минут и пошел в автозак. Там к нам подошел полицейский и с таким пониманием сказал: «Парни, извините, никаких претензий лично к вам нет. Вы тут немного посидите, и мы вас без проблем отпустим».

Потом привели других коллег к нам, и только после этого стали заводить активистов.

У меня возникло ощущение: все, что с нами произошло, это чья-то неудачная инициатива. Скорее всего, поступило указание, чтобы кадры с задержаниями не попали в прессу, и кто-то решил задержать журналистов. А ведь еще в Волгоград 2 февраля приезжает Владимир Путин. Они хотели, что ли, скрыть от президента негативные новости? Но мы же не в 2000 году, когда здесь не было интернета.

* * *

29 января пресс-служба ГУ МВД по Волгоградской области разослала по областным редакциям пресс-релиз, в котором сказано, что акции протеста являются «зоной повышенной опасности». В бумаге также говорится, что журналисты имеют право фотографировать участников митингов и должны по первому требованию предъявлять редакционные удостоверения. Пояснений по поводу задержаний журналистов 28 января пресс-релиз не содержал. Пресс-служба ведомства на момент публикации этого материала не ответила на звонки «Медузы».

Александра Сивцова