Перейти к материалам
истории

Жительница Чечни пыталась найти пропавшего без вести мужа. И, кажется, исчезла сама

Meduza
Одна из фотографий, прикрепленных к пресс-релизу уполномоченного по правам человека в Чечне. На ней Аминат Автураханова и ее мать. Снимок якобы сделан 18 января 2018 года
Одна из фотографий, прикрепленных к пресс-релизу уполномоченного по правам человека в Чечне. На ней Аминат Автураханова и ее мать. Снимок якобы сделан 18 января 2018 года
Пресс-служба уполномоченного по правам человека в ЧР

Жительница Чечни Аминат Автурханова разыскивала информацию о муже. Предположительно его убили в полиции

10 июля в «Новой газете» вышло расследование, в котором говорилось, что 27 января 2017 года на территории второго полка патрульно-постовой службы МВД по Чечне были расстреляны — фактически казнены — не менее 27 человек. Всех их задержали по подозрению в участии в незаконных бандформированиях. После этой публикации управление СК по Северо-Кавказскому округу назначило доследственную проверку, но дело так и не возбудили. Чеченские власти факт расстрела категорически отрицали.

Одним из убитых, по сведениям «Новой», был житель Старопромысловского района Чечни Зелимхан Джабаев. 17 декабря 2016-го его забрали в районный отдел полиции, где он в итоге провел несколько недель. Его жена Аминат Автурханова неоднократно навещала его, а в январе 2017-го ей сказали, что он исчез.

Автурханова начала разыскивать своего мужа и собирать информацию о нем. Помогавшая ей адвокат правозащитного проекта «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова рассказала «Медузе», что женщина писала заявления во все инстанции, в частности, уполномоченному по правам человека при президенте РФ Татьяне Москальковой, председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину — она просила возбудить уголовное дело по факту исчезновения мужа. В ответ Автурханова получала извещения от чеченских силовиков о том, что в отношении ее мужа возбуждено уголовное дело, он подозревается в экстремизме и, по версии следствия, уехал воевать в Сирию.

В сентябре 2017 года Аминат Автурханову вызвали в районное ОВД; она пришла с грудным ребенком, ее продержали там около 12 часов. По словам Ольги Гнездиловой, полицейские говорили: если она не прекратит разыскивать мужа, ее «расстреляют». Выйдя из полиции, Автурханова рассказала об этом Гнездиловой и адвокату Петру Заикину (он много работает в Чечне, в частности, сейчас защищает арестованного за хранение наркотиков главу чеченского представительства «Мемориала» Оюба Титиева).

Гнездилова сказала «Медузе», что у нее есть сентябрьская переписка с Автурхановой, в которой та рассказывала об угрозах.

8 января 2018 года Автурханова пропала, журналисты и правозащитники ее больше не видели

11 января редактору отдела спецрепортажей «Новой газеты» Ольге Бобровой пришло анонимное сообщение. В нем было сказано, что Автурханову 8 января «забрали, и до сих пор не отпустили» — предположительно, полицейские. Где она находится, неизвестно.

Ольга Боброва рассказала «Медузе», что попыталась расспросить родителей Автурхановой про их дочь, но они отказались что-либо рассказывать, кроме того, что им «нравится жить в Чечне, и они доверяют судьбу дочери воле главы республики». «Вероятно, это из-за того, что вся правдоискательская активность Амины сопровождалась угрозами в адрес ее семьи, мать запугана», — полагает Боброва.

11 января сотрудники «Новой» связались с уполномоченной по правам человека Татьяной Москальковой и сообщили ей об исчезновении Автурхановой. Та начала выяснять ее местонахождение в министерстве внутренних дел Чечни.

16 января Ольга Боброва и адвокат Петр Заикин приехали в Аргунский РОВД, где, по их источникам, могла быть Автурханова. К ним вышел полицейский, который отказался называть свою фамилию и представился просто как Мовлади. Он предложил журналистке и адвокату прийти позже — чтобы он успел уточнить место нахождения Автурхановой. 17 января Боброва и Заикин вновь пришли в РОВД, к ним опять вышел полицейский Мовлади и рассказал: 8 января Автурханова действительно была у них, с ней провели беседу и отпустили в тот же день. Полицейский предложил искать Автурханову у нее же дома и сразу оговорился: тот факт, что 8 января Автурханова находилась в РОВД, документально никак не зафиксирован.

Представитель чеченского омбудсмена сказал, что Автурханова у себя дома и сфотографировал ее. Адвокаты ему не доверяют

18 января Татьяна Москалькова заявила, что у нее состоялся телефонный разговор с Автурхановой, и та якобы рассказала, что находится на свободе. Правда, сразу выяснилось, что разговора как такового не было: с телефона Автурхановой в вотсапп Москальковой приходили аудиосообщения — женский голос говорил, что «все хорошо».

Адвокат Петр Заикин говорит «Медузе», что аудиосообщения не являются достоверным подтверждением того, что Автурхановой не угрожает опасность. «Люди, которые прослушали сообщения, сказали, что голос действительно похож на Автурханову, — рассказал адвокат. — Еще она ответила на пару [SMS] сообщений, но ответы, которые от нее поступили, были весьма странными». Заикин отказался процитировать эти SMS.

По состоянию на вечер 18 января ни адвокатам, ни правозащитникам, ни журналистам не удалось лично поговорить с Автурхановой по телефону. Корреспондент «Медузы» несколько раз звонила ей, телефон был включен, но трубку никто не брал.

Чтобы убедиться в достоверности полученных сообщений, Москалькова попросила уполномоченного по правам человека в Чечне Нурди Нухажиева съездить к Автурхановой и убедиться, что она действительно находится в безопасности.

Поздно вечером 18 января «Медуза» получила пресс-релиз, выпущенный аппаратом чеченского уполномоченного по правам человека. В нем говорится, что с Автурхановой все в порядке; «представитель Нухажиева» съездил в селение Верхний Наур к ней домой, застал ее «в кругу родственников», она якобы «недоумевает, откуда появилась информация об ее исчезновении». По словам Нухажиева, приведенным в пресс-релизе, Автурханова подтвердила, что около недели назад ее вызывали в полицию по делу ее пропавшего мужа, однако после этого она сразу вернулась домой; сотрудники полиции ее незаконно не задерживали и не совершали противоправных действий.

К бумаге прикреплены две фотографии. На одной из них Автурханова стоит со своей матерью на кухне (см. снимок к этому материалу). На второй к ним присоединились еще двое родственников-мужчин.

Адвокат Ольга Гнездилова, которой по-прежнему не удалось связаться с Автурхановой, подготовила обращение по поводу происходящего в Европейский суд по правам человека; она намерена отправить его в ближайшее время. «Мы знаем историю известного певца Зелимхана Бакаева: и видео было снято, где он якобы находится в безопасном месте, и распространили его везде — только никто из родственников его с тех пор его не видел. Видео, как и аудио, могли быть записаны по принуждению. Так что мы ждем подтверждения родственников, которым можно доверять, ну и, конечно, хотим с ней лично созвониться. Надеемся, что шум вокруг этой истории не даст произойти с ней плохому», — говорит Гнездилова «Медузе».

Пресс-секретарь главы Чечни Альви Каримов в течение 18 января не отвечал на телефонные звонки «Медузы».

Ирина Кравцова