Перейти к материалам
истории

Бывший министр в черной кожаной куртке Улюкаев рассказал, как обменялся шутками с Сечиным — и стал обвиняемым в деле о взятке. Репортаж «Медузы»

Meduza
Алексей Улюкаев в суде 27 ноября
Алексей Улюкаев в суде 27 ноября
Александр Щербак / ТАСС / Vida Press

В Замоскворецком районном суде Москвы 27 ноября давал свои показания бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев. Он собирался делать это самым последним — после допроса всех свидетелей, включая якобы давшего взятку в два миллиона долларов главу «Роснефти» Игоря Сечина. Однако Сечин в суд не явился — дав понять, что и не собирается. Улюкаев рассказал, что взятку у Сечина он никогда не требовал и оказался жертвой провокации. Корреспондент «Медузы» Павел Мерзликин рассказывает, как прошел допрос бывшего министра российского правительства.

27 ноября Алексей Улюкаев зашел в зал заседаний в мешковатой черной кожаной куртке — а не в кофте или рубашке, как случалось раньше. На вопрос, почему он решил прийти на заседание в таком виде, Улюкаев ответил: «Год назад не было, сейчас есть». Фраза отсылала ко дню его задержания: 14 ноября 2016-го глава «Роснефти» Игорь Сечин, одетый в теплую спортивную куртку, встретил возле своего офиса министра в деловом костюме — и с сожалением заметил, что тот может замерзнуть без «курточки».

Все остальное было как и прежде. Бывший министр добродушно поздоровался с журналистами, сообщил, что сейчас читает «Робинзона Крузо». Всего за год под домашним арестом Улюкаев прочитал порядка 50 книг, в том числе произведения Франца Кафки, Антона Чехова и Альбера Камю.

Игоря Сечина на заседании не ждал уже никто. Судья Лариса Семенова сразу сообщила, что глава «Роснефти» передал суду через юриста компании, что получил очередную (уже четвертую по счету) повестку, но 27 ноября снова находится в командировке — на сей раз в Риме. Сечин, сказала Семенова, передал суду, что до конца года будет очень занят и не возражает, если его показания будут зачитаны на заседании в его отсутствие.

Четверо адвокатов Улюкаева в ответ ходатайствовали, чтобы судья вообще вернула дело обратно в прокуратуру. Они попросили заново провести все расследование. По словам адвоката Дареджан Квеидзе, дело нельзя рассматривать из-за ошибок и противоречий. В частности, текст обвинительного заключения не совпадает с документами предварительного следствия — там разнятся дата и место встречи Сечина и Улюкаева, где министр якобы потребовал взятку в два миллиона долларов. По версии обвинения, представленной в суде, это произошло 15 октября 2016 года во время саммита БРИКС в индийском штате Гоа, а по данным некоторых оперативных документов — в конце октября в Москве.

Судья Лариса Семенова довольно быстро отказала в возврате дела в прокуратуру. Адвокаты Улюкаева, еще раз посетовав, что так и не дождались Сечина в суде, начали допрос самого бывшего министра. Ранее Улюкаев говорил, что будет давать показания в самом конце процесса — после показаний главы «Роснефти», а главное — после того, как он сам и его защита задали бы Сечину свои вопросы.

— Вы признаете себя виновным? — начал адвокат Тимофей Гриднев.

— Нет, не признаю, — уверенно заявил Улюкаев.

Уже в начале допроса Улюкаев подтвердил, что всегда считал и до сих пор считает, что «Роснефти» «было нецелесообразно» участвовать в приватизации «Башнефти». Однако такой вывод он делал только как «специалист в экономике» — как министр он не пытался заблокировать сделку.

По словам Улюкаева, сделку по приватизации «Башнефти» он обсуждал с Сечиным ровно один раз — 15 октября 2016 года на том самом саммите БРИКС в Гоа. Это произошло в отеле, где проходили переговоры в рамках саммита.

Бывший министр рассказал, что сидел в вестибюле отеля с коллегами из правительства России и ждал продолжения официальных переговоров. Он увидел, что в другом конце зала в бильярд играют Игорь Сечин и глава ВТБ Андрей Костин. Улюкаев решил подойти к ним, чтобы «поприветствовать коллег». Костин и Сечин были в хорошем настроении, и последний сказал подошедшему министру, что очень доволен сделкой по приватизации «Башнефти». Он пообещал чиновнику: «Я тебя угощу таким вином, которое ты никогда в жизни не пробовал. Ты должен хорошо отметить». В ходе дальнейшего обмена шутками Сечин сказал Улюкаеву, что тот может «прокручивать дырочки в лацкане пиджака» — под государственную награду.

По показаниям Игоря Сечина на предварительном следствии, именно в ходе этого разговора Улюкаев попросил у него взятку в два миллиона долларов — за то, что всегда выступавший за снижение роли государства в экономике министр не будет блокировать сделку по покупке «Башнефти». На допросе 27 ноября Улюкаев подчеркнул: разговор длился около двух минут, и никаких денег он не требовал. Слова главы «Роснефти» о вымогательстве двух миллионов долларов бывший министр назвал «заведомо ложными показаниями».

Алексей Улюкаев перед зданием Замоскворецкого суда, 27 ноября 2017 года
Алексей Улюкаев перед зданием Замоскворецкого суда, 27 ноября 2017 года
Алексей Куденко / Sputnik / Scanpix / LETA

По словам Улюкаева, после этого разговора он больше не встречался с Сечиным. 14 ноября 2016-го тот неожиданно позвонил и «очень настойчиво» попросил министра приехать в офис «Роснефти», извинившись за задержку по «поручению».

Улюкаев в суде признался, что ему было не очень удобно ехать в тот день к Сечину, но он посчитал, что отказываться от приглашения «не деликатно». Под «поручением» же министр якобы понял поручение президента о продаже акций «Роснефти», а не просьбу о взятке.

«Я в принципе не мог давать Сечину поручений», — сказал министр.

Когда глава «Роснефти» передал министру сумку с деньгами, Улюкаев, по его словам, был уверен, что внутри нее были коробки с тем самым вином, которого министр «никогда в жизни не пробовал». Подарку министр не удивился: Улюкаев и Сечин давно знакомы, глава «Роснефти» неоднократно передавал министру «корзинки» и «сумки» с подарками. Иногда это были часы, иногда — макеты нефтяных вышек или алкоголь. «Два или три раза он приезжал ко мне в министерство, и каждый раз он заходил в кабинет с объемистой сумкой, там были разного рода презенты», — пояснил министр на допросе.

Рассказав о деталях встречи с Сечиным, Улюкаев перешел к обстоятельствам задержания. Он указал, что сотрудники ФСБ и Следственного комитета неоднократно нарушили его права. Например, запрещали звонить кому-либо, а его первый допрос в качестве подозреваемого начинался без адвоката. «Этот визит к Сечину, о котором он так уговаривал, был абсолютно заранее спланированной акцией, спланированной провокацией», — заключил бывший министр в суде.

— Вы сказали, что вам Сечин дважды приносил подарки, когда вы были в министерстве. А вы в свою очередь дарили Сечину что-то? — поинтересовался прокурор Борис Непорожный.

— По случаю праздника многим чиновникам направлялись корзиночки. Опять же — были подарки по случаю дней рождения и так далее, но они не вручались лично, — ответил министр. Улюкаев добавил, что сам он поздравлял Сечина с праздниками только открытками.

После допроса адвокат Тимофей Гриднев сообщил, что сторона защиты тоже закончила представление доказательств. Ни одна из сторон больше не настаивает на допросе Сечина. Адвокат Дериджан Квеидзе пояснила «Медузе», что, скорее всего, показания главы «Роснефти» просто огласят, то есть зачитают в суде — на этапе, когда стороны будут предоставлять дополнения к тем доказательствам, которые судья уже видела.

Павел Мерзликин