истории

Розенберг против братьев Дуровых: что нового? Павел Мерзликин сходил на суды по двум делам, о которых стало известно от бывшего топ-менеджера «ВКонтакте»

Meduza
17:57, 19 сентября 2017

Алексей Лощилов для «Медузы»

18 сентября Антон Розенберг, называющий себя бывшим техническим директором «ВКонтакте» и бывшим директором особых направлений в Telegram, опубликовал пост на медиуме, в котором рассказал о своем конфликте с Николаем и Павлом Дуровыми — братьями, основавшими соцсеть и мессенджер. Розенберг пытается оспорить в суде свое увольнение из ООО «Телеграф», которое, по его утверждению, контролируется Павлом Дуровым; при этом компания «Телеграф», в свою очередь, планирует взыскать с Розенберга 100 миллионов рублей за разглашение коммерческой тайны. 19 сентября по обоим искам прошли заседания в петербургских судах. Корреспондент «Медузы» Павел Мерзликин побывал на них — и рассказывает, что нового стало известно о конфликте.

Розенберг против «Телеграфа»

«Павел Дуров хочет от меня 100 миллионов рублей», — так Антон Розенберг начал свой пост в фейсбуке, опубликованный 18 сентября; а к нему прикрепил публикацию на медиуме, посвященную конфликту с братьями Дуровыми. На следующий день, 19 сентября, в Куйбышевском районном суде Санкт-Петербурга рассматривался иск Розенберга к ООО «Телеграф» — компании, где, по словам Розенберга, работали российские сотрудники Telegram, и откуда его самого уволили после конфликта с братом Павла Дурова Николаем. Сам Розенберг считает, что это произошло незаконно.

Перед заседанием Розенберг, готовящийся оспаривать свое увольнение, Павла Дурова упомянул всего пару раз. Он сказал, что считает «неправдой» позицию создателя Telegram — в понедельник Дуров заявил «Медузе», что Розенберг не имел никакого отношения к команде Telegram и об его увольнении он ничего не знает. Более того, Павел Дуров сказал, что «слышал от семьи» Розенберга, что тот «страдает психическими заболеваниями».

«Естественно, у меня никакого диагноза нет. Уже несколько лет у меня есть разрешение на оружие, мне его просто не выдали бы», — настаивал Розенберг в беседе с корреспондентом «Медузы». Он добавил, что находился в дружеских отношениях и с Павлом, и с Николаем, и такое отношение ему «очень обидно».

На заседание суда Розенберг пришел в фирменной футболке туристического клуба студентов СПбГУ (Николай Дуров и Антон Розенберг упоминаются как однокурсники, например, здесь); перед судом с улыбкой рассказывал журналистам о своих хобби (новости, литература, горный туризм, садоводство) и вообще держался спокойно. Только признался, что не рассчитывал на такой резонанс: «Я не написал ничего абсолютно нового — того, чего не знали бы, например, люди в индустрии, или не публиковалось бы в СМИ» (это лукавство: пост, если он правдив, содержит множество прежде неизвестных подробностей о жизни братьев Дуровых, включая частные и явно не предназначенные для публики сведения).

Антон Розенберг в суде 19 сентября
Павел Мерзликин / «Медуза»

Ни Павел, ни Николай после публикации поста ему не писали, говорит Розенберг. Зато с ним связались потенциальные работодатели. Среди них — компании, создавшие и развивающие другие мессенджеры (названий Розенберг не упоминал). Представители спецслужб, которые давно интересуются Telegram, с Розенбергом, по его утверждению, не связывались.

Обо всех обстоятельствах конфликта с братьями Дуровыми истец рассказывал бесстрастно, иногда с улыбкой. Единственное, о чем бывший технический директор «ВКонтакте» говорить не хотел, — о роли в этой истории своей жены (в посте на медиуме Розенберг утверждает, что его увольнение из Telegram вызвано личным конфликтом с Николаем Дуровым, который оказывал девушке знаки внимания). «Сейчас я рассматриваю это как трудовой спор о моем увольнении. Не хотелось бы втягивать в это жену. Просто в своей статье я не мог хотя бы коротко не упомянуть этот момент, иначе не было бы понятно, о какого рода конфликте идет речь», — пояснил он свою позицию. Розенберг также подтвердил, что его жена, как и он, работала в ООО «Телеграф», но отказался уточнить, работает ли она там до сих пор. Жена Антона Розенберга Екатерина утром 19 сентября заявила РБК, что «читала статью [на медиуме] и согласна с ее содержанием».

Зато Розенберг много рассказывал о деятельности самого ООО «Телеграф». По его словам, как минимум до последнего времени все ее сотрудники занимались развитием мессенджера Telegram. Сам Розенберг занимал должность директора по особым направлениям и отвечал за автоматизирование борьбы со спамом в мессенджере. Общее число сотрудников «Телеграфа» Розенберг назвать отказался, но подчеркнул, что о других компаниях, где трудоустроено так же много разработчиков Telegram, ему неизвестно. Ключевые решения в «Телеграфе», по утверждению Розенберга, также принимал Павел Дуров, включая решение об увольнении самого Розенберга из ООО «Телеграф».

Эта компания связана с разработчиками Telegram. Один из учредителей британской Telegram Messenger LLP, которая загружала мессенджер Telegram в магазины приложений — компания Telegraph Inc, зарегистрированная в Белизе. По данным ЕГРЮЛ, та же Telegraph Inc владеет ООО «Телеграф». При этом Павел Дуров заявлял «Медузе», что сейчас «Телеграф» и Telegram Messenger LLP никак не связаны; раньше Telegram, по словам Дурова, передавал этому ООО на аутсорс «разбор русскоязычного спама».

19 сентября проходило третье заседание по делу — но первое, где обсуждалась суть иска. На предыдущем заседании адвокат Розенберга Юрий Головин ходатайствовал о вызове свидетелем Павла Дурова; однако юристы ООО «Телеграф» заявили, что Дуров не имеет никакого отношения к фирме.

Розенберг рассказал, что ООО «Телеграф» базировалось в Доме Зингера в центре Петербурга — в том же здании, где находится штаб-квартира «ВКонтакте». По словам Розенберга, там работал и Николай Дуров. Постоянно присутствовать в офисе сотрудникам было необязательно — достаточно вовремя выполнять свои задачи.

Формально Розенберга уволили из ООО «Телеграф» как раз из-за того, что он якобы прогуливал и не появлялся в офисе 19 дней подряд. Сам он это отрицает; Розенберг предоставил суду скриншоты своей переписки, которые доказывают, что он был на работе во все «прогулянные» дни. Он говорит, что его цель — доказать суду, что его уволили незаконно, а в идеале он вообще хочет получить должность обратно. «Мне хочется продолжить работать. В Telegram все было прекрасно», — подчеркнул он.

Документы, которые «Телеграф» передал в суд, чтобы обосновать увольнение Розенберга
Антон Розенберг

Со своего работодателя Розенберг требует полтора миллиона рублей — в эту сумму входит компенсация морального ущерба в 60 тысяч рублей (по словам Розенберга, при увольнении он пережил большой стресс и обращался к врачу), задолженность по зарплате, образовавшаяся в марте—апреле 2017 года и зарплата, которую он не получал с апреля 2017-го. Сумма требований постоянно растет, поскольку размер недополученной зарплаты увеличивается — изначально Розенберг требовал выплатить ему около 460 тысяч рублей.

Он говорит, что готов на мирное урегулирование ситуации, если ему вернут должность, и Павел Дуров напишет в соцсетях пост о том, что весь скандал был вызван личным конфликтом, а не профессиональными качествами Розенберга.

Также Розенберг сказал, что готов и на мировое соглашение без возврата должности. Он подтвердил «Медузе», что предлагал «Телеграфу» выплатить ему 30 миллионов рублей, чтобы он отозвал иск. «Это была эмоциональная реакция на увольнение. Конечно, я не ждал, что мне столько заплатят. Я просто хотел услышать с их стороны хоть какое-то предложение. Но единственное, что я услышал, — 100 рублей от их юриста перед одним из заседаний», — отметил он; Розенберг полагает, что это была шутка.

После его выступления заседание завершилось: юристы «Телеграфа» на него просто не пришли. Как и свидетели — сотрудники «Телеграфа», которые якобы заявляли о прогулах Розенберга. Следующее заседание по этому иску состоится 24 октября.

«Телеграф» против Розенберга

В Петродворцовом районном суде 19 сентября рассматривался встречный иск ООО «Телеграф» к Антону Розенбергу. Компания утверждает, что он разгласил коммерческую тайну, когда указал в фейсбуке своим местом работы сайт Telegram.org, где можно скачать мессенджер. Кроме того, он предоставил в суд, где оспаривает свое увольнение, нотариально заверенные скриншоты рабочих переписок.

В иске ООО «Телеграф» утверждается, что из-за этих действий компания Telegram Messenger LLP разорвала с ним трудовой договор — и требует компенсировать 100 миллионов рублей упущенной выгоды от несостоявшегося сотрудничества. «Я думаю, что этот иск — эмоциональная ответная мера на мой иск», — говорит Розенберг. Его адвокат Юрий Головин настаивает, что ООО «Телеграф» никак не объяснило, каким образом там насчитали 100 миллионов упущенной выгоды.

Розенберг настаивает, что не разглашал никакой коммерческой тайны. По его мнению, компания в принципе не может подать такой иск к нему, поскольку он не подписывал никаких формальных, соответствующих всем законам соглашений о коммерческой тайне — только договор о приеме на работу, в котором были пункты о неразглашении отдельных деталей работы компании.

Перед заседанием суда Розенберг вновь объяснял журналистам, что не стремится и не хочет раскрывать никаких секретов мессенджера, ему ничего неизвестно о взаимоотношениях Telegram и спецслужб, а также о том, мониторит ли мессенджер переписку пользователей.

Представители ООО «Телеграф» не пришли и на это заседание. Следующее состоится 17 октября и, скорее всего, пройдет в закрытом режиме. На этом будет настаивать ООО «Телеграф» — в иске говорится, что в суде могут быть оглашены сведения, составляющие коммерческую тайну.

Розенберг отметил, что именно такого поворота он и опасается. По его словам, вероятность закрытого суда заставила его написать пост на медиуме. «Иск на 100 миллионов — это уже повод для беспокойства. Ну и в закрытом процессе может произойти все, что угодно — например, появятся какие-то документы о неразглашении, которые я якобы подписывал. Надеюсь, теперь уже такого не произойдет», — говорит он.

Соцсеть «ВКонтакте» конфликт Розенберга с братьями Дуровыми не комментирует. «Это не наша война», — сказал «Медузе» один из сотрудников соцсети.

Павел Мерзликин, Санкт-Петербург