истории

«Троцкий» против «Демонов революции» В честь столетней годовщины Октябрьской революции федеральные каналы выпустили два новых сериала о ее героях

Meduza
16:54, 6 ноября 2017

«Троцкий»

«Первый канал»

На российском телевидении одновременно выходят два крупных проекта, посвященных столетию Октябрьской революции. 5 ноября на канале «Россия» стартовал сериал «Демон революции» с Федором Бондарчуком в роли революционера Александра Парвуса и Евгением Мироновым в роли Владимира Ленина. А 6 ноября на Первом начинается показ «Троцкого» с Константином Хабенским в заглавной роли. По просьбе «Медузы» кинокритик Егор Москвитин сравнил первые эпизоды двух картин и пришел к выводу, что друг с другом эти титаны почти не воюют.

«Троцкий»

С 6 ноября на Первом канале

В отличие от многофигурного «Демона революции», «Троцкий» — байопик, движимый одним пассионарным героем (и актером). Энергичный монтаж дробит события сериала на три сюжетные линии: ту, в которой центральный персонаж делает революцию; ту, в которой он подводит итоги своей жизни, находясь в мексиканском изгнании; и ту, в которой молодой идеалист Бронштейн перевоплощается в Троцкого. 

«Троцкий» — проект Первого канала и компании «Среда» Александра Цекало, выпускавшей «Метод», «Мажора», «Клима» и «Обратную сторону Луны». Сопродюсером «Троцкого» выступает Константин Эрнст, а режиссерами — постановщик динамичной «Брестской крепости» Александр Котт и прошедший школу «Мажора» Константин Статский. Именно Статский снимал первый блок «Моста» с Ингеборгой Дапкунайте и Михаилом Пореченковым — российского ремейка знаменитого международного сериала.

Продюсерская компания «Среда»

Пореченков в «Троцком» тоже есть — в роли социал-демократа Александра Парвуса. Владимира Ленина с чуть комедийным бесовством (по крайней мере, в первой серии) играет Евгений Стычкин. Вторую жену Троцкого Наталью Седову — Ольга Сутулова. Полицейского надзирателя Николая Троцкого, фамилию и характер которого присвоит себе герой, — Сергей Гармаш. Убийцу Троцкого Рамона Меркадера, притворяющегося американским журналистом Джексоном, — Максим Матвеев. Всего в сериале будет 8 эпизодов, разбитых на четыре показа. В них появятся и молодой Иосиф Сталин (Орхан Абулов) и русский генерал Владимир Скалон (Сергей Безруков). История Скалона может стать для зрителей полезной шоковой терапией. Как и другие малоизвестные эпизоды революции, до которых добралась сильная сценарная бригада.

В сериале можно узнать почерк оператора Сергея Трофимова — постоянного соавтора российских проектов Тимура Бекмамбетова со времен «Пешаварского вальса» и «Ночного дозора». Вместе с монтажером «Лондонграда» и «Гоголя» Александром Ивановым оператор Трофимов придает «Троцкому» динамичность блокбастера и логику клипа. На экране все время появляется инфографика, позволяющая быстро запомнить героев.

А сам Троцкий в исполнении Хабенского напоминает героев комиксов: каждый его монолог — четкая декларация намерений, повисающая в кадре, как облако со словами на странице графического романа. Каждый его внутренний перелом сопровождается понятной внешней иллюстрацией. Постоянные флэшбеки и флэшфорварды делают фигуру героя еще более масштабной — тем же способом авторы фильмов по комиксам превращают шестнадцать страниц картинок в цельный эпос. Сопровождающая Троцкого «кожаная сотня» напоминает личную гвардию Ксеркса из «300 спартанцев» Зака Снайдера. А компьютерный поезд «Предреввоенсовета» дополняет характер персонажа, как супергеройский костюм, и задает темп той части повествования, которая разворачивается в 1917 году. Меркадер в этой вселенной — и журналист, и критик, и судья, и палач. Чтобы подчеркнуть эту инструментальную роль героя, актера Максима Матвеева превращают в ожившую картинку из комикса — с немыслимой прической, взглядом, который из-за очков кажется еще глубже, и подбородком, которым можно колоть дрова. Ледоруб этому суперкиллеру, по большому счету, не нужен.

Такая драматургическая конструкция может показаться упрощенной, но ее легко представить на каком-нибудь Netflix, и она действительно захватывает внимание зрителей. Это вовсе не прививка от революционной романтики, как можно было бы ожидать от федерального канала. Скорее, это простая, наглядная и красочная иллюстрация крылатой фразы о том, кто революции замышляет, кто их делает и кто пользуется их плодами. Чувство невыносимой вселенской несправедливости, свойственное россиянам как аудитории, этот сериал не притупляет — а только распаляет.

«Демон революции»

С 5 ноября на канале «Россия»

Оппонент от «России», несмотря на столь же эффектный бюджет и похожий сюжет, работает совершенно иначе. Во-первых, в нем нет единственного героя, а значит, нет и супергероя. Если «Троцкий» — это в каком-то смысле моноспектакль, где приглашенные звезды играют «кушать подано» для прожорливой революции, то сериал «Демон революции» — шахматная доска, на которой очень много фигур. Над всеми возвышаются Александр Парвус (Федор Бондарчук) и Владимир Ленин (Евгений Миронов), но в сюжете с самого начала появляются два вымышленных офицера царской контрразведки, сыгранных все тем же Максимом Матвеевым и Александром Балуевым. Этот детективный дуэт сразу меняет взгляд зрителя на главных героев, — раз есть офицеры, которые хотят спасти Россию, то за них мы и будем болеть. Два положительных персонажа быстро перетягивают на себя одеяло, и зритель охотно отказывает Парвусу и Ленину в праве на внутреннюю сложность.

Если Троцкий (и «Троцкий») пассионарен по Гумилеву, то здесь двое главных героев — бесы по Достоевскому. Недаром в сюжете появляется сыщик, пытающийся их разоблачить и обреченный проиграть. В 2014 году Владимир Хотиненко уже придумал свою версию «Бесов», где демонического Ставрогина сыграл Максим Матвеев. Теперь режиссер применил тот же прием в сериале о революции — и вновь пригласил Матвеева, но уже на роль судьи. А с Евгением Мироновым режиссер работал в 2010 году над телевизионным байопиком о Достоевском. Его производством, как и в случае с «Демоном революции», занималась компания «Нон-стоп Продакш» Александра Роднянского и Сергея Мелькумова. Роднянский и Мелькумов привыкли целиком доверять своим авторам, будь то Андрей Звягинцев или постановщик «Дуэлянта» Алексей Мизгирев. Поэтому, если «Троцкий» — проект продюсерский, в котором сразу чувствуются и пассионарность, и кругозор Эрнста и Цекало, то «Демон революции» кажется историей целиком режиссерской.

От канала «Россия» не стоит ждать реверансов в сторону «продвинутой публики». Если искать сериалам западные аналоги, то «Троцкий» — это шоу канала Starz, который умеет сводить высокую драматургию с не самыми высокими потребностями зрителей. Относительный медийный успех Starz начался с кровавого и полуэротического «Спартака», который со временем превратился из жестокого комикса в убедительную трагедию. «Демон революции» же ближе к продукции BBC и Sky Atlantic — это богатая, насыщенная деталями, щеголяющая большими актерами, как звездами на мундире, историческая костюмная драма. Она консервативна в исполнении и тем самым встает на сторону консерватизма в драматургии. В начале обоих сериалов Александр Парвус берет деньги у немецкого правительства, чтобы развалить Россию, но в «Троцком» это обстоятельство воспринимается как сложность на пути главного героя, а в «Демоне революции» — как досрочное разоблачение негодяя.

Судить по первым сериям легкомысленно, но пока в «Троцком» больше внимания уделяется психологии исторических потрясений, а в «Демоне революции» — их бизнес-процессам. «Троцкий» за счет визуальной насыщенности, густоты красок и динамики событий кажется историческим триллером на грани фэнтези, в котором портрет человека, одержимого властью, важнее портрета эпохи. «Демон революции» же, как и «Бесы», предельно публицистичен и афористичен, и в нем гораздо больше намеков на Россию-2017.

Егор Москвитин